FantLab ru

Леонид Каганов «До рассвета»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.73
Голосов:
402
Моя оценка:
-

подробнее

До рассвета

Рассказ, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 75
Аннотация:

Настал день Катастрофы — день, когда звезда встретится с Землей и всё человечество погибнет.

Последние часы жизни человечества перед катастрофой показаны глазами екатеринбуржца Николая, который приехал в Москву, но не успел выбраться...

Входит в:

— условный цикл «Антологии Макса Фрая»  >  антологию «Книга врак», 2003 г.

— сборник «Коммутация», 2002 г.

— сборник «Эпос хищника», 2006 г.

— антологию «После Апокалипсиса», 2008 г.

— антологию «Munk maailma äärel: Vene ulme antoloogia», 2009 г.


Номинации на премии:


номинант
РосКон, 2003 // Повесть, рассказ

Похожие произведения:

 

 


Коммутация
2002 г.
Книга врак
2004 г.
Книга врак
2004 г.
Харизма. Коммутация
2005 г.
Эпос хищника
2006 г.
Книга врак
2006 г.
После Апокалипсиса
2008 г.

Аудиокниги:

Коммутация
2003 г.

Издания на иностранных языках:

Munk maailma äärel
2009 г.
(эстонский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 января 2009 г.

Очень сильный, очень жестокий и очень страшный рассказ. Именно после него Каганов стал для меня кем-то на шаг большим, нежели просто забавный автор юмористических прибауток.

Последние восемь часов жизни Земли. Вы себе представляете, что это такое — когда становится известно, что Армагеддон настанет через месяц... Затем — неделю... Затем — три дня... Завтра... Через восемь часов. Сумасшедшее напряжение, которое кто-то снимает водкой, кто-то — игрой на баяне, кто-то — с пистолетом в руках, избавляя других от ожидания. С каждой истекающей минутой напряжение нарастает, нервы лопаются к чертям — и самый тихий и скромный человек может расстреливать человека в доме напротив, просто чтобы снять напряжение. Хроника последних часов жизни Земли написана Кагановым жестоко и сильно. Много, очень много мата (завуалированного, но не суть), анархия и даже уже не паника, а тупо доживание последних минут,в которые невозможно остаться нормальным человеком.

Концовка тоже сильная. Даже вдвойне сильная. Мне плевать, насколько она обусловлена с научной точки зрения, важно то, что с психологической она выверена до последнего слова.

Рассказ-катастрофа высочайшего уровня от того, от кого, казалось бы, ждать его не следует. От забавного клоуна-пародиста Леонида Каганова.

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 12 января 2011 г.

«Ах, как выпорол Каганов человеческую природу! Прямо шомполами!»

Рассказ идеален для моральных мазохистов. Посокрушаться о жестокости людской, о толщине (стремящейся к нулю) слоя фальшивой человечности на обезьяньем рыле.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Для этого всё есть. Весь набор. Удары по образам, пробирающем чуть не физиологически. Ребёнок, кровь матери его, хруст черепной коробки, шлепок кусков мозга о грязный асфальт, прилипшие к стальному пруту волосы... Не хватает только собачки убиенной и раздавленного плюшевого медведя у набитой мусором песочницы.

И Олег — перевёртыш. Ах, как контрастирует его подлость в финале, с началом рассказа. (ирония)

Рассказ жёсткий. Но лично мне помешало ощущение, что это конструкт. Собранный с целью воздействия на рефлекторные точки. Как резиновый молоточек врача ,стучащий по коленке.

Оценка: 6
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 декабря 2008 г.

Сильный и жесткий рассказ, написанный в духе скорее Харлана Эллисона. Все те пороки, которые скрывали в себе люди, перед концом света выбрались наружу. Насилие и жестокость царят на улицах обреченной Москвы. Да, действительно не каждому дано встретить свою смерть достойно. В рассказе очень сильно поднята тема ответственности за свои поступки. Но, понимая умом авторский замысел, не могу отделаться от чувства, что испачкался в грязи. Уж больно омерзительным выглядит повествование. Да и неожиданно выяснившаяся ошибка ученых, хоть и придает смысл всей истории, кажется совершенно неестественной. По силе воздействия — твердая 9, по ощущениям — ближе к единице. Поставлю 7, меньше не позволяет совесть.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 мая 2012 г.

Обычно в романах и фильмах катастроф рассказывается о гибнущей цивилизации, последних оставшихся честными и чистыми людях, противостоящих скотству и зверству, и об отважных ученых, ударно ищущих, как смягчить Большую Бяку. Умница Каганов вывернул все наизнанку, изрядно сдобрив для полноты ощущений текст ненормативной лексикой. Во-первых, честных и чистых у него нет. Последние часы перед армагеддоном все, без исключения, отрываются как могут. Во-вторых (и это главное!) отважные ученые знатно лоханулись. И в назначенный срок Большой Бяки не случилось.

Как жить дальше тем, кто еще сутками ранее стрелял направо и налево? Тем, кто насиловал и грабил? Автор предлагает два варианта. Но есть еще и третий, при котором армагеддон неизбежен...

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 апреля 2012 г.

Тик-так, тик-так... Убаюкивающий звук часов, настенных, настольных, напольных, каких угодно. Под него сладко засыпать. А каково под него ожидать Смерти? Мучительной, медленной Смерти, сгорания заживо. Тик-так, ядовитый свет заливает планету, которая доживает последнюю ночь (день). Тик-так, температура воздуха, воды, поверхности земли, в домах, в метро, в любых зданиях повышается. Тик-так, нет воды, света, не ходит, не плавает, не летает транспорт. Тик-так, остановилось чье-то сердце. Тик-так, кто-то не выдержал мучительного ожидания, выбросился из окна. Тик-так, заплакал ребенок. Тик-так, каково материнскому сердцу знать, что ее дитя доживает последние страшные часы своей коротенькой жизни? Тик-так, плач ребенка и страдания матери прервались с пистолетным выстрелом. Тик-так, тик-так, тик-так. Тяжело дышать, тяжело думать о чем-то еще, кроме скорейшей гибели. Еще тяжелее думать, что уже, наверное, погибли родители, дети, друзья, близкие. Стократ тяжелее, если они еще живы и их ждет смерть от нарастающего жара. Тик-так.Тоненький налет цивилизации осыпался с разбитым стеклом, слетел вслед за пулей пистолета. Тик-так. Литературный язык, хорошие манеры, образование — ничего уже не имеет ценности. Тик-так. Права человека — какого человека? Того, который погибнет через считанные часы? Тик-так. Роскошные картины, персидские ковры, валюта всех стран — зачем они теперь? Ценность имеет только оружие или яд, который поможет быстрой уйти из обрывающейся жизни.

Развязка неожиданнейшая. Что лучше — такой исход, исход ожидаемый или исход, предложенный тем, в чьей руке был черный спасительный пистолет? Каждый пусть решит сам.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 сентября 2008 г.

В геометрии есть теоремы, которые можно доказать лишь «от противного». Так и в литературе. Порой, чтобы вызвать жалость и сострадание нужно смаковать насилие, нужно быть крайне жестким. Это как прививка от черствости души. Что же касается мата — вы хотите, чтобы человек, очутившийся в центре анархии и на пороге апокалипсиса, изъяснялся языком Бунина и Толстого? Бытие определяет сознание. Отличный рассказ. Я не очень люблю Каганова за его обычную поверхностность. Он — хороший ремесленник. Но эта вещь — достойна входить в золотой фонд фантастической литературы.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 августа 2011 г.

Плохой рассказ, один из редких плохих рассказов Каганова. И просто глупый в варианте АСТ (с матами лучше, но все равно плохой). Психологически недостоверная история про неправдоподобную ситуацию с кривой моралью. Или это такое тонкое издевательство над юристами?

Оценка: 2
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 апреля 2010 г.

Рассказ неплох, написано сильно. Впрочем, концовка совершенно неубедительна как с научной, так и психологической точки зрения.

Но самая главная беда — сюжет полностью дублирует рассказ «Изменчивая луна» Ларри Нивена, написанный на 30 лет раньше. Другие люди, та же самая ситуация.

Вторичность сводит достоинства рассказа на нет.

Оценка: 3
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 октября 2014 г.

Все мы смертны. Но психика наша устроена так, что мы не осознаем в полной мере неизбежность конца. И это само по себе является одним из сдерживающих факторов агрессивного поведения. Ведь завтра тоже надо будет жить, а, значит, держать ответ за содеянное сегодня перед Богом, людьми или самим собой. Автор убирает этот сдерживающий фактор. Герои оказались в ситуации, когда момент конца известен и для всех един. И обостряется вечный вопрос:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
— <...> Где граница? Нам осталось сколько? Три часа, да? А если бы осталось три дня?

<...> ...а четыре, десять, полгода, десять лет? Где <...> эта граница безнаказанности, за которой можно творить насилие, прикрываясь скорой и неизбежной смертью?

— Ты, Колян, сам ответил только что. — сказал Олег. — Граница безнаказанности. Понял? Сейчас кто тебя накажет? Никто. А тогда?

— Стойте! — сказала девушка, — Значит если никто не накажет, то можно делать любое зло любому человеку?

Ответ на эти вопросы известен. Но от этого не делается менее актуальным, поскольку мы склонны вытеснять из сознания вопросы такого рода или переводить их в плоскость безопасных абстракций. А в рассказе все предельно конкретно. Три часа на жизнь. Пистолет в руке. Целый город на разграблении. И три человека в фокусе. Они молоды, напуганы, отчаянно хотят жить и глушат свое отчаяние, чем и как могут.

Когда так мало осталось, кажется, что можно уже все. Внутренне с этим согласны все трое, несмотря на различия в уровне образования и интеллекта. В конце концов за пистолет берется даже девушка. Но происходит чудо — конец света отменили. И чудо это оказывается чудовищным, поскольку заставляет ответить на вопрос о границе дозволенного. И выясняется, что граница эта проходит не по дням и годам и даже не по принципу неотвратимости наказания. Граница там, где сам человек себе ее провел.

Для Олега граница дозволенного определилась тем, может ли он жить с памятью о совершенных деяниях. Из диалога героев видно, что такой принцип ограничения дозволенности никому из них в голову не приходил. Олег говорил о наказании. Колян и Оксана спрашивали с позиций моральных сдержек. А все оказалось намного проще: можно все, но затем придется жить и помнить. Жить и помнить Олег не смог. Его граница выступила из темноты непонимания внезапно, когда развеялся угар несостоявшихся последних дней.

У Коляна оказалась принципиально другая граница: если никто не узнает, жить можно. Его в границах дозволенности удерживал только страх внешнего воздействия — наказания, осуждения, остракизма. Памяти он не боялся. Колян по сюжету совершил меньше злодеяний, чем Олег. Но даже если бы было наоборот, этот парень своей границы не перешел. Его граница проходит не в плоскости самостоятельной внутренней оценки своих действий, а строго по внешнему периметру.

Финал рассказа подталкивает к тому, чтобы с осуждением оценить поведение Коляна и как-то нравственно оправдать Олега. Но это не так однозначно. Олег убил родителей, женщину с ребенком на вокзале, затащил в пустую квартиру случайно попавшуюся под руку девушку. Избавление — это он потом придумал. А убивал, потому что какие-то люди ему в данный момент мешали, как раскричавшийся на вокзале малыш. При ослаблении внешнего контроля в обычной жизни этот парень вряд ли стал бы лишать себя благ, которые можно взять силой. Он хищник, агрессор. Короткий период полной вседозволенности перед лицом неизбежной смерти привел к перенасыщению жестокостью, и, как следствие, неприятию самого себя.

Колян же в своей обычной жизни не был склонен к жестокости, агрессии, насилию. Не подвернись ему в последний день Олег, он бы так и остался напуганным, растерянным, но законопослушным человеком. Колян по собственной инициативе не способен на нарушение правил. За компанию — да, легко. Колян очень легко начинает подражать Олегу. С такой же легкостью он стал бы подражать любому лидеру. Причем никакого внутреннего дискомфорта он при этом не переживает. Колян одинаково готов и к дурному, и к хорошему. В нем нет собственного внутреннего цензора. Однако, вне чрезвычайной ситуации дурные качества этого парня могли бы и не проявиться.

Блуждающая звезда вывернула героев наизнанку. В отрицательном персонаже вытащила на свет нравственное начало, в положительном — трусость и подлость. Можно сказать, что в момент крайнего напряжения с людей упали маски, и стала видна их подлинная природа. Можно сказать, что оба героя просто сломались. Ни один не удержался в том образе, который считал своим настоящим лицом. А ведь лицо это не было маской. Каждый из героев считал, что он настоящий такой и есть.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 октября 2012 г.

Все-таки есть в сочинениях Каганова нечто омерзительное — пытается «литератор» провоцировать читателей, использовать их, вызывая некие примитивные реакции. И какая-то гадливость возникает при чтении даже, казалось бы, юмористических вещей. Что уж говорить об этом «постапокалипсисе», где для скорейшей читательской реакции используется простейшее средство — поток матерщины, лишенной в силу количества какого-то эстетического переосмысления. В общем, про мерзопакостность рода человеческого писали и более талантливые люди, и делали это честнее и умнее сценариста ОСП-студии.

Оценка: 4
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 марта 2008 г.

Рассказ потрясающий. Когда читал, у меня перехватило дыхание и встал ком в горле. С ТАКОЙ легкостью написать о ТАКОМ! Для этого нужно обладать как минимум таким же талантом, как у Леонида Каганова.

Я считаю, что находка автора, Блуждающая Звезда, как ни странно, делает сюжет рассказа более реалистичным. А вот если бы существованию нашей планеты и рода людского грозила катастрофа типа наводнения, или, например, извержения вулкана, то получилось бы немного шаблонно. В общем, всё просто грандиозно.

(Долго думал, что же мне этот рассказ напоминает. Потом вспомнил. Есть такая книга, она называется «Богиня бед», писательницы Екатерины Некрасовой. Там над нашей Землей навис астероид. События в этой книге совершенно другие, но вот почему-то навеяло. И «Богиня бед» мне тоже очень понравилась).

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 августа 2015 г.

Не поверил я этому рассказу. Не понравился он мне и целиком и по частям.

Целиком — тут всё просто. Мат. Хотя в ханжи меня никто из знакомых записать бы не смог. Но одно дело мат в шутке как изюминка. Или мат в речи проходного персонажа. Но мат центрального персонажа да в таком количестве... Вы простите меня, но вроде как рассказ не позиционируется как андеграунд, постмодерн. У классической фантастики свои нормы.

А по частям — да потому что рассказ весь построен на неправдоподобных моментах. Весь. Разбирать будем? А давайте.

1. Сюжет. Блуждающая звезда. Летит, летит... посветила, пролетела мимо... Аж самому противно такую фигню писать. А у Каганова вся идея грядущей Катастрофы на этом построена.

2. Общая ситуация в городе за несколько часов до Катастрофы. Неправдоподобно до чёртиков. В реальности всё было бы или лучше (комендантский час, военные на улицах) или хуже — полная утрата контроля, анархия, жуткий беспредел на улицах с насилием и грабежами. А тут все по домам сидят, Звезду ждут... И лишь редкие отморозки вроде этого мента по улицам ходят. А кто-то вроде девушки просто по своим делам ходит, как в самый обычный рядовой день. Маразм, ей-богу.

3. Встреча Коли с ментом на вокзале. Вот Вы пойдёте бухать с человеком, который явно в агрессии и неадеквате и только что на ваших глазах убил ребёнка? Вопрос риторический.

4. Девушка. Вот женский пол меня поймёт сразу. Плохо, что мужики не понимают, что такое сексуальное насилие для женщины. Поведение девушки в рассказе — чушь полная.

Что в итоге? Чепуха с матюками, написанная хорошим литературным (за вычетом мата) языком. Вот такой вот парадокс получился у автора. Читатель тупо взят эпатажем.

Оценка: 4
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 апреля 2013 г.

Несколько раз я пытался себе представить, как же будут себя вести люди, когда придет конец света и, как я себя буду вести? Прочитал рассказ и понял, что именно так я себе это и представлял, но не верится, что именно так все и будет. Не верится. Да люди злые, да, люди плохие... Да, будет много зла, но я так не смогу... Раздражает в рассказе лишь сплошная матерщина, хотя в жизни мне довелось встретить ровно двух людей, у которых через два слова употреблялось три слова матом. После пяти предложений они извинялись, а потом продолжали дальше и так продолжалось до бесконечности. Слушать это было невыносимо. Не знаю, но не люблю мат, хотя и употребляю... В итоге мрачный рассказ, и сразу оговорюсь, на любителя мрачного и безысходного.

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 мая 2009 г.

Надо же. Думала, что после Груза200 меня уже ничего ТАК не впечатлит. Когда только начинала читать, даже посмеивалась над матом. Вот не знала, что под конец закушу ноготь и забуду, что надо бы хоть изредка моргать.

Концентрированное желание всего мира прожить целую жизнь за оставшиеся часы и дистиллированный эгоизм... совершать можно что угодно, лишь бы была потом возможность и силы, если что, это исправить и понести ношу ответственности за сделанное

Мощный рассказ!

Оценка: нет
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 августа 2011 г.

Обалденный рассказ. Аж шерсть на спине дыбом встала. Рассказ-антитеза Бредбери (завтра конец света). Разные тексты, чувство жути одинаково. Психология выверена до миллиметра. Мир нарисован размашистыми мазками, но как детально! Я только что был там, с ними, и на заплеванном вокзале, и на сюрреальных улицах, и в плавящейся от жары чужой квартире...

Сначала Олега ненавидишь. Потом вдруг начинаешь его понимать. В конце осознаешь, что он — лучше. И вот это-то и страшно, что такие оказываются лучше. Не потому что хороши и чисты, а потому что мы — хуже. Привыкли рисовать себя перед другими. Прячемся за умность, за костюмы-тройки, а внутри — гнильцо...

P.S (два дня спустя): А ведь эта сволочь стреляя женщину с младенцем, конечно, избавляла, но ровно потому, что они ему мешали. А тех, кто не мешал — нихера не избавлял.

Непоследовательность — нихера не признак идейного парня!

Но он хотябы ОСОЗНАЛ, что натворил. А интеллигентик — нет. «Никтож не видел». Блин. Олег сам наказал себя. Или — последовал тому течению событий на которые был настроен. Интеллигентик же, тварь, как всегда — приспосабливался к окружающей среде (и достиг в ней немалых высот, следуя теории Дарвина — сволочь всегда выживает и доминирует — и «вступительному слову»).

После этого рассказа хочется совершать человеческие поступки. Чтобы — возразить.

Себе?..

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх