FantLab ru

Кейт Аткинсон «Жизнь после жизни»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.69
Голосов:
94
Моя оценка:
-

подробнее

Жизнь после жизни

Life After Life

Роман, год; цикл «Тедди и Урсула Тодд»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 11
Аннотация:

Холодной и снежной ночью 1910-го года родилась Урсула Тодд, третий ребенок зажиточного английского банкира и его супруги. К несчастью, девочка умерла прежде, чем успела сделать свой первый вздох. И в ту же самую холодную и снежную ночь, Урсула Тодд родилась, испустила громкий вопль и вступила в жизнь, которую, в конце концов, можно назвать необычной. По мере того как она растет она также и умирает. Неоднократно, самыми разными способами. Очевидно у истории (а так же у Кейт Аткинсон) есть на девушку планы: В Урсуле заложено никак не меньше, чем судьба всей цивилизации.

Безудержно изобретательный, мрачно комический, поразительно острый – это роман, написанный в лучших традициях Кейт Аткинсон.

© Перевод аннотации WiNchiK

Входит в:


Награды и премии:


лауреат
Гудридс / The Goodreads Choice Awards, 2013 // Историческая проза (17 976 голосов)

лауреат
Премия Коста / Costa Book Awards, 2013 // Премия Коста за Роман

лауреат
Британская национальная книжная премия / British Book Awards (Nibbies), 2013 // Британский автор года

Номинации на премии:


номинант
Литературная премия «Оранж» / Baileys Women's Prize for Fiction, 2012

номинант
Премия Вальтера Скотта / Walter Scott Prize, 2014 // Историческое произведение

номинант
Финская премия "Звезда фэнтези" / Tähtifantasia-palkinto, 2015 // Книга фэнтези (Великобритания)

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (5)

Жизнь после жизни
2014 г.
Жизнь после жизни
2014 г.
Жизнь после жизни
2016 г.
Жизнь после жизни
2016 г.

Издания на иностранных языках:

Life After Life
2013 г.
(английский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 апреля 2014 г.

Людей завораживает власть случайностей над их судьбой, и, кажется, Кейт Аткинсон решила всерьез попытаться ответить на вечный вопрос: «а что, если?».

А что, если сердце девочки Урсулы Тодд Бересфорд перестанет биться сразу после рождения? А что, если доктор успеет в «Лисью поляну» вовремя? А что, если прислуга не поедет на празднование во время разгула «испанки»? А что, если девочка не полезет за куклой, выброшеннной из окна на крышу?

А что, если по мере взросления ее будут ждать все более ужасные причины смерти?

Константой жизней Урсулы будут оставаться ее родные: Морис, не любимый никем старший брат, неизменно будет агрессивно, нахраписто и успешно делать карьеру; сестра Памела – воспитывать детей в счастливом браке, тетушка Иззи – вносить дух эпатажа, хаоса и веселой аморальности в приличную английскую семью. Мать будет «кривым зеркалом», критиком и скептиком, отец – надежной опорой.

Пионер в области душевной хирургии Стивенсон некогда захотел найти выход качествам грозного и властного У.Х. Хенли на уровне, доступном простому мореходу; и, как мне кажется, оказавшись рядом, пират и писатель смогли бы увидеть свое внутреннее родство.

А вот личность самой Урсулы равномерно распределена между прожитым. Ее характер абсолютно неизменен, потому что слишком зыбок для точных характеристик. Если бы Урсулу не напитывала и не подпирала яркая вещность фона (Аткинсон превосходный мастер деталировки, в духе старых голландцев), то она просто плыла бы по сюжету, как бледное привидение. Храбрая? Пожалуй… Стойкая? Может быть… А что еще?

И если всех Урсул познакомить между собой, то, обменявшись любезностями, они равнодушно разойдутся, каждая в свою сторону: на тоскливую пенсионную лавочку в Гайд-парке семидесятых, в берлинскую булочную тридцатых, в разбомбленный военный Лондон, в разбомбленный военный Берлин, под пяту мелкого домашнего тирана…

Их объединяет лишь то, что каждой из Урсул, осторожно поднимающихся вверх по ступенькам событий, лестница рано или поздно подсунет подгнившую половицу и сбросит вниз.

Урсула не помнит о своем прошлом, но, когда на нее накатывает чувство «что-то страшное грядет», она пытается изменить будущее. В эти моменты автор умело и изящно играет со временем, напоминая целый ряд ставших классикой произведений, от «Дороги, которые мы выбираем», и до «И грянул гром», от «Дня сурка» до «Беги, Лола, беги».

Мне очень хотелось в сюжетном клубке увидеть, опознать единственное, неизменное, настоящее… вытянуть красную нить той самой, правильно прожитой жизни и следовать за ней.

Где-то до середины книги я верила, что эта нить существует.

К последней трети я заподозрила, что это игра ради самой игры.

Отдельные истории Урсулы великолепны. В этом легко убедиться, проделав несложный мысленный опыт: нужно превратить книгу в сборник рассказов о женщинах с разными именами. Тогда почти каждая история запомнится и заденет за живое.

Пожилая дама… ммм... допустим, Эмили Уокингшо, которая прожила жизнь так, словно это была прогулка в тесноватой обуви: почти все в порядке, но что-то не так, и, чем дальше идешь, тем острее становится это смутное недовольство собой и миром.

Отдых Третьего Рейха и фрау Брайнер, которая, ясно сознавая все происходящее, попала в самую прочную ловушку в мире – ловушку материнства.

Шестнадцатилетняя Миллисент Хоуп, такая же, как тысячи ее сверстниц; жертва, которую наивность и невинность сделали полностью беззащитной, которая расплатилась здоровьем и жизнью за то, в чем не было ни грана ее вины.

Девушка Лора Торнтон в отряде гражданской обороны Лондона, которая видит людей, чудом уцелевших, людей, превращенных в месиво, людей, так похожих на живых, что не поймешь правды, пока тело не развалится надвое в твоих руках. (Эта история очень напоминает и «Ночной дозор» Уотерс, и «Пожарную охрану» Конни Уиллис).

Но больше всего сходства у «Жизни после жизни» с «Детской книгой» Антонии Байетт. Их роднит не только тема «английская семья на фоне катаклизмов мировой истории», но и украденная кульминация. Обе книги написаны на один лад, под общий мотив «что-нибудь должно произойти – что-нибудь и происходит; что-нибудь должно произойти – что-нибудь и происходит…», и так вплоть до самого финала.

Можно сомневаться, существует ли внеположенный смысл человеческой жизни, но он точно существует в истории о человеческой жизни – просто потому, что у нее есть автор.

В финале Аткинсон все же дала ответ, но, увы, он показался мне до обидного простым.

Конечно, Урсула совершает поступок глобального масштаба. Он меняет историю и, возможно, отменяет бесчисленные страдания.

Но после всех путей, которые читатель прошел с Урсулой, он желает на ее примере узнать две вещи: а) как не совершить роковую ошибку; б) как вернуться к нормальной жизни, если эта ошибка все же совершена.

Читателю не грозят способности Урсулы Тодд, и потому ее финальный ответ «непригоден в быту».

Возникает легкое чувство обмана.

Не знаю, хотела автор этого или нет, но вот вывод, который я сделала, закрыв книгу.

Проще убить Гитлера, чем наладить отношения с собственной матерью! Первое удалось Урсуле хотя бы однажды. (Не спойлер: убийство произошло еще на первых страницах романа)

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 января 2015 г.

Настоятельно рекомендую тем, кто соберется прочитать эту книгу, не заглядывать в аннотацию. Конечно, никого уже не удивить раскрытием основной интриги и спойлерами, которыми грешат издатели в составлении описаний, но это – первый раз, когда я встречаю аннотацию, в нескольких предложениях пересказывающую весь сюжет романа. Теперь, собственно, к рецензии…

Честно говоря, я ожидала от произведения Аткинсон несколько больше, чем просто «роман о жизни». Фантастическое допущение, позволяющее главной героине постоянно начинать все сначала, можно было превратить во что угодно: от психологического триллера до философской притчи о цикличности времени. Однако автор использует его лишь для того, чтобы ставить Урсулу Тодд в новые трагические обстоятельства. Даже в финале, когда кажется, что цель всего замысла вот-вот станет ясна, мы снова возвращаемся к отправной точке. На мой взгляд, это – основной недостаток книги. Нам словно бы показали отрывок из каких-то «Бесконечных жизней Урсулы Тодд», отчего роман оставил чувство незаконченности и недосказанности. Впрочем, если основной мыслью считать именно цикличность, то ход как раз получился удачным.

Итак, 11 февраля 1910 года на свет появляется маленькая девочка, которую на сложном жизненном пути подстерегает множество бед и несчастий. Однако, в отличие от нас с вами, Урсуле дана возможность проживать жизнь с самого начала, исправляя свои фатальные ошибки (не всегда в лучшую сторону). Сама героиня получилась не самым приятным персонажем. Казалось бы, многочисленные испытания должны были ее закалить, но она на протяжении всех своих жизней остается на удивление наивной и какой-то вялой – словно бы неживой. Ей трудно сопереживать, потому что она большей частью плывет по течению. Даже ее мысли проникнуты мрачным фатализмом. А вот второстепенные герои – члены семьи Урсулы, ее мужчины и немногочисленные друзья вышли куда живее, ярче и интереснее главной героини.

Несмотря на достаточно неторопливый темп повествования и обилие бытовых деталей, относящихся к жизни в Англии начала XX века, роман оказался по-настоящему увлекательным. Следить за перипетиями сюжета, за тем, как Урсула обойдет очередное препятствие или очертя голову бросится прямо в омут подстерегающих ее бедствий, было невероятно интересно. Непростые испытания, ужасы военного времени, противоречивые отношения героев – все это показано в книге очень жизненно и реалистично. Еще бы пришло к логическому завершению – цены б ей не было!

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 февраля 2014 г.

Долгожданный роман, восторженно принятый, судя по приведеннм на обложке отзывам. У меня впечатление очень двойственное. В принципе, прекрасная Кейт написала очень традиционный семейный роман о судьбах большого семейства, рассеянного ветром и поредевшего в двух войнах. Назови она роман «Возвращщение в Лисью Поляну» — не было бы сомнений, что именно родное поместье ( как у упомянутого Фостера) и тихий уголок и есть та пристань, отклонение от которой влечет альтернативные темные тупики, а магистральная линия — всегда поближе к родным. В этой реальности несколько пустоватая Урсула доживает до старости, выходит на пенсию. Возможно, первоначально так и планировалось, но это было бы уж очень сильно традиционно и якобы избито. «Детская книга» Байетт именно такая. Подобно тому, как Уотерс для придания второго дна традиционный психологический ретро-роман оживила лесбийством ( она всегда так делает), но и перемонтировала в обратной последовательности событийный ряд, Аткинсон ввела несколько альтернативных тупиковых поворотов, заканчивающихся смертью Урсулы. дальше идет возврат к точке ответвления и все идет традиционно. Полагаю, конспективные последние главы галопом по Европам, призванные оправдать немотивированное покушение на фюрера ( Урсула — нерефлексивная в целом девушка и в отличие от героя Кинга будущее не прозревает) в начале книги для пущего оживления — излишни и скомкали концовку. Завершать роман стоило приветствием от Хьюго. Сами по себе «тупиковые ответвления» — вполне самодостаточные хорошие зарисовки, а в части пребывания в окружении фюрера — и вовсе славная часть другого романа. «Жизнь после жизни» имеет очень существенным недостатков, на мой вкус, необязательность и неубедительность альтернативных завитушек, а также отсутствие чувства меры, выраажающееся в жонглерстве сюжетами, персонажами и техниками со стороны автора, в чьих талантах в этой области никаких сомнений нет. Ну это и привело к оконцовке к утрате целостности и некоторой эмоциональной выхолощенности текста по его завершении ( сентиментальных микро-сцен, трогательных и хороших очень много). Для большой писательницы Кейт в последних романах и про Броуди и в этом подозрительно многовато использует образ страдающего и беззащитного ребенка, который придает градус при подаче и более слабым произведениям. В главах с разбором после бомбежек сходства с манерой и почерком Уотерс было столь велико, что я все ждал появления из-за угла лесбиянки.

И все же, все же. Степень литературного мастерства, драматургии, умения выписывать микросцены и нюансировать психологические взаимодействия у Кейт настолько высоки, что на сегодняшний день ее в целом структурно неровный, рыхлый и многословный роман — возможно, лучшее, что появилось в английской литературе прошлого года. Написала Кейт немного роман во всяком случае содержит массу миниатюр, находок, блестящих камушков, которые скрадывают чтение, прямо завораживают блеском техники. Мне безумно понравились выписанные образы Сильви и Иззи, внутрисемейные сцены. Традиционно много вкрапленных стихотворных цитат — на сей раз над Шекспиром преобладают Донн и Китс. Ну вплела свой яркий и самобытный сонет в несколько пожухлый венок скорби относительно утраченной старой доброй семейной Англии и камелька с очагом — пусть его, с Аткинсон не убудет. С трепетом жду издания ее ранней книги про музей.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 февраля 2014 г.

Метельной ночью 1910 года Урсула Тодд родилась мертвой, в детсадовском возрасте утонула, выпала из окна и умерла от «испанки», пережила ранний аборт, была забита до смерти мужем-кретином, так и не познав счастья материнства, застрелила Гитлера и была изрешечена штурмовиками, десяток лет спустя стала ближайшей подружкой Евы Браун, погибла при бомбежке Лондона, предпочла убить себя и дочку, чтобы не достаться наступающим на Берлин красным ордам, тихо умерла не дождавшейся счастья нестарой старушкой. Каждая смерть была настоящей, зачастую страшной, но не бесповоротной. Наоборот, она оказывалась поводом родиться заново — и жить, не помня прошлых жизней, но слепо шарахаясь от теней грядущего зла, которые убьют тебя и твоих близких. Значит, надо сделать все, чтобы не убили. Все, что можно и нельзя.

Аткинсон всегда отличала страсть к бытописательству, интерес к сшибке эпох и мерцающему режиму повествования. Ранний роман «Человеческий крокет» можно считать чуть ли не манифестом этих страсти-интереса-режима, однако и формально детективный цикл про Джексона Броуди был вполне показательным. «Жизнь после жизни» явно должна была стать вершиной на этом пути. К сожалению, не стала. И это очень странно.

Роман следует сразу куче трендов — и частному авторскому, и глобальному культурному (переживающему всплеск интереса к экзистенции на военном фоне), и локальному британскому. Эпохальная, фактурная и блистающая мелкой моторикой «Жизнь после жизни» гораздо кинематографичней счастливо (и неплохо) экранизированного «Джексона Броуди», но более всего напоминает не «День сурка» и не «Беги, Лола», а стопроцентно английские «Искупление» и «Зависит от времени» (называть «About Time» вслед за российскими прокатчиками «Бойфренд из будущего» мне не велят остатки совести). Проблема в том, что названные фильмы, да и всякие толковые сюжеты, ведут пусть к избитому, но выстраданному финалу. В романе Аткинсон избито многое, от персонажей до Великобритании, которая представлена вполне полноценным, пусть и не слишком добровольным, героем — книги, истории и жизни. Мысль «Мы и есть страна» продвигается через страницы романа с почти советским упорством и почти толстовской основательностью — при истовом соблюдении английских стандартов. Но финал романа просто съеден фабульным излишеством. Принцип «А теперь попробуем так» становится самодостаточным уже ко второй трети романа и далее торжествует упомянутым в тексте Уроборосом, тотально и безостановочно. Читатель восхищается, пугается, сострадает и ждет катарсиса. А катарсиса, тщательно подготовленного, кстати, не видать — он сожран вместе с хвостом, и чего там творится в темных желудочных безднах, поди знай.

Так обычно и бывает, конечно — что в жизни, что после жизни. Но от Аткинсон мы привыкли ждать более ясных финалов.

Сами виноваты, в принципе.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 июня 2015 г.

Прочитала. Теперь нахожусь между двух стогов сена — либо перечитать у Аткинсон все подряд из соображений интеллигентского мазохизма, либо забросить и вообще никогда больше не открывать.

«Жизнь после жизни» — это странная и немного шизофреничная книжка. И депрессивная вдобавок, причем в значительной степени. И еще практически сага. И при всем этом, как ни странно, очень английская — для меня, т.е. содержит все мои любимые штампы, применимые к английскому пространству в текстах. Ее нельзя никому советовать, потому что она затягивает в себя, несмотря на умеренное, немного викторианское занудство, несмотря на общую серость тона, бесконечный февраль и еще более бесконечные 40-е годы двадцатого века. Из тех книг, которые дочитав, ощущаешь, что совершил нечто на грани подвига. А не дочитать по какой-то причине нельзя. В общем, это тот самый кактус, который временами превращается в текилу, и еще неизвестно, что лучше — жевать растение или же глотать нечто огненное, и совсем без лайма.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 октября 2018 г.

Я люблю ощущение дежа вю, когда будто во временную петлю попадаешь, проживая события повторно. Кейт свою героиню закрутила не то что в петлю — в целую спираль жизней. Вначале я пыталась сосчитать сколько раз Урсула рождается и умирает при разных обстоятельствах, но забросила это, погрузившись вместе с ней в лабиринты её жизни — одной, но множественной. Это эффект бабочки и 9 жизней кошки, в каждой из которых ей удаётся избежать одних трагических событий (и относительно себя, и порой людей, которые рядом), но попасться в другие.

Есть ли идеальный «сценарий» жизни для Урсулы? Думаю, и сама Кейт его не знает. Она просто нанизывает варианты один на другой. В одном из них есть шанс изменить историю не только отдельной девушки, но и мира в целом: а что, если бы Гитлера устранили до того, как? И тут мне вспомнился роман Э. Шмитта «Другая судьба», в котором он подаёт альтернативную историю: Адольф все-таки поступил в академию художеств. Вернее, там их было два — один воплотивший свою мечту художника, второй — о котором мы знаем. Альтернатива — это всегда любопытно. Мы и сами каждый день принимаем множество решений, от которых зависит то, как пройдет наш день, неделя, жизнь. Или не зависит? И какими бы дорогами мы не шли, результат будет тот же, так как есть понятие судьбы? Или нет? Много вопросов, и ответы каждый даёт себе сам.

В книге несколько раз повторяются слова о том, что нужно радоваться всему, что посылает тебе судьба, не задумываясь, хорошо это или плохо, а смерть — это всего лишь одна из тех вещей, которые нужно принимать. За время чтения данного романа, ты столько раз встречаешься с ней, что принимаешь, как нечто обыденное. Ведь важна не она — а жизнь, даже та, которая случается уже после жизни.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 февраля 2014 г.

История — о жизни. История — о семье. История — о бытие.

Если отбросить весь мистицизм этого романа, то останется история жизни девушки (женщины), ее взаимоотношений с семьей. Радостей, неудач, подъемов, лишений. Очень многое на характер главной герои оказывают ее родные. На первый взгляд обычная семья: мать, видящая цель своей жизни в рождении и воспитании детей, старший брат, которого никто не любит, любимая сестра и два младших брата, любимый отец и в центре — Урсула. Девочка спокойная, склонная к глупым вопросам и резким приступам паники.

Сомневаюсь, что это удивительная семья. Во многих других семьях тоже есть свои любимчики, странные дети, и такие же родители. Но, эта семья отличается от других. А именно, присутствием в ней Урсулы. А конкретнее, способностью Урсулы «восстанавливаться после неудач». По-другому и не скажешь. Как супергерой, не ведающий о своем таланте, способностью которого является изменение своей жизни. Вот только тут возникает главный вопрос — для чего? Какая цель? Почему Урсула? Напрашивается ответ — убрать Гитлера, ан нет...Она будет проживать свои жизни, смутно помня о потерях, постоянно меняя результат. Кто-то будет погибать, кто-то наоборот останется жить. Но, основная цель и замысел, для меня остались скрытыми. Или как в «Загадочной истории Бенджамина Баттона» — просто загадочная история, без точного объяснения происходящего?!

Я так и не решил, что хотел сказать этим автор.

Повествование в основном ведется от лица Урсулы. Иногда, путаешь в датах, изменениях. Ведь если брать всю книгу, временные отрезки, охваченные метаморфозами, не так уж и малы. Но читается легко. Переживания, пути поиска решений, которые изменят жизнь в лучшую сторону. Удачей автора можно назвать и Урсулу — девушку действительно сильную характером, не унывающую, открытую. Если считать, что способность ей дана для того, чтобы рассказать историю, то это того стоило. Рассказчик она интересный, с долей юмора. Действительно сильная женщина своего времени!

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 сентября 2014 г.

Не уверен, что книга мне очень понравилась. Хотя автор обратил на себя внимание и я буду продолжать знакомство с её творчеством, особенно учитывая то, что Кинг хвалил её детективный цикл. Что касается романа «Жизнь после жизни» — я ожидал большего, поскольку суть писательского приёма захватывает довольно затёртую тему: «что было бы, если» и «как жаль, что нельзя сохраниться в игре под названием жизнь» и я надеялся на нечто более оригинальное, чем получилось.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Героиня банально, используя дар «перезагрузки» после «потери очередной жизни», просто изменяет сюжет собственной жизни. В итоге, я не увидел, что такой дар, был использован с пользой, если так можно сказать, — так протянута до возрастного финала очередная обычная, не сказал бы что счастливая жизнь.
Может это было так задумано, мол, если будет возможность заменять ошибки своей жизни, то она станет пресной и неинтересной, но такая мораль меня почему-то не устраивает.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 ноября 2018 г.

История множества «...если бы», множества переводов стрелок времени назад к зиме 1910 года. Множества вариантов судеб персонажей, событий и их последствий. И никак не удостовериться какой вариант самый верный. Каждый вариант «...если бы» ведёт за собой цепочку из других множеств «...если бы».

Каждый вариант жизни главной героини мог бы стать отдельным романом, наполненный радостями и горестями. Но Автор предлагает нам подумать над множеством вариантов. Потому что довольно часто каждый из нас задумывается, что что-то сделал бы по-другому, доведись случай. А здесь каждый новый сценарий жизни героини даже не всегда целиком и полностью зависит от неё самой.

В романе очень много персонажей. Практически каждый из них каким-либо образом упоминается во всех вариантах — когда подробнее, когда мельком. Их даже особо и запоминать то не надо, потому что всё равно в памяти останутся самые главные — это семья Тодд. Неинтересных персонажей, даже второстепенных, нет ни одного. Автор очень постаралась прописать каждого, что верится в реальность их существования.

Книгу нельзя назвать позитивной. Но она бесспорно имеет своё обаяние, уют, вызывает отклик в душе и сердце, согласие или несогласие с Автором, героиней, событиями... И главным через восприятие проходит — ценить каждый день, каждое мгновение своей жизни, не размениваться по пустякам и мелочам...хотя кто знает какое значение в итоге имеют эти мелочи и пустяки, а вдруг, без них было бы не так хорошо, как есть....

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 июля 2014 г.

Прочитав аннотацию, привлекла идея книги, но смущало что будет описание того как живёт главная героиня, думал в эти моменты будет скука смертная. Однако я глубоко заблуждался. Её появление на свет, её жизнь, и её окружение, — всё это интересно читать, приятно, по крайней мере мне понравилось. Что-то новое даже узнал об Англии тех времён. Персонажи хорошо проработанные, одна Иззи чего стоит :-) Читается легко, и вообще приятно проводить время за этим произведением.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Вот интересно, Ральф с которым она встретилась, по моему их первая встреча произошла на 16-летие, когда она спасла Нэнси, и они увидели мужчину который хромал... Ральф ведь тоже хромал, интересно это он и есть?:-) В остальном вторая половина книги это описание того ужаса в котором была Англия во вторую мировую войну.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 апреля 2017 г.

<b>«Время не циклично, — сказала она доктору Келлету. — Время — это… новые письмена поверх старых.» (с)</b>

На дворе февраль 1910 года, за окном снежные заносы, а в Лисьей поляне родилась девочка и так и не смогла сделать первый вдох...

И снова на дворе февраль 1910 года, за окном снежные заносы, а в Лисьей поляне родилась девочка и в это раз ей повезло больше, но не на много. Протянула она не долго....

И снова на дворе февраль 1910 года, за окном снежные заносы, а в Лисьей поляне родилась девочка....

Ну Вы поняли. Собственно аннотация очень точно передает смысл книги.

По началу чувствуешь себя так, будто попал в день сурка. Снова и снова за окном наступает февраль 1910. И это начинает утомлять...

Но потом действие разворачивается чуть дольше и мы узнаем чуть больше подробностей из жизни главной героини и ее семьи. И как только ты начинаешь втягиваться и думать о том, что же будет дальше, как бац... и тебя снова отбрасывает назад...

Книга напоминает текстовые Квесты из детства, когда сюжет истории зависел от твоего выбора в той или иной ситуации. Такое чувство будто у автора в какие то моменты возникали различные варианты сюжета, и она не в силах выбрать какой же из них лучше, включала в повествование их все. При этом многие куски повествования повторяются слово слово от одной линии реальности к другой, что тоже слегка разочаровывало.

Сначала, я думала, что у главной героини есть какая-то конечная цель, тайная миссия, ну или хоть какое-то объяснение почему она все время проживает жизнь заново. Но нет. Автор нам там и не объясняет в чем смысл этих перерождений, и в чем заключается конечная цель, и почему именно в этом варианте реальности героиня переродилась последний раз. Да и был ли это последний...

Но если отбросить эти придирки то в итоге мы получаем довольно неплохую историю жизни одного английского семейства. Все эти семейные ссоры, радости, мелочи семейного быта. Пару вечеров неспешного осеннего чтения.

Оценка: 6


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх