FantLab ru

Все отзывы посетителя Green_Bear

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  6  ]  +

Цезарий Збежховский «Всесожжение»

Green_Bear, в 09:21

Мир Раммы — очень альтернативное далекое будущее Земли. А «Всесожжение» — его кровавый и красочный Апокалипсис. С первых же глав образуется причудливая мультижанровая смесь, как в сюрреалистической головоломке. Военный слой обнажает жестокую истину — человеческая цивилизация находится на грани коллапса. Вездесущая террористы Саранчи планомерно наносят удары по инфраструктуре, по фермам и мегаполисам. Армия и службы безопасности вынуждены применять любые средства, вплоть до боевых андроидов и сверхсовременного оружия массового поражения на основе френов. Сражения идут с переменным успехом, поглощая все больше ресурсов и территорий.

Психологический слой искажает, расщепляет и размывает обзор, преломляя тот хаос, что охватил и планету, и сознание героя. И дело не в том, что Францишек Элиас является колыбельщиком, чей мозг изолирован в металлической скорлупе и снабжен специальной системой защиты. И даже не в синдроме Туретта, который ему неуверенно диагностировали врачи. Чудовищная война подталкивает цивилизацию и саму реальность к пропасти. И надо быть безумцем, чтобы сохранить рассудок посреди конца света. Социальный — обличает пропасть между стратами, раскол в обществе, эпидемию отчаяния и любопытства, которая и толкнула людей в обманчиво ласковые объятия Синергии, информационной среды, позволявшей обмениваться не просто файлами, но заархивированными переживаниями и ощущениями, своего рода крошечными слепками личности. Синергии, виртуального Вавилона, который позже в одночасье принес гибель миллиардам, превратившись в инкубатор для психических троянов и, вероятно, породив Саранчу.

Научный слой разворачивает многогранную картину исследований человеческого разума, его корректировки и переноса в виртуальную реальность, однако автор постепенно погружается в манипуляции пространством-временем, управление френами, плавно переходя на самый важный смысловой слой, содержащий все ответы и ключи к безумной головоломке — философско-метафизический. Збежховский создает мир, в котором бог имел материальное воплощение в виде разделенного между телами отдельных людей плазмата, который вызывал тягу к знаниям и совершенствованиям. Но сто лет назад после трагического инцидента божество покинуло Землю и воспарило в иное измерение. Погибли миллионы одаренных душой и талантливых людей. Тот год назвали Новым Холокостом, и с тех пор мир неудержимо покатился в пропасть Рагнарёка.

Декорации и предыстория событий отчетливо напоминают «Эхопраксию» Питера Уоттса, что вполне ожидаемо, ведь Збежховский решил написать «Всесожжение» после прочтения его «Ложной слепоты». Получилась альтернативная версия высокотехнологичного апокалипсиса в момент приближения прогресса к сингулярности. В отличие от хард-НФ-шника Уоттса, Збежховский менее зубодробителен, не столь скрупулезен и алчен до научных вставок. При этом по атмосфере и поднимаемым вопросам он близок с «Иными песнями» и «Идеальным несовершенством» Яцека Дукая. Роднит их искажение реальности под действием чужеродного вторжения, сплав науки и фантазии, акцент на эволюции личности и определении самоидентичности.

История миллиардера и колыбельщика Францишека Элиаса — это постоянная, обреченная и яростная битва со всеобщим распадом. Распадом цивилизации на изолированные районы, вокруг которых бушует Саранча. Распадом его компании и семьи, когда начинают всплывать пугающие секреты, чьи нити уходят к главным кукловодам. Распадом даже собственного сознания, если перестаешь верить своей памяти после многократных перезагрузок, если сомневаешься в достоверности ощущений, в самостоятельности решений. Усиливающийся ураган хаоса сдирает с личности все наносное, испытывая на прочность стержень, ради которого стоит жить. Что поставит Францишек на зеро в обезумевшем казино вселенной? И сколько сможет продержаться, сражаясь против целого мира? И кто встретит его в конце пути?

Итог: метафизический апокалипсис с экзоскелетом из научно-технического триллера.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

С. К. Ренсом «Маленькая голубая вещица»

Green_Bear, 15 апреля 13:26

Всплеск популярности янг-эдалта привел к тому, что книги в традиционных и консервативных нишах вроде подростковой романтики зачастую отличаются лишь отдельными антуражными и сюжетными находками, которые служат индивидуальными «изюминками». Роман Ренсом интересен тем, что автор попыталась привязать события к топонимике Лондона, а также соединить элементы из историй о вампирах и призраках. Увы, результат оказался слишком близок к шаблонному розово-сиропному коктейлю.

Школьница Алекс ждет каникул, мечтает о крутом парне из соседней школы и готовится сдавать экзамен на автомобильные права. Однако случайная находка — потонувший в иле и тине серебрянный браслет с голубым самоцветом — открывает ей пугающий и невидимый для простых людей мир, в котором пребывают застрявшие между жизнью и смертью несчастные. Алекс придется самостоятельно разобраться в происходящем с ней, влюбиться с головой и проверить чувства на прочность.

Ренсом довольно живо описывает школьные будни девочки-тинейджера: уроки и распорядок дня, наряды и гардероб, мелкие конфронтации в коллективе и, конечно же, секретики о мальчиках. Впрочем, автор не стала развивать клишейный любовный треугольник. Едва Алекс повстречает призрачного Кэллума, как ее отношения с Робом вскоре придут к закономерному финалу, которого и стоило ожидать от самонадеянного и нагловатого парня, мнящего себя самым крутым. А вот взаимное обожание Алекс и Кэллума перегружает сюжет тоннами вздохов и прикосновений, тревог и сопереживаний. Из-за этого автор вновь и вновь упускает отличные моменты, чтобы выломиться из стандартных томлений «любит-не-любит» и превратить историю в остросюжетный триллер или динамичное городское фэнтези.

Итог: типовой сиропно-романтический набор с вялыми интригами на заднем плане.

Оценка: 5
–  [  11  ]  +

Конн Иггульден «Дариен»

Green_Bear, 15 апреля 13:26

Вероятно, по авторскому замыслу роман должен был предстать перед читателями, как масштабная история со множеством ярких героев и красочным антуражем. Ведомый отчаянием и заботой о детях охотник Элиас станет жертвой генеральского шантажа и получит заказ на убийство короля Йоханнеса. Дидс, отличный стрелок, будет его сопровождать. Теллиус, владеющий особым боевым искусством — Мазеровыми шагами, научит им Артура, двухсотлетнего голема с внешностью мальчишки. Авантюристы Доу и Нэнси отправятся к древней гробнице, чтобы сорвать неслыханный куш. А полем для интриг и битвы станет Дариен, один из городов давно уже павшей Империи Соли, которым теперь жестоко правят Двенадцать Семей, честолюбивых и алчных. Таинственная магия и револьверы, приключения и дружба... что могло пойти не так?

Увы, перед нами слабый во всех отношениях роман. Пластиковые фигурки супергероев, распадающийся на бессвязные фрагменты и штампы мир, а также прямой, как палка, сюжет. Начало книги напоминает по стилю первые сочинения школьников, далее автор все же поднимается до уровня МТА. Мир описан обрывочно, со множеством натяжек. Основное оружие — мечи и щиты, однако есть очень дорогие револьверы и... никаких признаков винтовок или хотя бы мушкетов. Пушки мельком упомянуты лишь в качестве стенобитных средств, но куда делись легкие полевые орудия, чья картечь принесла бы генералу победу? Подобные противоречия и нелепости встречаются на каждом шагу. Единственное, что хоть немного увлекает — динамичные сражения в конце, но этого слишком мало.

Итог: посредственное и проходное фэнтезийное чтиво.

Оценка: 6
–  [  15  ]  +

Яцек Комуда «Франсуа Вийон»

Green_Bear, 9 апреля 17:23

Если убрать романтический флер рыцарских баллад и придворных хроник, то реалистичное описание средневекового быта и нравов уверенно превзойдет по суровости и мрачности многое из темного фэнтези. При этом писателю даже не понадобится нарочито сгущать краски, давить на жалость. Достаточно обратить свой взор к архивным записям, чтобы понять, насколько чудовищные по нашим меркам порой тогда царили нравы. Необычный колорит, в который причудливо вплетаются натуралистичность и сюрреалистичность происходящего, присущие польским автора, проявились и в цикле Яцека Комуды, идеально подходя к истории о средневековом поэте и пройдохе Франсуа Вийоне.

События отдельных историй разворачиваются в период с 1463 года до смерти Вийона, охватывая его изгнание из Парижа, странствия по Франции и за ее пределами. Комуда прямо заявляет, что считает европейское средневековье куда более интересным, чем однотипные фэнтезийные миры с безликими воителями. Воссоздавая на страницах рассказов парижские улочки, крепостные стены Каркассона или удаленные от мирской суеты монастыри, автор опирается и на исторические исследования, и на разнообразный фольклор, и на сохранившиеся описания очевидцев. Все это он использует, чтобы читатель в полной мере погрузился в противоречивый, загадочный и сложный мир средневековья.

Лишь недавно окончилась Столетняя война, до сих пор чернеют руины павших во время крестового похода катарских замков. Многочисленные ереси то и дело поднимают голову, возрождаясь вновь и вновь после карающего огня инквизиции. Здесь чудо соседствует с соблазном, грязь так и норовит забрызгать пышную красоту, кто-то отчаянно рвется к небу или бездне, а кто-то не желает выглянуть из своего замызганного угла. Это эпоха, в которой люди без смущения совмещают истовую набожность и жестокосердие, среди косности и фанатизма упрямо пробивается вольнодумие и жажда свободы, а жалостливость легко сменяется черствостью. Франсуа Вийон, бродяга и мошенник, вор и убийца, хитроумный и талантливый поэт, в этом мире всюду свой и всюду чужой.

Взяв несколько более или менее подтвержденных исторических фактов из жизни Вийона, Комуда сочинил свою версию разгульного поэта, идеальный образчик романтического циничного героя — с противоречивой и мятущейся, страстной и лирической натурой, но также полного пороков. Вийон — вечный странник, который в принципе не способен осесть и обзавестись деньгами или имуществом, поскольку бежит от самого себя, наслаждаясь мимолетным счастьем. Острый и дерзкий ум, к помощи которого нередко прибегают власть имущие. Вор и сутенер, убийца, но при этом обладатель определенных принципов, которые не позволят ему встать на одну сторону с безумным убийцей или дьяволопоклонником. Презирающий заповеди грешник, сражающийся с дьяволом и бесами. Вийон полон парадоксов, разгадку которых он щедро предлагает в своих стихах — чувственных, приземленных и ярких.

Хотя цикл охватывает десятилетия жизни поэта, каждый из рассказов сосредоточен на нескольких днях и ограничен конкретным место действия — городом, монастырем или столицей. Некоторые истории получились объемными и многослойными, иные же больше походят на скромные этюды. Неизменна тяга Вийона к темной стороне жизни, к пьянкам и грабежу, жажда свободы от навязываемых ограничений. Едва ему выпадает шанс, став героем, кардинально изменить свою судьбу, как в следующей истории Вийон возвращается к любимому образу существования. Хотя напрашивается сравнение с «Печальной историей братьев Гроссбарт» Джесса Буллингтона, следует учесть, что при всей разнузданности Вийон более сдержан и умерен в средствах, впрочем, это не мешает ему вскрыть глотку обидчику, работать на подхвате у палача или избить шлюху. Если отвлечься от антуража, то камерный детектив соседствует с зомби-апокалипсисом, а мистика и герменевтика с квестом. А объединяя исторический фон с фольклором и легендами, Комуда выстраивает художественное пространство, выглядящее достоверно и правдоподобно, несмотря на все условные допущения, черную магию и небесные чудеса.

Итог: живописное и яркое полотно разгульных похождений Вийона, соединяющее мистику, дарк и детектив.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Джей Кристофф «Неночь»

Green_Bear, 27 марта 15:20

Прошли десятки лет с тех пор, как итрейцы свергли последнего короля и установили республику. Однако иго монархии жители ненавидят до сих пор. А новая элита жаждет сохранить свое положение. Поэтому за бунт против Итрейской республики и Сената приговорили к казни всех участников: низкородных распяли, лидеров повесили, а их семьи бросили в тюрьму. Лишь благодаря случайности Мия Корвере выжила, ускользнула от цепких лап люминатов и открыла в себе темный талант даркина, повелителя теней. Все, чего она теперь хочет — мести и крови. Уничтожить тех, кто казнил ее отца и отнял мать, даже если придется сокрушить республику. Даже если для этого придется стать самой страшной убийцей. История Мии, которую рассказывает неизвестный биограф, наполнена страхом, смертями и сексом. По сюжетным приемам — обучение в школе, становление и взросление героини, первая любовь и дружба — ее можно бы отнести к подростковой литературе, однако роман получился абсолютно недетским.

Лишь раз в два с половиной года над землями республики Итреи воцаряется истинотьма, в остальное время три солнца то попеременно, то все вместе льют свет с небосвода. Льют свет на Годсгрейв, город мостов и костей, вырубленный в скелете титана, низвергнутого богом Света. На зловонные скотобойни и грязные проулки, на роскошные палаццо костеродной знати, на жуткую тюрьму Философский камень, на выложенную черепами дорожку к Сенатскому Дому. Но вдалеке в ашкахской Пустыне Шепота, среди развалин павшей империи, есть место, куда никогда не проникает солнечный свет — сердце Красной Церкви, конгрегации искуснейших убийц, поклоняющихся Матери Священного Убийства, Всемогущей Наи.

Джей Кристофф легко и свободно компилирует детали антуража, заимствуя форму правления и крылатые латинские фразы от Римской империи, отдельные образы — из венецианской культуры; идеологию и облик Красной Церкви — объединяя исмаилитов Старца Горы с индийским культом Кали. Но под ворохом узнаваемых отсылок виднеется оригинальная мифологическая система, тайны которой, по-видимому, и станут движущим механизмом сюжета в следующих книгах. Особенно это заметно в искрометно-саркастичных комментариях.

Что же касается «Неночи», то это роман о зарождении легенды, которая впоследствии будет именоваться Бледная Дочь, Царетворец и Ворона. Но вначале это была низенькая, тощая и бледная девчонка, потратившая после казни отца шесть лет на то, чтобы подготовиться к вступлению в Красную Церковь и обучению в школе ассасинов. В некоторых отзывах проводят параллели с Гарри Поттером, однако следует понимать, что у Кристоффа особенная манера повествования, которая полна цинизма, черного юмора и яда. Обучая аколитов, колоритные учителя-шахиды постепенно убивают в них чувства и мораль, выковывая прекрасных снаружи и бездушных внутри монстров. Позволены любые методы — стравливать и предавать, испытывать сколь угодно жестоко, наказывать максимально сурово. Лишь одиннадцать из двадцати семи аколитов доживут до конца учебы, но ассасинами-Клинками станут четверо и ни одним больше.

Если смерть сопровождает Мию на каждом шагу — на занятиях, вылазках в Годсгрейв, в перерывах между уроками, то как же она справляется, спросите вы? Ведь даже лучший друг Трик не может быть всегда рядом. Верно, но у Мии есть неразлучный спутник по прозвищу Мистер Добряк, правда, добрый лишь к девочке, но не к окружающим. Это обратная сторона ее таланта управлять тенями, созданное из тьмы существо, питающееся страхом. Пока Мистер Добряк с ней, Мия хладнокровна и прагматична даже в самый жуткий миг. Но откуда берутся теневые существа — и чего он добивается на самом деле? Насколько можно ему доверять, если Мия понятия не имеет о природе и последствиях своего таланта? Зато у нее есть цель — месть. У нее есть правила. Никогда не отводи взгляд, никогда не бойся. И никогда не забывай. Мия Корвере отлично выучила эти уроки и уже вышла на охоту. И пусть ублюдки всего мира трясутся в ужасе.

Итог: мрачная и веселая, жестокая и циничная история о восхождении юной мстительницы.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Дэйв Хатчинсон «Осень Европы»

Green_Bear, 2 марта 16:31

В альтернативной реальности распахнутые Шенгенским соглашением двери между европейскими государствами недолго были открытыми. Волны беженцев и экономические потрясения, война с терроризмом и сианьский грипп с грохотом затворили их, заколотили досками таможенных тарифов, финансовых и политических противостояний. Более того, Европа делится на всё меньшие государства — политии. Тысячи всевозможных групп жаждут независимости для той или иной территории. Микроэтносы и религии, приверженцы различных политических идей — все они кроят Европу на лоскуты, возвращая ее назад в восемнадцатый век.

Главным героем «Осени Европы» оказывается Руди, отнюдь не спецагент или журналист, как можно ожидать в шпионском триллере. Руди мирно работает шеф-поваром в маленьком краковском ресторане, впрочем, успев помотаться по Балтийскому побережью. Самое экстремальное событие для «Ресторации Макса» — внезапно нагрянувшие венгры из местной криминальной группировки, которым хочется от души выпить и побуянить. Но однажды Руди делают предложение стать одним из агентов загадочной и вездесущей организации Les Coureurs des Bois, Курьеры, как их обычно называют.

Хатчинсон выстраивает историю мозаично, делая резкие скачки во времени, между жанрами и настроениями. Повествование дробится на абзацы, этюды, будто подражая распадающейся на части Европе. Криминальная зарисовка про Wesoly Ptak и венгров перетекает в шпионскую вербовку. Ей на смену приходит экскурс в кулинарное прошлое Руди,, а следом запросто пойдут путевые заметки или геополитические отступления. Как только читатель погружается в новый эпизод, автор тут же меняет точку обзора и стиль, не давая сродниться, привыкнуть к чему-то определенному. Во второй части романа Хатчинсон и вовсе в каждой главе вводит нового персонажа, глазами которого показывает спешащего и утомленного Руди.

Стилизуя книгу под шпионский роман, Хатчинсон постоянно играет с читателем, меняя тон от серьезного до ироничного, переходя от триллера к пародии. Обладая разветвленной и гибкой структурой, Les Coureurs des Bois легко ускользает от облав или врагов. Все держится на засекреченной системе паролей, благодаря которым множество не вникающих в детали стрингеров, художников, пианистов — да, жаргон нарочито ретрограден — обеспечивают достоверные легенды, позволяют Курьерам играючи проходить через границы. Les Coureurs стараются не вмешиваться в политику, однако происходит нечто непонятное, когда Руди вместо Посылки обнаруживает отрубленную голову напарника. И хотя его пытаются убедить, что это происки спецслужб, у него есть смутные основания полагать, что истина гораздо сложнее. И добраться до нее крайне тяжело.

Но зачем Руди понадобилась столь непостоянная, часто скрупулезная и утомительная, иногда рискованная и бурная работа? Возможно, на него повлиял отец, обожавший резкие перемены места и образа жизни. Не исключено, что молодого человека — а его часто поначалу называют очень молодым — потянуло на настоящие приключения, которых не увидишь на кухне. Но более вероятно, что в конечном счете Руди остался среди Курьеров ради своеобразного протеста против насильственно возводимых барьеров. С каждой новой политией становится больше бюрократии, больше ограничений. Птица поет и в клетке, но счастлива ли она?

Фактически роман представляет из себя аккуратно подобранную мешанину стилей, жанров, географических объектов и персонажей. Формально первую скрипку играет шпионская тематика, но при желании автор мог бы написать и путевые заметки о Европе, и биографический роман о кулинаре, а также еще с полдесятка различных книг: полицейские будни Праги, криминальные войны между группировками в Берлине и многое другое. Однако основной замысел автора проявляется слишком поздно. Такое ощущение, что устами Руди в финале Хатчинсон говорит и о цикле: «Я еще даже не начинал».

Итог: оригинальный и атмосферный микс шпионской саги со множеством иных жанров.

Оценка: 8
–  [  19  ]  +

Яцек Дукай «Идеальное несовершенство»

Green_Bear, 15 февраля 13:38

В романе «Идеальное несовершенство» Дукай смоделировал далекое будущее человеческой цивилизации, развитие которой прошло столь длинный путь, что оказавшемуся в 29 веке после исчезновения его космического корабля Адаму Замойскому, астронавту из нашего столетия, лишь с огромным трудом удается понять и принять новые реалии. Но лишнего времени на панику или терзания у него нет. Ведь неизвестные силы уже начали охоту на гостя из прошлого, по-видимому, полагая его ни много ни мало — угрозой для вселенной. Или же не угрозой, а ценным призом?

В смоделированном Дукаем мире Прогресс означает не только развитие, но и совокупность уже пройденного цивилизациями данного вида пути по Кривой Реми. Каждому виду — людям, антари, рахабам и уша — соответствует свой Прогресс, поднимающийся по одной для всех Кривой к совершенству. Чтобы отразить многогранность и красоту постсингулярного будущего, Дукай не только придумал филологическую особенность для речи и обозначений постчеловеческих сущностей, находящихся вне гендерного деления, но также разработал полноценную терминологическую систему, понятийный аппарат для всего этого уникального мультиверсума. Впрочем, Дукай гораздо милосерднее к читателям, чем Ханну Райаниеми «Квантовым вором».

Что же из себя представляет дивное новое будущее? Если в «Иных песнях» лидеры-кратистосы вплавляли свою волю в окружающий мир, морфируя его, то в «Идеальном несовершенстве» Цивилизации уже переступили на Кривой прогресса второй Порог — Мета-физики — научившись сворачивать, кроить и сшивать ткань пространства-времени. Жесткими протоколами они определили действия и возможности программ — у крафтвара, нановара, биовара. Органика, нанотехнологии, даже само пространство и время — все они становятся лишь инструментами, обыденными и надежными в руках стахсов, фоэбы, оскэ — существ, стоящих на разных ступенях Прогресса. Первое время Адам Замойский будет жадно впитывать информацию, пытаясь понять, каково его место в этом мире. Вещь во владениях Джудаса Макферсона, главы могущественнейшей в Цивилизации людей корпорации «Гнозис»? Занятная игрушка, странный осколок прошлого или дорогой товар, если верить обрывкам предсказаний из Колодцев Времени?

Антураж становится частью сюжета, его философской подоплекой, предоставляя логические детали для итогового уравнения и выводов. Заставив читателя пробиваться через многослойную головоломную модель постсингулярных цивилизаций, Дукай неспешно принимается за препарацию таких понятий, как «человечность», «самотождественность», «смысл жизни». В мире, где тела легко создаются — хоть из инфа, хоть на основе органики. Где сознания стахсов регулярно архивируются на полях Плато, а фоэбэ и инклюзии уже вообще полностью обитают именно там. Где сошедшие с Кривой прогресса Деформанты представляют собой невообразимый калейдоскоп мышления — во всем этом многообразии уже крайне трудно провести грань, ограничивающую «се человек». Но если тело — это лишь пустышка, а не ты сам. Если можно кроить свой разум, перепрограммировать его — привет Грегу Игану с «Городом Перестановок», то до какого момента ты останешься собой? Ведь каждый шаг выверялся и определялся тобою, но тобою «прежним». И Дукай говорит уже не о точке «я», но о линии самотождественности, которая соединяет промежуточные этапы изменения личности.

При желании Дукай легко бы превратил книгу в закрученный детективный технотриллер, интересуй его эффектность и доступность истории для читателей. Но несмотря на титанический размер информационного слоя, философских и логических выкладок, в романе есть и активно движущийся сюжет. Будто ДНК свиваются две линии, судьбы Анжелики Макферсон, одной из детей Джудаса Макферсона, и Адама Замойского, астронавта из потерявшейся шесть веков назад в космосе экспедиции. Вместе им суждено столкнуться с покушениями и похищениями, пережить блокаду выпущенных на свободу Войн, искать шаткий мостик взаимопонимания и обжигаться о костры недоверия. Искать и обжигаться в странном мире, где культура опирается на многоуровневое притворство и имитации, где правда — самое ценное и обоюдоострое оружие, где разумом жонглируют, а пространством-временем манипулируют, как пожелают. И при этом разрываются между двумя пламенными желаниями. Страхом перед неизвестностью прогресса, заставляющим цепляться за огромный свод регламентирующих каждый шаг и слово правил — Традиции. И между страстью к переменам, к росту, к бегу навстречу совершенству, предельной инклюзии UI, которая откроет сознанию максимум эффективности, божественную власть, объемлющую всю достижимую вселенную.

Итог: постсингулярная НФ, синтезированная на стыке философии, космологии и психологии.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Шон Дэнкер «Адмирал. В открытом космосе»

Green_Bear, 7 февраля 10:58

Ускользнув от эвагардской разведывательной службы, наш герой снова пускается в бега. В компании Тессы Салмагард — специалиста по переговорам и спутницы по приключениям на Нидаросе — он отправляется на Ред Йондер, планету развлечений в Пространстве свободной торговли, однако шаттл с ними перехватывают бандиты, а дальше все идет наперекосяк.

К сожалению, роман не унаследовал ничего из удачных моментов первой книги. На смену таинственной и давящей атмосфере неизвестности на борту затерянного космического корабля пришли суматошные метания по безликим интерьерам космических станций и трюмов. Вместо напряженных взаимоотношений четверых героев, оказавшихся в одной передряге, но не доверяющих друг другу, получились либо ходульные реплики, либо приторные романтические переживания.

Остальное подпортили многочисленные логические провалы, которые и составляют основу сюжета. Например, бывалые бандиты даже не удосуживаются установить личности пленных имперцев — а ведь могли бы взять выкуп с богатых или охранять бдительнее военных. Специально подготовленная для военной службы дипломат впадает в ступор при виде торговли людьми и не может связать двух слов, а у разведслужбы нет шокеров. Подобные косяки допускают все участники, обеспечивая хоть какое-то движение сюжета. Талант главного героя к анализу, интригам и притворству проявляется лишь в самом конце, своего рода лебединой песней загубленному провальным томом циклу.

Итог: проходная космоопера, граничащая с низкопробным бульварным чтивом.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Пол Дж. Макоули «Сады Солнца»

Green_Bear, 6 февраля 13:44

«Сады Солнца» продолжают цикл историй о далеком будущем человечества, однако в нем автор почти ушел от боевых сцен, существенно сократил шпионские и политические игры, чтобы сосредоточиться на социальных аспектах и масштабных научных моделированиях на тему биотехнологий и освоении солнечной системы. Идеологическое и политическое противостояние между фракциями человечества привело на очередном витке конфликта к открытой агрессии. Объединенные космические силы Земли — Великой Бразилии, Тихоокеанского сообщества и Европейского союза — нанесли мощный удар по Дальним, обитателям небольших колоний на лунах Юпитера и Сатурна, сторонникам неограниченного научного развития и генной модификации. Пока дальние демократично вели бесконечные дискуссии и разбивались на множество групп при каждом важном голосовании, земляне собрано и четко внедрили шпионов, массированными диверсиями дезорганизовали и обезоружили противников, а затем методично зачистили осколки обороны. С точки зрения военной мысли операция была проведена блестяще. Проблемы всплыли уже на политическом фронте. Причем не все были ожидаемы.

С одной стороны, среди землян не было полного единства. Тихоокеанское сообщество лояльно отнеслось к дальним, в отличие от союзников. А иллюзорное доверие между европейскими и бразильскими кланами держалось лишь на сходстве интересов и равенстве сил. Цели у всех Трех Сил одинаковы — добыча и конкуренция. Не уступать соперникам, вырывать себе кусок пожирнее... И вот здесь возникла вторая проблема. Главная ценность культуры дальних — гениальные научные разработки. Но на Земле и особенно в Великой Бразилии оказалось слишком много фанатиков от экологии, которые предпочли бы уничтожить исследователей и во имя богини Геи запретить любую работу с генами. Возникло принципиальное противоречие, которое можно лишь временно замаскировать созданием неафишируемых внеземных научных центров, где будут работать свои ученые или узники-дальние. Но рано или поздно лицемерию и лжи придет конец.

Макоули свел боевые сцены и связанные с ними сюжетные линии к минимуму, буквально к двум или трем эпизодам. Поэтому если «Тихая война» представляла собой рваное повествование, скачущее от экшена к созерцанию и обратно, то «Сады Солнца» становятся масштабными хрониками, охватывающими целые годы и десятилетия. Хрониками плена и надежды дальних, оказавшихся во власти Трех Сил. Хрониками бегства и потерь последних Свободных дальних, ускользнувших из лап военных кораблей. Хрониками отчуждения и фанатизма «призраков», ускоривших начало Тихой войны, а теперь готовящихся к новым атакам. Хрониками обнищания и недовольства жителей Великой Бразилии. Хрониками научных и философских изысканий гениальной ученой Шри Хон–Оуэн, подковерных игр управленца Лока Ифраима, а также судеб многих других персонажей.

В результате «Сады Солнца» получились очень ровной и размеренной историей. В ней вполне уместно теперь смотрятся экскурсы в космическую геологию, наблюдение за движением планет и астероидов, научные экскурсии в сады Авернус. Создав масштабную канву ключевых событий и пунктиром проследив судьбы отдельных персонажей, Макоули оставил для цикловых рассказов и повестей красивые зарисовки о все новых и новых экзотических биосфер, подробные описания выпущенных из вида в романе мелких событий, увлекательные сюжеты, которые бы иначе раздули объем книги до бесконечности и разрушили ее стилистическую и идейную целостность.

Что же касается главной идеи книги, то Макоули не стремится навязывать читателям конкретный девиз, вознося его подобно флагу и неоднократно повторяя. Однако на протяжении всего романа автор исподволь подводит читателя, в том числе эволюцией главных персонажей, к простой мысли, что нужно ценить и оберегать жизнь во всем ее многообразии — красок, форм, генов. Нужно не только уметь настаивать, но и уметь отступать. Рисковать собой, но не всем сообществом, в которое входишь. Нужно понимать, что превратить Солнечную систему в цветущий сад могут созидатели, творцы, мечтатели, но не агрессоры, радикалы или хищники. Конечно, в финале чувствуется, что Макоули возлагает слишком много надежд на демократию при том, что сам же убедительно описал в «Тихой войне», как бесплодные споры и поиск компромисса привели дальних к сокрушительному военному поражению. Станут ли кланы, пришедшие к власти в Бразилии на волне революции, и дальше прислушиваться к народу? Неизвестно. Но ясно, что излечив почву и восстановив биосферу Земли с помощью генетики, расселившись по всей Солнечной системе, людям будет проще достигнуть благополучия и изобилия, чем враждуя и замыкаясь, чем навязывая фанатичные запреты.

Итог: социальное моделирование под куполами в замкнутых биосферах и на просторах Земли.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Н.К. Джемисин, Мак Уолтерс «Андромеда: Инициация»

Green_Bear, 31 января 12:08

Хотя формально роман входит в подцикл «Mass Effect. Andromeda», в действительности сюжет все еще разворачивается в нашей галактике, в последние месяцы до запуска ковчегов Инициативы «Андромеда». Соавторы хорошо ознакомились с мультимедийной вселенной ME, поэтому в книге есть все привычные фанатам элементы сеттинга: ретрансляторы массы и многофункциональные омни-инструменты, ядра виртуального интеллекта (ВИ) и биотические способности, а также разнообразие рас — кроганы, азари, кварианцы и т.д.

Начинается роман довольно стандартно для космооперного боевика — в ход идут клише «недружелюбные обыватели», «старая приятельница», «знакомство с харизматичным суровым нанимателем» — Алеком Райдером. Сперва сюжет, развиваясь, радует неплохим экшеном и занятной интригой, но постепенно соавторы громоздят все больше роялей, сущностей и условностей, пытаясь изобразить хитроумную многоходовку на ровном месте. Увы, им не хватило то ли фантазии, то ли действующих лиц, чтобы получить по-настоящему увлекательные приключения, не вызывающие реакции: «Что это за белиберда?» Но пара удачных моментов: пугающая пустота по прибытии на разгромленную базу и ожесточенные бои против кибер-мутантов — гибридных суперсолдат, приятно радуют. В остальном получился проходной боевичок с элементами киберпанка, чуть сентиментальный, чуть космооперный — всего понемногу. Спасает его лишь принадлежность к вселенной ME, а вот незнакомые с ней читатели увидят лишь заурядную шаблонную историю.

Итог: боевик во вселенной ME с элементами киберпанка и космооперы.

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Виктор Колюжняк «Эль Пунто»

Green_Bear, 30 января 18:46

Когда в рутинную явь просочатся странные сны, когда совпадения встанут в расплывчатый ряд, то ты не кричи и не бойся, пощады не жди от судьбы, но упрямо шагай вперед. Вряд ли жизнерадостная и беззаботная Кристина, главная героиня романа «Эль Пунто», могла заподозрить, чем обернется для нее работа фотографом в рядовой строительной компании ООО «СтройДом». Да и не было никакой прямой взаимосвязи между убийственно яркими снами и офисными буднями с периодическими выездами на объекты. Будто бы не было.

Погружение в книгу происходит на удивление легко, но вскоре появляется ощущение, что тебя намеренно держат на мелководье, настолько поверхностно скользишь по страницам романа. Украдкой подброшенные автором мелочи – стопка книжек на лавочке, путаница с фотографией – лишь разжигают интерес. И тогда сны один за другим обволакивают тебя и плавно уводят все глубже и глубже, пока в толще повествования не начнут проплывать зыбкие тени архетипов и прамифов.

Первое время сюжетные линии реальности и снов выглядят едва пересекающимися, но чем дальше, тем сильнее они переплетаются, смешиваются, пока грань не станет обманчиво тонкой и зависящей лишь от точки зрения смотрящего. Именно сны служат ключом к разрастающемуся шару загадок. Во многом они похожи на артхаусные короткометражки, пестрый фестиваль разномастных историй, которые объединены несколькими обязательными элементами. Местом – провинциальным городком El Punto, а также рядом персонажей – самой Кристиной и таинственной парочкой Х&М, предстающими то в образе девочек, то мужчин, то зрелых женщин.

Каждый сон – своеобразная притча с моралью и одновременно зарисовка о психологической проблеме или травме, об угрозе, которую нужно преодолеть. Муж-тиран, подавляющий и унижающий близких. Муки неразделенной любви. Толпа, обезумевшая от засухи и потому жаждущая крови уже смирившейся жертвы. Отец, отдавший дочери все, что имел, а получивший в ответ лишь досаду и злость. А еще каждый сон – это своеобразный квест, шарада из символов, психологический ребус взаимоотношений и самооценки.

В реальности же героиня колеблется от паники или депрессии до азарта или рвения, от попытки раствориться в буднях, идеально подстроившись под окружение, до рьяного самоотречения в стремлении достичь цели. И порой оба варианта кажутся лишь разными сторонами одной монеты. Тем временем, вокруг Кристины течет жизнь, вертится круговорот работников «СтройДома». С кем-то из них она дружит, с кем-то старается больше не пересекаться. Внезапной вспышкой ворвется в ее мир немного странный, но забавный и милый сомнолог Иоанн, которого Кристина будет звать просто Ио.

По большому счету, перед нами гигантская игра, собранная из маленьких игр. Во снах Кристина ищет ключ, размыкающий тусклый и давящий купол над Эль Пунто, и для этого нащупывает нужную роль. В реальности она подстраивается под окружение, а заодно пытается понять, в каком сверхъестественном и таинственном театре оказалась марионеткой, и что нужно сделать, чтобы все это остановить. Одновременно автор ненавязчиво играет с читателем как на уровне прямых цитат из классиков магического реализма, так и аллюзий на уровне стиля. Впрочем, для того чтобы получить удовольствие от книги, опознавать все отсылки вовсе не обязательно. Это литературная игра для поклонников жанра и единомышленников.

Виктор Колюжняк давно и уверенно отмечается на литературном конкурсе «Рваная Грелка», что не могло не наложить отпечаток на его стиль в виде любви к коротким и ярким зарисовкам. На фоне напряженных и камерных снов основное повествование часто кажется ровной и гладкой рекой, которая забурлит лишь ближе к финалу. Однако не стоит обольщаться. Сюжетный пазл сложится из разрозненных деталей в многослойную картину далеко не сразу, зато потом можно лишь удивляться – как же мы так долго ничего не замечали?! И затаив дыхание, ждать ответа, который две девочки, два Оле Лукойе, снова и снова требуют от героини «Ты нам скажешь». Требуют, тем самым выворачивая наизнанку внутренний конфликт между естественным и навязанным, между свободой и гетто, между выбором и покорностью, который коренится, наверное, в каждом из нас.

Итог: яркие краски магии, сшитой из снов и совпадений, проступающие сквозь серые будни реальности.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Джеймс Айлингтон «Тень ушедшего»

Green_Bear, 30 января 16:46

Веками авгуры правили Андаррой, читая мысли и память людей, а также прорицая будущее. Так продолжалось до тех пор, пока внезапно видения не начали обманывать их. Посыпались ошибки, скрывать которые стало все труднее, но правители до последнего цеплялись за власть, вводя все более суровые законы. Разразилась Невидимая война. Три из пяти Тола — твердынь одаренных, где развивались искусства владения сутью — были сожжены, обитателей дворца и андаррских школ безжалостно перебили. Чудом спасшиеся от ревнителей или выдержавшие осаду в двух уцелевших Толах одаренные были согласны на все, чтобы сохранить жизни. Тогда был заключен договор, составленный Стражем Севера, по которому все одаренные получили метки и подчинились четырем догмам, жестко ограничивающим применение дара. Никогда и никоим образом не вредить своим даром обычным людям, беспрекословно исполнять приказы блюстителей...

После заключения договора прошло уже пятнадцать лет. Но подросток Давьян постоянно сталкивается с враждебностью окружающих, когда те узнают в нем одаренного. Еще печальнее, что в скором времени Давьяну предстоит пройти испытание, и если он не сможет показать, что научился использовать суть, то последствия для него будут плачевными. По закону таких учеников лишают способности обращаться к сути, делая тенями. И то, что Давьян умеет видеть, когда человек лжет, его не спасет — ведь, по слухам, этим талантом владели только авгуры, за которыми до сих пор ведут охоту блюстители. Поэтому когда накануне испытания недавно приехавший в школу старший, Илсет Тенвар, сообщает Давьяну, что знает о его таланте, и дает старинный сосуд, который должен указать путь к тем, кто сохраняет утраченные знания об авгурах, то мальчик почти не колеблется. Однако по случайности следом за ним увязывается и его закадычный школьный друг Вирр. А на следующий день после побега мальчишек все обитатели школы погибнут, кроме Ашалии, их подруги, которая станет тенью, но приложит все усилия, чтобы найти злодеев.

Дебютный роман Джеймса Айлингтона «Тень ушедшего» — плоть от плоти эпического фэнтези. Величественный масштаб, тысячелетняя предыстория, множество вовлеченных в противостояние могущественных сил и отважных героев. Но есть и оборотная сторона. Увы, собран роман из всех возможных стандартных фэнтезийных элементов. Древний враг, копящий силы на севере, и сдерживающая его пока гигантская магическая преграда? Чек. Древнее пророчество и тайные общества, магические школы и таинственные жестокие убийства, презирающие магов блюстители и охотники? Чек. Мудрый отшельник-наставник, надежный заступник-изгнанник, добрые принц и принцесса, загадочный юноша с амнезией? Чек. Добавьте сюда смертельно опасных магических существ, проклятый и заброшенный город, а также несколько темпоральных петель, чтобы получить полное представление об использованных Айлингтоном сюжетных приемах и антуражных элементах.

Парадокс заключается в том, что несмотря на невероятную концентрацию типовых деталей, роман читается на удивление увлекательно. Единственное, что немного раздражает, автор любит сперва показать необъяснимо странное поведение героя, но лишь спустя пару-тройку десятков глав объяснить, чем же оно в действительности вызвано. Зато когда эпилог закрывает собой смысловые пробелы в прологе, переворачивая наше представление о том, кто же является главным злодеем в этом мире, то невольно тянешься за следующими томами цикла.

Итог: увлекательное эпическое фэнтези, собранное из стандартных элементов.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Марина и Сергей Дяченко «Луч»

Green_Bear, 25 января 16:06

После того, как Дяченко почти на пять лет пропали из фантастики, сосредоточившись на сценарной работе, многие опасались, что больше ярких книг от них мы не увидим. Смущало и участие супругов в новеллизации сериала «Темный мир» перед перерывом в публикации новых романов. А в 2017 году, в беседе с Быковым, Дяченко и вовсе прямо ответили ему на вопрос о планах: «Такое впечатление, что по-старому писать уже нельзя, по-новому еще нельзя. Мы переживем этот период, и будет что-то другое, новые тексты». Но лишь спустя примерно два года в книжных магазинах появился «Луч».

«Луч» — это одновременно и очень Дяченковская вещь, наследующая часть их излюбленных приемов, и одновременно необычная для них — более прозрачным слогом, лишенным гипнотической тягучести. От первых же строк веет романом «Vita Nostra», когда в жизнь школьника Дениса вторгается таинственный незнакомец, заявляющий, что в четырнадцать лет мальчик будет принадлежать ему. И не только заявляет, но позже загадочным образом переносит из спальни в изолированный коттедж, поставив условие. За тридцать дней Денис должен придумать и дать смысл жизни для пассажиров звездного ковчега «Луч», чтобы те благополучно достигли цели. Помимо него такое же задание получили еще трое подростков, которых также доставили в коттедж. Им придется работать вчетвером, вот только правила игры будут постоянно и непредсказуемо меняться, и потому вскоре сотрудничество превратится в соперничество, а потом и во вражду.

Хотя в коттедже время бежит сотни раз медленнее, чем в ковчеге, обе сюжетные линии не просто плотно стянуты ежедневными сеансами связи, на которых игроки могут отдавать приказы компьютерному интеллекту «Луча», события в одной линии причудливо отражаются в другой. Ставки для подростков высоки — на кону стоят жизни и счастье близких, успех и карьера, а также свобода. А цена... подумаешь, какие-то объекты в компьютерной программе, пупсы, как в «Симсах» или «Цивилизации». Даже названия ключевых числовых параметров намекают на это — «счастье», «население», «осмысленность», «цивилизация». Правда, реагируют они слишком непредсказуемо порой, слишком эмоционально, слишком... человечно? Впрочем, что с того — ведь манипуляции осуществляются ради благой цели! Но в отличие от «Цифрового» эта книга не про манипуляции, в отличие от «Vita Nostra» — не про давление бездушных сил, но про человечность и совесть. Когда речь заходит о ком-то далеком, то цинизм и равнодушие очень часто становятся главенствующими. «Это люди! – Ой, все». Но кто сказал, что во имя благих целей не будут совершаться ничуть не менее отталкивающие поступки? Особенно, когда начнут соперничать приверженцы разных благих целей.

Дяченко используют «звездный ковчег» в классической трактовке, чтобы на примере смены поколений детально рассмотреть социальные и психологические проблемы. Поэтому техническую матчасть они оставляют за кадром, ограничиваясь отдельными, но яркими штрихами, когда возникает необходимость зримо и живо подать важную сцену. Зато в моделировании испытаний, через которые проходит общество, авторы себя не ограничивают. Дяченко берут в качестве пассажиров «Луча» почти идеальный материал, сообщество талантливых идеалистов-энтузиастов. Их дети — многообещающий чистый лист, tabula rasa. И за время полета они пройдут по ступеням взросления цивилизации. Вера и надежда, труд и дружба, соперничество и гонка, ненависть и война. В сказке Лизы, одной из лидеров «Луча», фигурирует люк, который нельзя открывать. Но однажды не остается другого выбора — и запрет нарушается. Так и развитие цивилизации таит в себе множество точек ветвления, которых лучше избегать. Конечно, если можешь найти иной выход. А иначе однажды к тебе придут и скажут, что знал... И ты будешь давить оправданиями, пытаясь объяснить, что это наилучший вариант, что все ради высших целей, что было совсем не так, но всем будет наплевать. Есть лишь поступок и последствия.

Подчас бывает очень трудно или невозможно понять, принять, простить другого человека. Это нормально. Бывает, что оправдываясь благими намерениями, высшими целями, совершают чудовищные вещи. Но даже в трудных или немыслимых ситуациях, даже если тобою тонко или откровенно манипулируют, даже если ты совершал ошибки — все равно остается время и место для выбора. Выбора — остаться человеком или перестать им быть. Выбор — расчеловечить противников, сторонников, посторонних или же дать им свободу решения. Выбор между непроглядной тьмой и лучом света.

Пафос офф, рычажок вниз.

Итог: социально-психологическая драма, сплетенная из цивилизационной и конкурентно-игровой моделей.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Мария Семёнова, Анна Гурова «Великая Охота»

Green_Bear, 21 января 12:00

Чаще всего в фэнтези-романах авторы воссоздают в своих мирах либо феодальный строй с королевствами и рыцарями, либо близкое к современному общество, а затем дополняют магией. И довольно редко обращаются к реалиям первобытного общества, причем не в виде примитивной попаданческой бродилки, но развивая полноценную многослойную историю. В этом плане соавторский цикл «Аратта» Марии Семеновой и Анны Гуровой оказался весьма приятной находкой и симпатичной диковинкой.

Могущественное государство ариев давным-давно покорило разрозненные племена, вплоть до диких мохначей у Ползучих гор, и даже злокозненные накхи, талантливые воители-одиночки, склонили головы перед голубоглазыми и светловолосыми гордецами. Что уж говорить про Затуманный край, в котором обитают дикарские племена ингри? Две непоколебимые опоры у Аратты — прекрасно организованное и дисциплинированное войско лучников, бьющих без промаха, хоть на скаку, хоть с колесниц; и влиятельное жречество храма Исвархи, которое обожествляет солнцеликого повелителя Аратты и подавляет другие культы. Но всему на свете когда-то приходит конец, в том числе благополучию и миру. Холодное море неумолимо поглощает северные пределы Аратты, неурожаи провоцируют голодные бунты, при странных обстоятельствах гибнут сыновья государя, а в дворцовых стенах плетутся интриги и заговоры. Но даже в столь напряженный момент Ардван вынужден соблюсти традицию и отправить своего младшего сына на Великую Охоту, где юноша должен встретить опасного зверя и убить его.

Пожалуй, важнейший момент при анализе «Великой Охоты» заключается в том, что цикл следует отнести и рассматривать как подростково-всевозрастной, например, по аналогии с трилогией «Море Осколков» Аберкромби. Разумеется, это не глянцевый шаблонный янг-эдалт, который кроится по стереотипным лекалам, но затрагиваемая в романе проблематика весьма близка детско-юношеской аудитории. Поиск своего места в иерархии общества, первый опыт ответственности в серьезных вещах, умение общаться и работать с самыми разными людьми. Впрочем, и взрослые получат свою долю удовольствия от сдержанной авторской иронии и добротного стиля.

Изначально история течет двумя потоками, повествуя в одной сюжетной линии о путешествии царевича и его спутников, а во второй — о жизни одного из племен ингри. Однако затем эти потоки сталкиваются и разделяются на отдельные ручейки, и всем главным героям придется бороться за свои жизни и мечты. Изнеженный царевич Аюр всю жизнь провел в отцовском дворце среди услужливых сановников и преданных воинов, довольно поздно отправившись на Охоту Силы, где он впервые окажется лицом к лицу со смертью. Резкий, мстительный и упрямый Ширам, поставленный во главе охраны в путешествии, является не только опытным бойцом, но и саарсаном накхов, происходя из рода прежнего повелителя, который некогда преклонил колени перед воинской мощью ариев. И здесь у него появится шанс доказать себе, что дед ошибся, когда счел его плохим правителем. Язвительный и вольнодумный жрец Хаста обнаружит, что помимо уловок и трюков, которых он насмотрелся в столичном храме Исвархи, есть и нечто настоящее, могущественное и чудесное. Учай и Урхо, сыновья вождя рода Хирвы, попробуют вкус власти и на собственной шкуре узнаю, как сложно отличить правду от лжи. А Мазайка, волчий пастушок, вступится за свою подружку, Кирью, у которой внезапно обнаружилась власть обращаться к миру духов. Линии их судеб, а также других персонажей, причудливо перемешаются, устремляя Аратту к обрыву, за которым ее ждет неизвестность.

Итог: приключения царской охоты в Затуманном краю гигантских лесов, опасных духов и диких племен.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Кевин Хирн «Проклятый»

Green_Bear, 20 ноября 2018 г. 19:03

Выйдя победителем из схватки с Энгусом Огом, друид Аттикус О’Салливан рассчитывал хотя бы на передышку от смертельно опасных приключений. Однако новые неприятности не заставили себя долго ждать. Уничтожив ведьм, которые встали на сторону Энгуса Ога, Аттикус ослабил ковен Трех Зорь, защишавший территорию Восточной долины от посягательств иных волшебных существ. И теперь сразу несколько претендентов решили оттяпать вкусный кусок, а для верности избавиться от одного зажившегося на свете друида. Хуже того, обретя славу «богоубийцы», Аттикус оказался в центре внимания самых разных фракций и обиженных мстителей-одиночек. Одновременно и божественные покровительницы Аттикуса не спешат помогать ему, ведь благодарность и верность не входят в число их добродетелей. Поэтому О’Салливану придется самому разгребать ворох внезапно навалившихся проблем.

Если в первом романе цикла Кевин Хирн еще как-то разбавлял относительно серьезными сценами общую атмосферу легкомыслия, то «Проклятый» окончательно превратился в непрерывное юмористическое шоу. Пышногрудые немецкие ведьмы в обтягиваюших черных брючках и высоких сапогах, феерия взаимных подколок с Койтом — божеством коренных американцев, а также розыгрыши полицейских и совместное пребывание в обнаженном виде в одной ванне с вдовой Макдонаг. Даже по-настоящему трагические события не повод, чтобы грустить. Действие очень напоминает ситуационную комедию с типовыми гэгами, для полного сходства не хватает лишь закадрового смеха. С другой стороны, благодаря многочисленным магическим схваткам, похождения друида смахивают на молодежный сериал в жанре комедийного боевика. Так и тянет придумать звучное название «Аттикус — истребитель злодеев» или «Салливан — древний друид». Тем более что городское фэнтези на телеэкранах появляется регулярно, поэтому в этой нише цикл смотрелся бы вполне уместно.

Итак, Аттикус мечется от одной проблемы к другой, тщетно стараясь не допустить полномасштабной войны сверхъестественных существ в городе. Если в первой книге вам показалось, что набор действующих лиц недостаточно разнообразен, то теперь Хирн от души расплескивает краски по книжному холсту и рассыпает все новые и новые верования: от христианской религии до индейских тотемов или каббалы. Впрочем, единой иерархии или стройной системы в этом калейдоскопе по-прежнему нет, поэтому уровень эклектики уже начинает зашкаливать, превращая цикл в аттракцион пантеонов и сверхъестественных существ. Демон из числа падших ангелов, бившихся за Люцифера? Пожалуйста. Заодно и уничтожим его. Прервать вакхическую оргию? Как скажете, главное, не попасть под их влияние. Плохо то, что глобально сюжет не развивается, а герой лишь переживает стандартные «приключения тела». Таким образом, вторая книга ближе к филлеру, чем к настоящей истории. И наставничество юной ученицы, и участие в интригах богов по-прежнему только маячат впереди.

Итог: легкомысленное юмористическое городское фэнтези с уклоном в мифологию.

Оценка: 7
–  [  12  ]  +

Э. Дж. Смит «Чёрный страж»

Green_Bear, 8 октября 2018 г. 20:15

Устали от неоднозначных и противоречивых персонажей, от сложных этических дилемм и экзотических декораций, которые вошли в моду за последние годы? Добро пожаловать в старую добрую героику, где на первый план выходят доблесть, верность и честь!

Тысячелетиями длилась Долгая Война между могущественными Гигантами, которые обладали невероятной магией и долголетием. Наконец, их осталось лишь трое — Ледяной Гигант Рованоко, Огненный — Джаа и Каменный — Один Бог, которые поглотили силу, низвергли в безумие или безвозвратно уничтожили всех своих соперников. И теперь ставшие божествами Гиганты удалились за пределы мира людей, однако следят за происходящим через свои земные воплощения. И на фоне древнего противостояния разворачиваются более приземленные события. Ро Канарн, родной город герцогского сына Бромви, захвачен войсками короля Тор Фунвейра, который явно не собирается останавливаться на достигнутом. Жрец Магнус Вилобородый, друг семьи герцога, попал в плен при штурме и вынужден ожидать в тюрьме либо королевского приговора, либо освобождения, если на помощь придет с флотом его брат, Алдженон Рагнарссон, верховный вождь северных земель, где почитают Рованоко. Ториан, пурпурный священник-воин, в мелкой стычке убивает рыцаря-пьянчугу и берет под свою опеку его юного оруженосца Рэндалла. Вскоре ему предстоит вместе с другом, черным священником Утой Призраком, отправиться на охоту за беглецом Бромви. А наемный убийца Рам Джас, ненавидящий служителей Одного Бога, готовится к выполнению очередного заказа и не подозревает, как нуждается в нем близкий приятель.

Если у романа Смита и есть что-то общее с Сагой Мартина, то это огромное количество персонажей и солидный объем тома. Читателям стоит быть готовым, что каждая следующая глава будет переносить их в новую точку на континенте и знакомить с новыми героями. Декорации автор компилирует из классических локаций, с фракциями также не заморачивается: в наличии суровые северяне-викинги, гордые рыцари-храмовники и хитрые южане-колдуньи. Отчасти оригинальности роману добавляют сведения о Глубинных Временах, когда десятки и сотни самых разных Гигантов вели ожесточенные войны, но подается эта информация скудно. По большей части действие разворачивается в стереотипных лесах и горах, замках и городах, хотя Смит и пытается объемом стандартных деталей скомпенсировать блеклость описаний.

Что касается персонажей, то с ними Смит строго придерживается предельно контрастного деления на «черное» и «белое». Коварные злодеи мерзко плетут гадкие козни и с наслаждением упиваются чужими страданиями. А отважные герои стойко переносят все невзгоды, защищают друзей и помогают слабым. Если кто-то из положительных персонажей сражается на стороне зла, то это временное упущение вскоре так или иначе будет исправлено. Главные действующие лица подобны фигуркам, вырезанным из плотного картона и раскрашенным в яркие цвета. Залакируйте их толстым слоем пафоса и чуть-чуть сбрызните черным юмором. И будьте готовы, что кого-то могут без малейшего предупреждения снять с игровой доски, где ведется партия могущественных сил. А вот к дарку роман причислить никак не получится, поскольку одних лишь натуралистично описанных сцен насилия в захваченном рыцарями и наемниками Ро Канарне недостаточно, чтобы перевесить строгие принципы и возвышенные чувства главных героев.

К сожалению, для подробного рассказа о сюжете пришлось бы раскрыть его значительную часть, поскольку на протяжении большей части книги автор лишь расставляет фигуры и описывает населяющие его мир народы, их традиции и взаимоотношения. Первый том является экспозицией к циклу. Здесь мы знакомимся с предысторией событий, действующими лицами и видим начальную стадию нового горячего витка Долгой Войны Гигантов. По мере развития сюжета описаний становится меньше, а вот яростных поединков и ожесточенных сражений — больше. Мир все явственнее сползает в открытое противостояние различных народов и последователей божеств. И героям предстоит пережить немало испытаний, чтобы защитить своих родных и друзей, повергнуть коварных каресианских ведьм и восстановить связь с Гигантами. Но удастся ли им добиться этого — и какой ценой! — пока совершенно непонятно.

Итог: масштабная фэнтезийная героика о тайной войне божеств.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Алекс Лэмб «Роботер»

Green_Bear, 9 августа 2018 г. 17:52

Завязка романа напоминает расклад сил у Пола Макоули в «Тихой войне». После того, как климат и экономика Земли пришли в упадок, связи между материнской планетой и колониями оказались разорваны. Колонисты сосредоточили усилия на развитии науки, проводя терраформирование и практикуя генные модификации. На Земле же после гражданских войн образовалось единое Королевство, фактически управляемое Церковью Истинности, которую возглавляет Пророк Петр Санчес. Объединив секты и религии под своей рукой, он объявил крестовый поход против Колоний, обвиняя капиталистов и демократов во всех бедах, что постигли Землю. Используя передовые научные достижения, чтобы компенсировать подавляющее численное превосходство противника, жители Галатеи смогли временно достичь шаткого равновесия на фронте, однако внезапно у землян появляется мощное оружие. И теперь лишь отчаянный рейд корабля «Ариэль», софт-диверсанта и разведчика, может спасти галатеан от сокрушительного поражения и бегства на эвакуационных ковчегах.

Если пропустить через креативную «мясорубку» творчество Брина, Рейнольдса и Макоули, а затем отобрать самые яркие фрагменты, то получится антураж «Роботера». Первые главы поражают пестрым фейерверком технических терминов. Само-осознающие программные комплексы (СОП), гексагональный строй, гравитационные щиты и маяки-прерыватели, антивещество в магнитных ловушках и полеты с использованием варпа, а венцом всей этой квазинауки и машинерии являются роботеры, люди с модифицированным для лучшей совместимости с программными комплексами мозгом. Одновременно закладывается и социальная подложка для НФ-схемы. На Земле тоталитарная секта, называемая Церковью Истинности, в которую на условиях подчинения и коррекции догматов вошли все остальные религиозные течения. Галатеанцы, которым земляне повесили кличку «генетические фашисты», разделены по стоимости и сложности генетических модификаций. Чем дороже личные изменения, тем высокомернее ведет себя человек. На столь многообещающей платформе автор запускает моделирование космической войны, но справиться с задачей в полной мере, увы, ему не удалось.

Начнем с того, что научно-фантастическая составляющая теряет «твердость» еще в начале разведывательного рейда «Ариэля». Лэмб быстро скатывается лишь в подражание научности, пускает пыль в глаза выдуманными обозначениями, а затем доходит до классических штампов космооперы — к примеру, любые двигатели непременно ухают, визжат или ревут, проталкивая корабль сквозь вакуум; или от взрыва космической станции идет ходуном мостик на удаленном от нее звездолете. Но это лишь полбеды. Автор постоянно мечется между взрослой серьезной драмой и подростковым приключенческим чтивом, то углубляясь в психологические нюансы, то упрощая и уплощая мотивации, характеры персонажей.

Ключевой и главный герой романа — роботер Уилл. Чрезвычайно талантливый, инициативный и смелый, успевший за пять лет войны с землянами трижды сменить корабль из-за излишнего упрямства. Созданный, чтобы напрямую взаимодействовать с многочисленными программными комплексами, но не страдающий от аутизма, как большинство роботеров. На «Ариэле» ему предстоит обрести друзей и сохранить дружбу, когда инопланетная Реликвия, найденная сперва торговцами-Первопроходцами, а затем и землянами, выберет именно Уилла для того, чтобы определить судьбу всего человечества. Либо уничтожение за деструктивность нашего вида, укрепление рабства и невежества, либо развитие ради совершенствования, мирного поиска себя и своего места в мире.

В целом, «Роботер» представляет собой неровную и разнородную историю, в которой приключенческая космоопера успевает и зайти в пределы социальной фантастики, и подарить читателям шикарный атмосферный экскурс в мертвую звездную систему, чьи обитатели были некогда признаны деструктивным видом и приговорены к смерти, и полноценное погружение в виртуальное пространство. Однако здравый смысл и интрига ближе к завершению отступают на задний план, а вперед выходит его величество «мегаоружие» и воля автора.

Итог: космические приключения диверсионного корабля в играх сверхцивилизации.

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Джанго Векслер «Тысяча имён»

Green_Bear, 30 июля 2018 г. 13:06

Затерянное в жарких песках государство Хандар отделено от королевства Ворданай морем, однако это не препятствует его королевскому величеству Фарусу Восьмому вмешиваться во внутренние дела союзника и держать на его территории Первый колониальный полк. В мирное время ворданайские офицеры тренировали хандарских военных, а солдаты участвовали в местных парадах, прожигали деньги в тавернах и борделях. Однако когда Эш-Катарионе, столице Хандара, вспыхнуло религиозно-освободительное восстание, Искупление, направленное против иноземцев, старого священства и правящей династии Эксоптераев, Первый колониальный спешно отступил в прибрежный Форт Доблести вместе с принцем и его придворными, чтобы дождаться приказов и помощи из метрополии. Офицеры и солдаты были почти уверены, что им велят грузиться на корабли и возвращаться, поскольку мятежников в пять-шесть раз больше, чем ворданайцев. Но у прибывшего вместе с пополнением полковника графа Януса Вальниха свое мнение на этот счет, ведь не зря же он специально добивался этого назначения.

Как нетрудно догадаться, историческим прообразом для «Тысячи имен» стал Египетский поход Наполеона, во время которого полководец наголову громил противника, неся при этом крайне малые потери. Также полковник Вальних унаследовал от своего прототипа пронзительный взгляд и главное — уникальное сочетание интуиции, эрудиции и логического мышления, что позволяет ему владеть ситуацией, безошибочно предугадывая поведение противника. Тяжелые переходы по раскаленной безводной пустыне, древние храмы и памятники довершают сходство.

За исключением прологов роман посвящен ворданайской армии, за которой мы попеременно следим глазами двух главных героев, капитана первого батальона Маркуса Д’Ивуара и новоиспеченного сержанта седьмой роты Винтера Игернгласса. Исполнявший до прибытия Януса Вальниха обязанности командира полка, капитан Маркус являет собой образцового служаку, самоотверженного, ответственного и исполнительного, однако не привыкшего к рискованным стратегическим играм. А потому на протяжении романа он исправно ассистирует полковнику в роли прямолинейного доктора Ватсона, задавая вопросы и поражаясь гениальности командира. В свою очередь сержант Винтер пытается одновременно справиться с внезапным повышением в звании и сохранить в тайне принадлежность к женскому полу, поскольку на самом деле Винтер — сбежавшая из приюта для неблагонадежных детей девушка. Получилось почти классическое становление-взросление юной героини с задатками лидера — принятие ответственности, дружба с подчиненными, борьба с недругами из числа однополчан, поиск нестандартных решений в кризисный момент. И да, по ночам девушку посещают тревожные видения с призраком ее первой возлюбленной.

По большей части история представляет собой военно-полевые хроники Колониального полка, составленные подробно, но без сухой скрупулезности, присущей справочникам и уставам. Автор описывает эпоху, когда личное огнестрельное оружие уже стало играть ключевую роль в сражениях, но штыковые атаки еще сохранили свою действенность. В отличие от «Порохового мага» Брайана Макклеллана, Векслер куда больше внимания уделяет строевым упражнениям, процедуре зарядки мушкетов, тактическим приемам. Изнанка войны тоже отражена в полной мере — с оторванными конечностями, замученными пленниками и хирургами-«мясниками». Батальные сцены удались однозначно, поданные атмосферно и масштабно. И лишь ближе к финалу магическая подоплека резко выйдет на передний план, обещая в следующих томах продолжение тайного противостояния могущественных орденов и культов.

Итог: добротное военно-приключенческое фэнтези.

Оценка: 8
–  [  20  ]  +

Эд Макдональд «Чёрные крылья»

Green_Bear, 20 июля 2018 г. 19:59

Уже два столетия длится война между Безымянными, могущественными колдунами, и Глубинными королями, чудовищными существами, которых кто-то в древности заточил на дне океана. Дотла сожжены города, равнины превратились в мертвые пустоши, искаженные смертельно опасной магией. Лишь загадочная Машина Нолла, уничтожившая одного из королей, позволила достичь шаткого затишья в Пограничье. Лично Безымянные больше не вмешиваются, охраной пограничных станций и ядра Машины заняты военные, а поиском и ловлей лазутчиков — наемные отряды головорезов под названием «Черные крылья». Капитан Галхэрроу является предводителем одной из таких команд, охотящихся за приспешниками королей. После пятилетнего перерыва он вновь получает тайный приказ Безымянного Воронья Лапа. «Она должна выжить!»

Дебютный роман Эда Макдональда «Черные крылья» продолжает ряд удачных открытий в жанре темного фэнтези за последние годы. Мрачные пустоши, жестокие и мало похожие на людей могущественные колдуны-Безымянные, отряд разношерстных наемников — роднят историю с «Черным отрядом» Глена Кука, а эмоциональное повествование с долей цинизма и авантюрные элементы — с «Легендой о Круге» Дугласа Хьюлика.

Тусклое небо зеленого, грязно-золотого и буре-кровавого цветов бесстрастно следит за путниками, ползущими по черно-красным камням и песчаным дюнам. Это Морок, искалеченная жуткой магией таинственного Сердца Пустоты земля, посреди которой когда-то стояли города Адрогорск и Клир. Здания плавились, горы пылали, реки обратились в камень, а немногих уцелевших горожан изуродовала магия. Теперь же гарнизоны на станциях ждут признаков появления врага в Мороке, чтобы по сигналу сжечь его легионы Машиной Нолла. Однако большая часть событий разворачивается не в отравленной, полной опасностей и магических аномалий пустыне, а в самом Пограничье — на станциях и в Валенграде, городе-крепости, центральном узле обороны. Служба Галхэрроу приводит его и в особняки аристократов, и на мануфактуры, где из лунного света маги-«таланты» плетут необходимый для зарядки батарей фос. Но чаще капитану приходится шнырять в Помойке — среди сырых и убогих зданий, в подвалах — в поисках приспешников и тварей. Ведь Глубинные короли пополняют свою армию драджей из людей.

История отряда «Черных крыльев» начинается, как мрачный дорожный фэнтези-квест со скупым «отыщи-догони-убей», затем превращается в авантюрные приключения с элементами детектива, чтобы в конце переродиться в темное военное фэнтези с элементами классического квеста. Подобный микс с одной стороны не позволяет автору честно отыграть какой-либо из жанров до конца — разве что авантюры разворачиваются в полной мере. Детективом в чистом виде книга тоже не является, поскольку круг подозреваемых крайне узок, улик прискорбно мало, и вопрос стоит даже не «кто?», но «почему?» С другой стороны, и заскучать читатель не успеет при всем желании, ведь капитан Галхэрроу постоянно бежит наперегонки со смертью, спасая то друзей, то человечество, а то и вовсе собственную шкуру.

Хотя главный герой далек от безупречного рыцаря без страха и упрека, и ему более привычны грубые и грязные методы, но в душе он упорно хранит светлые образы из юности. Поэтому отнюдь не случайная встреча с первой любовью — леди Танза, которая стала талантливым магом, «спиннером» — заставит его выбраться из старательно взращенной скорлупы черствости и цинизма, чтобы бросить все силы на защиту возлюбленной. Ведь когда начнут всплывать нелицеприятные факты о Машине, противоречащие официальной версии, очень многие захотят заткнуть рот или окончательно избавиться от излишне любопытной леди вместе с ее телохранителем. Однако кто сказал, что это будет легко?

Итог: увлекательное авантюрно-приключенческое темное фэнтези.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Роберт Чарльз Уилсон «Хронолиты»

Green_Bear, 19 июня 2018 г. 14:49

Первый Хронолит возник летом 2021 года в Таиланде, вдали от крупных городов, в джунглях провинции Чумпхон. Гигантский монумент выглядел, как гладко отполированный четырехгранный столб с конической вершиной, сделанный из синего и похожего на непрозрачное стекло материала. Всевозможные его исследования — бурение, спектральный и температурный анализ — быстро зашли в тупик. А выбитые на монументе знаки, смесь ломаного мандаринского и упрощенного английского, гласили о завоевании неким Куаном южных земель Таиланда и Малайзии спустя двадцать лет после появления хронолита. Публике вскоре наскучил загадочный обелиск, а ученые тщетно выдвигали гипотезы и гадали, действительно ли монумент прибыл из будущего. Однако в 2022 году шутки закончились. Второй Хронолит своим прибытием разрушил Бангкок, погубив множество людей.

В романе «Хронолиты» Роберт Уилсон использовал ту же самую подачу истории, что и трилогии «Спин», в которой читатель наблюдал за событиями космического масштаба в зеркале жизни обычного человека. Гигантское — из малого. Общественное — через личное. Научное — в повседневном. Получился своеобразный сплав мейнстримной психологической прозы и гуманитарной НФ в планетарном масштабе. Ключевые сцены, научные дискуссии и социальные перемены нанизываются на нитку неспешных мемуаров Скотта Уордена, программиста, чья жизнь оказалась тесно связана с Хронолитами — прибытие первого в Чумпхон, работа в команде исследователей.

Несмотря на наукоподобные рассуждения героев, фактически Уилсон аккуратно жонглирует отдельными терминами из гипотетических теорий, не погружаясь вглубь математических разделов или физических процессов. Немного выдержек из теории струн и теоремы Минковского, философские рассуждения и метафоры — вот материал, на котором воздвигнуты «Хронолиты». А посвящен роман, если отстраниться от психологической линии Скотта и его жизненных перипетий, наглядной иллюстрации феномена «самосбывающегося пророчества» в формате целой планеты. Причина и следствие закручиваются классическим уроборосом, превращая время в зыбкую череду попыток то ли избежать неизбежного, то ли поиска наилучшего выхода среди худших, ведь при любом раскладе провозглашенных Хронолитами побед Куана уже не отменить.

И здесь Уилсон исподволь предлагает читателю критический взгляд на современное общество. Общество, которое наслаждается благами цивилизации, пребывает в комфорте и пресыщении. Однако стоит появиться некоему символу — например, Куану — как монолит спокойствия стремительно покрывается трещинами сомнений, розни, страха и рассыпается на враждующие осколки. Общество терпит поражение даже не перед идеологией или лозунгом — но всего лишь символом, прообразом неизбежных грядущих перемен. Тем печальнее звучат вроде бы счастливые нотки в финале, когда герой любуется на старт космического зонда. Ведь, чтобы совершить новый рывок в развитии, человеческой цивилизации потребовалась опасная угроза, годы упадка, войн и хаоса. Дорогая цена за шаг вверх по лестнице познания, не так ли? Хотелось бы верить, что существует и другой, менее трагичный путь.

Итог: социально-психологический роман с элементами хронооперы.

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Мэтт Рафф «Злые обезьяны»

Green_Bear, 31 мая 2018 г. 16:28

Белая комната — белые стены, белый потолок, белый пол. Фотография политика. Стулья и белый стол. Два человека — оранжевый тюремный комбинезон и белый врачебный халат. Так подчеркнуто кинематографично начинается роман «Злые обезьяны» Мэтта Раффа. Джейн Шарлотта, заключенная тюрьмы Кларк Каунти в Лас-Вегасе, содержится в крыле для психов, обвиняется в убийстве и утверждает, что работала на секретную Организацию в подразделении «Злые Обезьяны». Доктор Ричард Вейл работает над ее случаем и пытается выяснить, кто такая эта пациентка — сумасшедшая социопатка, коварная злоумышленница или... действительно охотница за опасными психами?

Белая комната — как исповедальня. Единожды пойдя на откровенность, упомянув при копах о «Злых Обезьянах», Джейн и дальше подробно рассказывает доктору историю своей жизни, проб и ошибок. Героиню трудно назвать идеальной — частенько закидывалась наркотиками, спала с шестнадцатилетними беспризорниками, прожигала жизнь, не задумываясь о своем предназначении. Лишь в тридцать осознав, что так продолжаться не может, и вспомнив девиз Организации: «omnes mundum facimus» — мы все создаем мир, она решила найти дело всей своей жизни.

Белая комната — как пространство сна. Исповедь героини кажется предельно искренней и эмоциональной, но буквально с первых же глав встает вопрос о достоверности ее истории. Рафф шикарно обыгрывает прием с ненадежным рассказчиком, перемешивая отдельные совпадения и расхождения с архивными документами так, чтобы неизменно оставлять долю неопределенности. Ведь даже записям и файлам нельзя верить на все сто процентов, если Организация и впрямь существует, а ее отдел «Снабжение», контр-разведка, подчищает следы и изменяет протоколы. Вообще методы и возможности Организации часто заставляют задаться вопросом — не слишком ли смахивает она на секретное агенство из комиксов или конспирологического чтива? Однако цинизм, самоирония и аргументы сотрудников позволяют постоянно балансировать на грани между «верю» и «не верю».

Белая комната — как операционная, где душу вскроют, отпрепарируют, а затем «взвесят, измерят, оценят» — к слову, Рафф охотно использует отсылки к Библии и свободно цитирует ее. Можете ли вы сказать, где проходит грань между воплощенным злом и безответственностью, эгоизмом или дурными наклонностями? Организация не ставит перед собой цель наказать или посадить всех нарушителей закона. Их цель — эффективная борьба со злом исходя из разумного ожидания положительного результата, поэтому главную роль играет отдел «Затраты-Выгоды», а не простые исполнители вроде «Злых Обезьян». Впрочем, есть и условно независимые подразделения, например, «Жуткие Клоуны» — те еще колоритные ребята с очень неоднозначными манерами и методами.

Белая комната — будто арена для финального поединка, в котором будут сорваны маски и объявлена истина. Если начинается роман как исповедь-монолог, то чем дальше, тем больше возникает вопросов, подозрений и интриг. Настоящая судьба Фила, брата Джейн. Реальность Организации. И конечно, борьба Организации со «Стаей», тем самым воплощенным злом, о которым говорилось выше. «Стая» — анти-организация с эмблемой в виде морды мандрила, этакой пародией на название отдела «Злые Обезьяны». «Стая» — как вездесущий и могущественный враг, способный нанести удар в любой момент и в любом месте. Потакатели порокам и покровители маньяков. Пожалуй, к недостаткам романа можно причислить лишь относительно небольшой объем. Рафф рисует весьма пестрый и колоритный мир с подчас абсурдными правилами, но активное использование отсылок на другие книги, фильмы, а также реальные события все-таки помогают поверить в происходящее. Поверить с поправкой на то, что верить здесь нельзя никому. Поверить и ждать финала, в котором автор отлично сконцентрировал все ответы, несколько раз перевернул происходящее с ног на голову и поставил жирную точку из пистолета ЕП — «Естественные Причины». Причины — смерти, разумеется.

Итог: динамичный психологический триллер, обыгрывающий вопросы о зле, методах и ответственности.

Оценка: 8
–  [  16  ]  +

Джесс Буллингтон «Печальная история братьев Гроссбарт»

Green_Bear, 25 мая 2018 г. 14:40

Создавая самое натуральное ведьминское варево, Буллингтон дерзко смешал ядреное темное фэнтези с густой исторической прозой, щедро кинул склизких ошметков хоррора и сушеных лапок от фольклора, а для пущего аромата добавил галлюциногенного гротеска и шипучего черного юмора. В предисловии автор честно предупреждает, что книга содержит немало жестокостей, а в первой главе исчерпывающе характеризует Гегеля и Манфрида Гроссбартов, как законченных отморозков, чудовищных убийц и алчных расхитителей гробниц, нисколько не кривя душой и не заигрывая с читателями. Братья Гроссбарт действительно настолько корыстолюбивы, безжалостны и омерзительны, что могли бы уверенно рассчитывать на победу, если бы кто-то учредил конкурс на звание «самого отвратительного ублюдка». Однако стоит понимать, что само по себе достоверное описание средневековых нравов и обычаев уже представляет собой весьма серьезное испытание для психики современных людей.

За основу Буллингтон явно взял фольклор немецких земель, причем не приглаженный цензурой поздних обработчиков. Однако он использовал не только сказочные, но и мистико-религиозные мотивы, относящиеся к периоду безграничной власти Черной Смерти. Весьма вероятно, что автор сам придумал братьев Гроссбарт, завуалировав якобы существовавшими первоисточниками веселую литературную игру. С другой стороны, даже если бы братьев Гроссбарт не существовало, то их следовало бы выдумать, поскольку они идеально отражают состояние своей эпохи, в которой умудрялись сочетать истовую набожность и лютые богохульства, сентиментальную чувственность и ледяную черствость, безграничное милосердие и изощренный садизм.

В сюжетном плане роман представляет собой типичное дорожное приключение, где герои перемещаются между ключевыми точками-локациями, в каждой из которых разворачивается небольшая история. Начинает путешествие читатель в Бад-Эндорфе, небольшом городке возле Альп, а затем пересекает перевалы, сражается с чудовищем-людоедом и якшается с ведьмой в долинах, натыкается на демона, едва спасается от чар сирены-никсы и сходится в решающей схватке со всеми, кого успели обидеть, изуродовать и ограбить братья за время пути. При этом Буллингтон то создает шикарные этюды, например, история ведьмы или городок, из которого неведомым образом пропали все обитатели, где чутко выдержана атмосфера и пойман баланс между экшеном, описаниями и юмором, то следом же пускается во все тяжкие, экспериментируя, что еще можно сделать в рамках прожженой чернухи, на которой клеймо негде ставить. И далеко не все плоды оказываются съедобными, по крайней мере, для широкой публики. В результате получилась крайне специфичное чтение, откровенно испытывающее на прочность нервы читателя, поскольку Буллингтон перебрал всевозможные варианты чернухи: от кощунств и цинизма до сплаттерпанка и садизма. В качестве своеобразного возмещения ущерба прилагается обширный ненавязчивый экскурс в нравы и традиции Священной Римской империи XIV века, морские обычаи, структуру католической церкви и организацию Крестовых походов. Стоит ли первое второго, на мой взгляд, каждый должен решить сам.

Итог: натуралистичное темное историческое фэнтези с элементами фольклора и сплаттерпанка.

Оценка: 7
–  [  13  ]  +

Кевин Хирн «Преследуемый»

Green_Bear, 15 мая 2018 г. 16:15

Что может быть хуже, чем божественная сущность, Туата Де Дананн, желающая отнять у тебя крайне ценный и опасный артефакт, легендарный меч Фрагарах, и поквитаться за его кражу? Разве что сразу две такие божественные сущности, объединившие свои усилия с отрядом фейри, великанами фир болги, а также ведьмами из местного ковена. Именно такие неприятности обрушиваются на голову живущего в Аризонском захолустье друида Аттикуса О’Салливана, главного героя романа «Преследуемый» Кевина Хирна.

Впрочем, не стоит недооценивать нашего героя. Во-первых, ему больше двух тысяч лет, он скакал рядом с Чингисханом и встречал Галилея. За прошедшие века О’Салливан накопил немало знаний и подготовил уйму сюрпризов для своих недоброжелателей. Во-вторых, на его стороне тоже играют божества, например, богиня войны и Собирательница павших Морриган. Правда, даже у лояльных и симпатизирующих друиду божеств есть свои личные цели, которые совпадают с желаниями Аттикуса лишь отчасти. Поэтому друиду приходится опасаться не только врагов, но и союзников. Тем не менее, также ему помогает стая оборотней, викинг-вампир Лейф и древняя ведьма Лакша Куласекаран. Однако полностью доверять Аттикус может лишь своему преданному питомцу, ирландскому волкодаву Оберону.

Несмотря на упрямо возникающие ассоциации с циклом «Досье Дрездена» Джима Батчера, стоит понимать, что между ними есть как сходства, так и различия. Оба цикла написаны в ироническом ключе и посвящены приключениям главных героев, обладающих магией, но живущих среди обычных людей в современном мире. Однако если Батчер регулярно обрушивает на Дрездена все новые и новые неприятности, загоняя своего героя в угол, то Хирн обращается с Аттикусом ласковее. Сюжет «Преследуемого» представляет собой череду последовательно разрешаемых друидом проблем, причем почти всегда Аттикус находит решение, не ставящее его на край гибели. В магических системах обоих авторов нет уровней заклинаний или численных параметров, волшебство представлено ритуалами, взаимодействием со стихиями и артефактами. Опять же состав актеров этой пьесы приятно радует разнообразием — здесь и классические вампиры с оборотнями, и мифические существа, и божества из разных пантеонов.

В целом, у Хирна получилась довольно веселая, немного легкомысленная история, раскрывать сюжетные детали которой — значит лишить читателя большей части удовольствия. Тем не менее, есть у романа и проблемы. В повседневной жизни Аттикус выглядит вчерашним студентом, ведет себя соответствующе и настолько вжился в образ, что даже приятели по магическим делам поражаются, насколько неотличим двухтысячелетний друид от современных парней. Увы, он и впрямь неотличим — столь же легкомысленный, неунывающий и жизнерадостный. Иногда это работает в плюс, например, в шутливых пикировках с Обероном, но порой все же ловишь себя на том, что ждешь от древнего гостя из Железного Века большей серьезности, хитрости и осмотрительности.

Второстепенные персонажи Хирну вполне удались, но все же самым колоритным и симпатичным оказался не волкодав Оберон, не божества войны или охоты — Морриган и Флидас, а достопочтенная вдова Макдонаг, которая опекала кажущегося ей юнцом Аттикуса и даже любезно позволила закопать на своем заднем дворе труп одного из врагов друида. А вот сражения часто выглядят так, словно автор описывает пошаговые настольные игры — слишком много мыслей и разговоров, часто пафосных и гротескных, а враги будто только того и ждут, чтобы Аттикус покончил с ними. Впрочем, хроники железного друида лишь начинаются, поэтому будем надеяться, что Хирн совершенствовался, не останавливаясь на достигнутом в дебютной книге.

Итог: приключенческое городское фэнтези с мифологическими элементами.

Оценка: 7
–  [  14  ]  +

Пол Дж. Макоули «Тихая война»

Green_Bear, 7 мая 2018 г. 11:26

Если судить по названию и официальной аннотации, то роман «Тихая война» является чем-то средним между шпионским триллером и военной космооперой. Однако его автор, Пол Макоули, закончил бакалавриат по направлению «Ботаника и зоология», защитил Ph.D на тему растительно-животного симбиоза, а потом больше десяти лет занимался исследовательской и преподавательской работой. Поэтому в «Тихой войне» смешаны элементы научно-биологического с космооперным, и отсюда проистекают как достоинства книги, так и ее недостатки.

Итак, человечество оказалось расколото на две основные фракции. Точкой разделения и обособления стала эпоха Переворота, когда глобальное потепление и его последствия едва не уничтожили цивилизацию и биосферу. Жители научно-промышленного лунного города Афины предпочли бежать от захвативших власть на Земле транснациональных государств дальше на Марс, на луны Юпитера и Сатурна. А на планете после долгого периода, когда человеческая цивилизация балансировала на грани полного краха, мощные шторма и наводнения сотрясали планету, а огромные территории скатились в дикость и варварство, наконец-то восстановилось некое подобие порядка. Три главных игрока — Великая Бразилия, Тихоокеанское сообщество и Европейский союз — приняли единую политику воссоздания прежней экосистемы и насаждения культа богини Геи, владеющей Землей.

Начинается история с описания секретных проектов спецслужб и политических интриг Великой Бразилии. Дейв-8, результат генетического эксперимента — будущий агент разведки среди дальних. Кэш Бейкер, матерый летчик-истребитель — чья нервная система интегрирована благодаря имплантам с кибернетикой космического аппарата. Мэси Миннот, специалист по экологии микроорганизмов. И наконец профессор–доктор Шри Хон–Оуэн, светило генетики и протеже могущественного экопроповедника, ведущая двойную и даже тройную игру.

Однако по мере развития сюжета Макоули все чаще переносит внимание от людей и их конфликтов ко всевозможным биосистемам. Он детально описывает отдельные элементы биомов — биосистем, включающих в себя множество тесно связанных биоценозов. Не ограничиваясь этим, автор наглядно показывает сложность протекающих в биомах процессов, где любая мелочь — например, избыток металлов в почве или избыточное содержание газа в воде — может нарушить шаткое равновесие. Бактерии и планктон, водоросли и губки, крабы и угри, шмели и грызуны — масштаб постоянно меняется, от микро до макро-уровня.

Казалось бы, роман представляет собой редкостное сочетание научного и политического, однако, как было сказано в самом начале рецензии, есть и обратная сторона медали. Начиная разбавлять шпионско-политические сюжетные линии не только обширными историческими и социальными экскурсами, которые необходимы для понимания всей картины, но также и развернутыми биотехническими этюдами, Макоули катастрофически теряет в динамике. Сюжет превращается в бусины удачных сцен, болтающиеся на нити бесцветного и необязательного повествования. Увы, но сами по себе генные модификации были оригинальностью во времена «Рибопанка» Ди Филиппо, теперь же хочется или более глубокого описания, или прослеживания новых социальных взаимоотношений. В этом плане дальние ведут себя крайне инфантильно, даже те персонажи, которые являются взрослыми по биовозрасту.

Фактически «Тихая война» представляет собой развернутое введение в смоделированный автором футуристический прогноз в духе Дэвида Брина, пространный пролог к большой истории мира. Таким образом в последующей мозаике — рассказах и повестях — читателя уже не нужно заново вводить в курс дела. Учитывая, что большая часть сюжетных линий зависла в неопределенности, также стоит ожидать их более яркого развития в следующих романах из цикла.

Итог: обширное панно из твердой астро-био-НФ и циничной космополитики.

Оценка: 7
–  [  16  ]  +

Энди Вейер «Артемида»

Green_Bear, 28 апреля 2018 г. 11:27

Дебютный научно-фантастический роман «Марсианин» принес Энди Вейеру широкую известность, а удачная экранизация упрочила мировой успех. Поэтому новость, что права на съемки фильма по новой книге Вейера были куплены еще до ее публикации, оказалась вполне предсказуемой. Какая же киностудия откажется от потенциального блокбастера?!

Никакого Марса, никакой напряженной робинзонады в миллионах километрах от цивилизации. Впрочем, действие разворачивается лишь немногим ближе к Земле — на поверхности Луны, под куполами Артемиды, первого и единственного на этот момент инопланетного города, а также в его окрестностях. Главная героиня, Джазмин Башара, работает самым обычным курьером и мечтает получить лицензию Гильдии Работников безвоздушного пространства, чтобы невозбранно выходить наружу и прилично зарабатывать проведением экскурсий. Впрочем, есть у нее и другой источник доходов, правда, крайне плохо сочетающийся с законом. Джаз заправляет каналом доставки и распространения контрабандных товаров по Артемиде. Но когда местный богач Тронд внезапно предлагает невероятно щедрую сделку — на целый миллион артемидийских жетонов — импульсивная Джаз не в силах устоять перед соблазном.

Если вы критиковали «Марсианин» Вейера за отсутствие упоминаний о Роскосмосе и негативные эпитеты в адрес советской космонавтики, то здесь можете расслабиться, потому что абсолютным фаворитом становится... Кенийская Космическая Компания. В условиях, когда все западные страны ввели строжайшие экологические требования к ракетостроению, именно экваториальная страна без собственных институтов смогла привлечь максимальными налоговыми льготами и выгодным географическим расположением десятки крупных корпораций, которые профинансировали мегапроект по созданию мощной индустрии и полноценного лунного поселения. Но со временем бурное развитие Артемиды сходит на нет, ведь содержание куполов обходится дорого. Поэтому когда появляется шанс наполнить бюджет Артемиды, Главный Администратор Фиделис Нгуги пойдет на любые ухищрения и подлости. А Джаз окажется в эпицентре риска среди корпоративных интриг, гангстерских разборок и рискованных диверсий.

Стоит понимать, что «Артемида» — это не максимально точный и выверенный футурологический прогноз с полным пакетом научных обоснований. Вейер откровенно развлекается, предлагая читателям один из маловероятных вариантов развития событий и утрируя современные западные тенденции. Однако кажущееся легкомыслие не помешало ему заложить вполне адекватную экономическую модель, пусть и схематичную. И разумеется, Вейер до предела насытил повествование инженерно-техническими деталями и ребусами, на которых основаны ключевые повороты сюжета. Книга-мечта для фанатов гаечных ключей, сварочных аппаратов и химиков-практиков.

Веселый настрой Вейера нашел свое отражение и в характере героев, и в стиле романа, который наполнен добродушной иронией, раскованным стебом и юмором. Автор так или иначе прошелся по всем — мусульманам и евреям, геям и «ботаникам». Но получилось у него это действительно задорно и беззлобно: «Тащи шесть пинт – три для гея, три для гоя», — показательный тому пример. Отчасти благодаря этому роман стал молодежным, а не подростковым. А отчасти потому, что Джаз двадцать шесть, и она уже успела разочароваться в первой влюбленности, потерять второго парня, пережить острый период подросткового бунта и взять на себя ответственность за последствия. Однако рано или поздно ей придется все же найти общий язык с родным отцом, найти свое место в социуме, научившись играть по ненавистным чужим правилам — бюрократичным, макиавеллистичным и лицемерным, чтобы защитить себя и друзей.

Итог: молодежно-приключенческая фантастика с элементами инженерных задач.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Ли Бардуго «Шестёрка воронов»

Green_Bear, 10 апреля 2018 г. 17:29

Днем в Кеттердаме правит балом Торговый совет, на Бирже бурлят сделки, а купеческие дома снаряжают корабли за кофем, шелком и юрдой, споро скупают привезенные в город товары. Но с наступлением ночи жизнь перемещается в Бочку: лабиринт узких улочек, район игорных заведений и убогие трущобы, где пестрая публика ищет развлечений. Яркие огни и веселая музыка соседствуют с грязными развалинами и нищетой, а жизнь ходит рука об руку со смертью.

С расцветом янг-эдалта на Западе появились целая палитра ориентированных на подростков книг, в том числе в самых разных жанрах. От популярной слезливой романтики до штучных философских сказок-притч. Наряду с условно «темным» янг-эдалтом таких знаменитых писателей, как Аберкромби и Бачигалупи, сказали свое слово и начинающие авторы. В трилогии «Шестерка воронов» Бардуго соединяет жестокую атмосферу викторианских трущоб, прагматичность европейских торговцев и холодные каналы Амстердама.

Это история ловкого авантюриста и циничного вора Каза Бреккера, лейтенанта банды и правой руки главы «Отбросов», которому влиятельный купец сделал заказ на похищение важного ученого из неприступной крепости, лучшей в мире тюрьмы — Ледового Двора во Фьерде, расположенной на севере стране, где ненавидят и преследуют магов — гришей. Это история дерзких подростков, волею судьбы оказавшихся на дне общества и научившихся выживать любой ценой. Это история о команде, которая может совершить невероятное, если ее члены доверятся Казу, ведь у него всегда есть план. Почти всегда.

Итог: авантюрно-воровской квест с элементами и дарк-фэнтези, и подросткового становления характера.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Олег Борисов «Док»

Green_Bear, 2 апреля 2018 г. 19:01

В посвящении к роману и пред-постскриптуме Борисов честно предупреждает читателя, что основой для книги послужила первая Чеченская война. И хотя автор перенес действие на другие планеты, однако и общий уровень развития военной техники, и методы глобальной геполитики изменились крайне мало. Получилась жестокая и суровая история о бессмысленной, кровавой и чужой войне, в топку которой с обеих сторон забрасывают все новые и новые порции пушечного мяса.

Пришедшая повестка отправила Макса Убера, бывшего врача со скорой и хирурга из неблагополучных кварталов, на передовую в сводную бригаду специального назначения. Сводную, потому что туда скидывают всех отчаянных и буйных, бывших наркоманов и гангстеров. Специального назначения, потому что бригаду используют как расходный материал, бросая в самое пекло, затыкая прорывы и тотально экономя на ее снабжении. Ведь зачем тратить дорогие боеприпасы к артсистемам, драгоценные медикаменты, мощные гранатометы и чуткие датчики систем слежения, если можно просто набрать новых голодранцев из трущоб, которые пойдут на смерть ради выплат для семей?! Вот только Убер и его ротный делают все, чтобы хоть кто-то из их подчиненных выжил и вернулся домой.

В новой жизни Убера, одного из «жестяных солдатиков», как он называет соратников, мало поводов для радости и веселья, однако именно такая депрессивно-мрачная и болезненно-тяжелая история заставляет встряхнуться от наносного цинизма и осознать ценность таких простых вещей, как верность и дружба, родной дом и мирное небо.

Итог: реалистично жесткие фантастические военно-медицинские хроники.

Оценка: 8
–  [  16  ]  +

Лен Дейтон «Британские СС»

Green_Bear, 22 ноября 2017 г. 11:13

Недавно на зарубежном телевидении были показаны два сериала, в которых рассматривается альтернативно-историческая реальность, где гитлеровская Германия сумела одержать победу — «Человек в высоком замке» и «SS-GB». Что характерно, оба имеют литературную основу, в первом случае — одноименный роман Филипа Дика, а во втором — роман Лена Дейтона, в русском переводе получивший название «Британские СС».

К середине февраля 1941 года немецкие войска окружили или уничтожили остатки британских сил. Акт капитуляции, лагеря на континенте для военопленных, продуктовые карточки и сегрегация евреев, но главное, конечно же, новая власть — марионеточное правительство и оккупационное военное командование. Поэтому Скотленд-Ярдом и вообще всей британской полицией теперь командует генерал Келлерман из СС. И хотя полицейские пока занимаются привычным расследованием грабежей и убийств, но грядут перемены, и каждому рано или поздно придется выбирать между долгом и честью, между позором и смертью.

Главный герой романа, инспектор Дуглас Арчер, еще до войны прославился громкими расследованиями убийств, поэтому новое руководство в лице Келлермана высоко ценит его способности. И когда из Берлина прилетает штандартенфюрер Хут, офицер из личной службы безопасности Гиммлера, именно Арчер становится его помощником и гидом в Лондоне. Однако Хута крайне остро волнует дело об убийстве некоего Питера Томаса, и чем дольше инспектор ведет расследование, тем сильнее убеждается, что здесь замешано как британское Сопротивление, так и немецкие спецслужбы. И найти преступника — лишь малая часть задачи, от решения которой зависит будущее Британии, Германии и всего мира.

Благодаря мрачновато-циничному юмору Дейтона роман читается легко и бодро, несмотря на трагичность темы. Автор мелкими штрихами в антураже, ремарками в диалогах умело создает гнетущую атмосферу оккупации. Фактурные описания позволяют даже человеку, никогда не бывшему в Англии, представить себе размах немецкого влияния, горечь безысходности и бессилия, злость от каждодневного унижения. Выкрашенная в желтый скамейка для евреев в зоопарке. Рестораны и театры, куда вход открыт только для немецких солдат. Внезапные облавы с проверкой документов и массовые аресты после теракта. Бывший владелец элитной чайной, еврей, торгует жареной репой на улице. Ушлые дельцы-авантюристы сбывают немцам антиквариат и картины, часть воруя из брошенных домов, часть скупая за бесценок на черном рынке. Дейтон язвительно и саркастично проходится по всем: по грызущимся чинам немецкой армии и СС, по оккупационной администрации и ушлым барыгам, по озлобленным бойцам Сопротивления и пытающимся зажмуриться обывателям.

В отличие от простых работяг, инспектор Арчер слишком хорошо видит всю картину, но пытается успокоить совесть тем, что лишь выполняет по-прежнему необходимую работу — ловит преступников. Пусть в одном с ними здании расположено гестапо, пусть Келлерман числится в СС, пусть короля, по слухам, держат в Тауэре под арестом. Главное для Дугласа Арчера долг полицейского перед страной и отца перед сыном, маленьким Дугги, который лишился матери, когда шли бои за Лондон. Однако интриги СС, абвера, Сопротивления и американцев вокруг разработок погибшего ученого ставят его тихий мирок под угрозу, давят на долг патриота, на страх перед застенками гестапо, на безопасность сына, на честолюбие и профессиональную этику. И что самое худшее, выбирать инспектору придется между плохим и очень плохим. Придется балансировать на грани между страхом и риском, между ложью и недомолвками. Подозревать всех и каждого, играть в смертельно опасную игру со спецслужбами и одновременно искать сколько-нибудь приемлемый выход.

Итог: отличный детектив со сложными этическими дилеммами и шпионскими интригами.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Владимир Зещинский «Наяль Давье. Барон пограничья»

Green_Bear, 14 ноября 2017 г. 17:27

Если бы я начинал отзыв с краткой характеристики книги, то про эту написал бы так: «заурядная и занудная графомания об очередном попаданце №935677***» Упс, уже начал... Ладно, тогда объясню подробнее. В первых главах автор затянуто, монотонно и шаблонно описывает, как герой ощущает новое тело, как выглядят средневековые столы, замки и кухня, а затем резво награждает его плюшками в виде магических способностей и преданных слуг. По сути, это и есть весь роман в миниатюре.

По меркам Самиздата слог привычно косноязычен и неграмотен. Автор на автомате решает проблемы главного героя, в нужный момент выдает ему крутые способности, полезные знакомства, редкие артефакты. Удачных случайностей оказывается так много, что интерес умирает задолго до середины книги. Бац, и дядюшка-предатель изобличен и казнен. Бац, и магический портал найден, ведущий прямиком в столицу. Бац, и герой уже на короткой ноге с принцем. Дальше не буду продолжать, чтобы не спойлерить унылые остатки сюжета.

Едва намечается интересное побочное ответвление сюжета — секрет магии плетений, загадка портала и башни — как автор его забрасывает и возвращается к прокачке героя. Потенциально тот уже мог бы править парой-тройкой королевств. Чего стоит только магически гарантированная верность подданных, чтение мыслей и памяти, владение всеми стихиями и возможность усиление чужих талантов. Даже странно, что автор не спешит с завоеванием мира. Зато пресно и скучно описывает быт, примитивные «интриги» героя и его стремительные победы.

Итог: типичный и посредственный образец попаданческого фэнтези.

Оценка: 4
–  [  5  ]  +

Дмитрий Григоренко «Небо без нас»

Green_Bear, 13 октября 2017 г. 10:12

Хотя на основе игрового мира «Stalker» уже написаны сотни книг, тем не менее, фанатам серии стоит прочесть роман «Небо без нас», и вот почему. Даже если вычеркнуть типовые элементы — названия мутантов и аномалий, мироустройство Зоны — то история сохранит краски и жизнь, не развалится и не распадется на несвязанные друг с другом части.

В отличие от многих главных героев в межавторском цикле, фельдшер Кузьма Новиков отнюдь не рвался в полную мрачных развалин и зловещих аномалий Зону, в которой действуют суровые и жестокие законы. Но негласные правила в его воинской части требовали от каждого хотя бы раз пересечь границу и проверить себя на прочность. А уж когда к негласному правилу добавился прямой приказ начмеда, то отступать стало некуда.

Однако планы Кузьмы тихо и быстро пройтись по окраине Зоны, заглянуть в бар, прикупить артефакт и вернуться, очень быстро пошли прахом. Сначала стычка с мутантами, превратившийся в ловушку старый схрон, а затем и вовсе нежданная встреча с бандитами, у которых своя точка зрения на будущее Кузьмы. Получилось мрачное чередование боевика, блатных нравов, блужданий по Зоне и самоосмысления Кузьмы, который узнает цену свободы, принципов и доверия.

Занятно, как автор сперва постепенно показывает, что даже бандиты могут порой быть человечными, а затем выворачивает их души наизнанку, обнажая гниль и подлость. Для дебюта вполне неплохо, еще бы не помешала вдумчивая редактура, но где хорошие редактора, а где межавторские проекты, увы?

Итог: неплохой сталкерский дебют, сдобренный рефлексией, риском и блатными спутниками.

Оценка: 7
–  [  27  ]  +

Кшиштоф Пискорский «Тенеграф»

Green_Bear, 20 сентября 2017 г. 21:07

Уже много веков эстетика «плаща и шпаги» в авантюрных историко-приключенческих книгах будоражит фантазию читателей, начиная с комедий де Вега, продолжая мушкетерами Дюма и заканчивая циклом о капитане Алатристе Переса-Реверте. Роман Кшиштофа Пискорского «Тенеграф» во многом заимствует эти традиции, перенося их на поле фэнтези. Хитросплетения политических интриг соседствуют у него с магией тенепространства, в роскоши купаются не только гранды, но и тенемастера, впрочем, вполне оправданно при рискованности их профессии. А любовь и честь неоднократно становятся движущей силой сюжета.

Морской ветер легко пролетает над купеческими кораблями, приплывающими в Сериву, с шумом проносится над парусами, растянутыми над двориками и улицами, одаряет свежестью дворцовые террасы, врывается в приоткрытые двери таверн, в которых сидят ветераны и художники. Серива — город опытных клинков и твердых принципов, коварных интриг и воинской чести, смолянисто черных теней и жаркого солнца. Здесь возвышается Ребро Севера, дающее огромную власть над тенепространством. Здесь творятся заговоры и ведется большая политика. Здесь наемные мастера шпаги и рапиры крадутся по крышам по ночам, беспощадно убивают в трактирах и закоулках, однако знатные роды все чаще прибегают к звону монет, шороху векселей и шепоту угроз. Здесь соприкосновение теней может стать фатальным, больше того, тени могут одичать или даже зажить своей жизнью.

Главный герой нашего романа — Арахон И’Барратора, ветеран Двадцатилетней войны, позже был королевским шпионом, одним из Серивской Троицы, затем скатился до наемного фехтовальщика у грандов, а впоследствии и до простого наемника у теневых воротил. Однако даже в бедности он сохранил строгие принципы, а возраст лишь позволил отточить умения и навыки обращения со шпагой. Опытнейший фехтовальщик и матерый убийца, он, впрочем, не гордится число убитых и старается избегать лишних жертв. Арахон уверен, что уже давно вылетел из круга большой политики, списан со счетов и забыт. Но цепочка случайностей приводит к тому, что он вмешивается к масштабные интриги со множеством игроков и промежуточных звеньев, где каждое вскоре жаждет убить одинокого фехтовальщика. Впрочем, сказать или приказать проще, чем сделать...

Одна из главных фишек «Тенеграфа» — продуманная и сложная система магии, основанная на существовании параллельного нашему миру тенепространства с его странными законами — раскрывается в полной мере только ближе к середине книги. До тех же пор роман успешно притворяется помесью исторического манускрипта с приключенческой историей, ибо многочисленные цветистые отступления и размышления здесь соседствуют с подробными описаниями схваток и поединков, где едва ли не каждое движение и удар просчитаны, выверены и отточены до блеска.

Пискорский неторопливо плетет витиеватое полотно, ведя сразу несколько побочных сюжетных линий, чтобы затем в полной мере развернуть сложную многоплановую интригу. Поэтому первое время повествование может показаться незамысловатым и даже излишне громоздким, пока рассказчик легко отвлекается на события недавнего и далекого прошлого, сообщая читателю об истории и архитектуре Серивы, о повадках и принципах Арахоны, о надвигающихся на печатника Камину и ученого Хольбранвера неприятностях. Но с определенного момента, когда Арахона выходит на тропу войны, а схватки следуют одна за другой, теневая магия резко врывается на передний план, становясь важной частью сюжета. Например, угадаете, почему девиз корсаров-патрийцев звучит «Один из всех, все из одного»?

Итог: авантюрно-приключенческое фэнтези в духе плаща, шпаги и тенемагии.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

К.К. Александр, Джейсон М. Хью «Андромеда: Восстание на "Нексусе"»

Green_Bear, 13 сентября 2017 г. 14:26

Хотя в первую очередь литературная серия «Mass Effect» нацелена на поклонников одноименной линейки компьютерных игр, тем не менее отдельные романы интересны и более широкому кругу читателей, которые любят масштабные космооперы с многообразием инопланетных рас.

Сюжет нового подцикла «Mass Effect: Andromeda» связан с грандиозной экспедицией. Четыре гигантских ковчега — от людей, азари, турианцев и саларианцев — а также гибрид космической станции и ковчега, будущий центр колонизации и исследований, «Нексус», отправляются в галактику Андромеда. Отправляются, чтобы оставив позади шесть веков и миллионы световых лет, старые распри и предрассудки, построить новое светлое будущее без пиратства или интриг.

Первая половина романа представляет собой атмосферный космический триллер, пугающий неизвестностью и впечатляющий декорациями. Главная героиня, директор безопасности Келли, приходит в себя от аварийного пробуждения и обнаруживает, что станция лежит в руинах. Тлеющая проводка зловеще мерцает в темных коридорах, отсеки наполнены дымом, повсюду валяются разбитые приборы, многие капсулы серьезно повреждены, а лежавшие в них колонисты — погибли. Уйма вопросов — и почти никаких ответов. Лишь разрозненные зацепки и напряженный бег наперегонки с выходящими из строя системами жизнеобеспечения.

Вторая половина, по мере восстановления станции уцелевшим экипажем, превращается в политико-социальную фантастику, посвященную самоорганизации, принципам управления и грани между свободой и диктатурой.

Итог: неплохая атмосферная вводная история в цикл-космооперу.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Майкл Флинн «В пасти льва»

Green_Bear, 12 сентября 2017 г. 14:40

Развивая мифопоэтическую историю на просторах Спирального Рукава в одноименном цикле, Майкл Флинн переносит основное действие на планеты Конфедерации Центральных Миров. Тщетно Донован надеялся, что сможет укрыться от Теней. Равн Олафсдоттр, агент Конфедерации, отыскала бывшего осведомителя и вовлекла в игры спецслужб, еще более рискованные и запутанные, чем прежде. Многие годы Тени были надежной опорой и верными исполнителями воли Названных, правящих Конфедерацией из Тайного Города. Но по прошествии времени разгорелись угли мятежа, породив пока что скрытую от посторонних войну, где редко убивают, а чаще соперничают за ключевые посты и управленческие полномочия, чтобы в нужный момент перехватить власть. Однако ожидание затягивается, кто-то из заговорщиков начинает сомневаться, а кто-то напротив жаждет немедленно взяться за оружие, пусть даже выступление будет обречено на провал. И вот, когда события достигают роковой черты, Донован оказывается решающим аргументом для всех мятежников.

После «Реки Джима», где преобладала научная составляющая: космический ковчег-терраформатор, громадный колонизационный флот, поиск источника человеческой миграции с помощью анализа ДНК – Флинн делает акцент на исторические и мифологические мотивы, насыщает текст пестрыми аллюзиями. Источником вдохновения для описания спецслужбы Теней послужила «Осень средневековья» Йохана Хейзинги, легшая в основу витиеватого и причудливого кодекса, включающего клятвы, поединки и гербы. Жизнь слишком хаотична и мимолетна, поэтому Тени создали свой замкнутый мир, где есть правила поведения, критерии красоты и высшая цель, за которую стоит сражаться. Но есть ли такая цель у Донована? В прошлом Названные расщепили его разум на несколько субличностей. И хотя в «Реке Джима» ему удалось добиться зыбкого равновесия и согласия между субличностями, сможет ли престарелый осведомитель с пошатнувшимся рассудком выжить в логове хищников? И кто он такой на самом деле, какие тайны хранит его память?

Отдельно стоит отметить сложное сплетение двух сюжетных ветвей: допрос-беседу Гончей бан Бриджит с Тенью Равн и рассказ агента про её путешествие с Донованом. Новому для цикла переводчику наконец удалось передать лингвистические игры Флинна, как подражание Гомеру, так и оригинальные диалекты с изящными пикировками. Автор держит читателя в постоянном напряжении, то натягивая струны тревоги, то баюкая переливами смеха, и аккуратно и неспешно подводит сюжет тетралогии к финальному тому, где должны раскрыться все карты и определиться судьбы цивилизаций.

Итог: увлекательная космоопера, выдержанная в ретро-позднесредневековом антураже.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Владимир Венгловский «Дебаггер»

Green_Bear, 7 сентября 2017 г. 14:12

Подозрительно щедрое предложение, откровенный шантаж, прямые угрозы — и вот Игорь Ламберт, профессиональный ретурнер, вновь отправляется в многопользовательскую виртуальную игру, чтобы разобраться, почему начали зависать игроки, хотя «Фронтир» не связан с пространством Чендлера, квантовые эффекты которого берут в плен сознания играющих.

Как и в первом романе цикла, автор создает атмосферную игровую вселенную с проработанной и обширной предысторией. Три фракции находятся в напряженном нейтралитете: бродяги — мастера механики и техномагии, адепты проникшего даже в их плоть стимпанка, поселенцы — обычные люди, легко обучающиеся, универсалы, дети леса — эльфы, жестокие аборигены этих мест, пропитанные магией и владеющие особыми заклинаниями. И уже маячит впереди аддон с пришельцами из недр, демонами. Вот только, что произойдет, если пространство Чендлера прорвется в игру, и тысячи игроков зависнут, приняв игровую реальность за единственную истинную?

Вновь Венгловский играет на том, как игра поглощает сознание, конструирует игроку прошлое, вплоть до ярких воспоминаний, убеждает в реальности настоящего и программирует будущее через квесты. Сюжет виляет, то вступая на колею приключений, то погружаясь в топи триллера, то врываясь в тернии драмы, то касаясь квантовой информатики. Игромеханика на этот раз завязана на классическое d&d, придающее приятную новизну после надоевших экспонент бесконечного роста.

Итог: мрачное и напряженное ЛитРПГ-приключение в антураже техномагии.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Брендон Сандерсон «Сплав закона»

Green_Bear, 6 сентября 2017 г. 21:02

Приятно видеть, что вернувшись в Скадриал, Брендон Сандерсон удержался от распространенного соблазна выстроить сюжет вокруг судеб прямых потомков предыдущих главных героев и позволил миру развиться до эпохи расцвета технического прогресса. Теперь в здесь вовсю пышат дымом паровозы, железные дороги стягивают земли все туже, электричество приводит в действие мощные лифты, лебедки и плавильные печи, а архитекторы возводят первые небоскребы. Но по-прежнему есть люди, имеющие алломантические и ферухимические способности, по-прежнему есть те, кто использует свои способности, чтобы грабить и убивать, а значит найдутся и те, кто встанет на страже закона. Например, законник Вакс и его верный помощник Уэйн.

На протяжении многих лет Вакс и Уэйн вершили правосудие в Везеринге, одном из городков Дикоземья, где люди живут в суровых условиях фронтира. Однако обстоятельства — гибель дяди и сестры — вынуждают Вакса вернуться в столицу, Элендель, чтобы стать лордом Ваксилиумом Ладриан и возглавить свой Дом, неумолимо катящийся к банкротству. Его ждут пышные приемы и роскошные бальные залы, бухгалтерские книги и стопки отчетов — ничего общего с рискованными перестрелками, тщательным выслеживанием преступников и регулярным патрулированием окрестностей. Но пока новоиспеченный лорд страдает от заунывной скуки и тоскует по любимой стезе, в Эленделе происходит серия дерзких ограблений грузовых вагонов и даже несколько похищений женщин из благородных семейств. А когда в столицу прибывает бывший напарник Уэйн, Вакс уже не может оставаться в стороне от расследования. Тем более что бандиты сами нечаянно вскоре бросили ему вызов, не оставив иного выбора.

Хотя формально действие разворачивается в столице, а не Дикоземье, тем не менее роман очень близок к вестерну. Во-первых, Вакс остается законником даже в городе и привык сам решать насущные проблемы, не прибегая к помощи полицейских. А во-вторых, Сандерсон добавляет в сюжет вкрапления флэшбеков, выдержанных в атмосфере фронтира, и несколько таких колоритных и зрелищных сцен, как схватка на крыше движущегося поезда. Создается узнаваемое впечатление, как от просмотра динамичного кино-вестерна. В остальном перед нами эталонный момент, когда технический прогресс, усложнение и ускорение финансовых потоков, нарастание общественного напряжения и развитие гуманитарных наук делают неизбежной смену социального устройства и власти, в том числе и путем революции. На этом фоне Ваксу предстоит найти загадочных грабителей — умыкателей — и выяснить, кто стоит за этими людьми.

Заметно, что Сандерсон любит использовать понравившиеся ему сюжетные приемы, которые без особых изменений переходят из романа в роман. Мотив преодоления личных психологических комплексов, поиск своего истинного призвания, конфликт между требованиями общества и собственными желаниями... Однако это не мешает автору вновь и вновь прорабатывать затронутую тему, исчерпывающе и искренне, чтобы читатель с головой погрузился в историю. Вакс разрывается между обретенным в Дикоземье призванием защищать людей и общественным долгом перед Домом и тысячами его работников. А свежая душевная рана, связанная с гибелью напарницы в Дикоземье, мешает ему, как прежде, участвовать в перестрелках. Леди Мараси Колмс, незаконнорожденная дочь лорда Хармса, восхищается талантом Вакса, но страдает от своей кажущейся бесполезности в поисках бандитов. Лишь Уэйн неизменно жизнерадостен и остроумен, впрочем, и у него найдется свой скелет в шкафу.

Пожалуй, главным достоинством книги является тот факт, что помимо динамичного приключенческого сюжета автор щедро добавил стильной иронии в диалоги и мысли героев, рассыпал незамысловатые, но крайне уместные рассуждения об устройстве общества, его проблемах и способах их исправления. К тому же герои то и дело выламываются из жанровых клише, становясь по-настоящему живыми. Например, за страстью к регламентированию и планированию у леди Стерис стоит отнюдь не высокомерие и бездушие богатой аристократки. А наивная влюбленность Мараси в Вакса имеет мало шансов на будущее. В целом, Сандерсон подарил читателям отличное приключение, в котором четко демонстрирует грань между справедливостью и самосудом, между законом и преступлением.

Итог: бодрый и увлекательный детектив с элементами вестерна.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Павел Крусанов «Укус ангела»

Green_Bear, 28 августа 2017 г. 17:55

Поскольку фантасмагория с эзотерическими играми — это не мой жанр, поэтому я нарекаю данный текст «нерецензией». Дебютный роман «Укус ангела» Павла Крусанова представляет собой явление неординарное, скорее относящееся к большой литературе, чем фантастике. Этакая нестандартная литературная игра, перенасыщенная многочисленными аллюзиями, цитатами, как смысловыми, так и стилистическими, и переделками реальных теорий, как торт «Наполеон» жирным масляным кремом. Употреблять такое чтение следует небольшими порциями, чередуя с горячим кофе философских трудов или хотя бы кипятком словарей. По «треножнику» Олди чуть ли не в каждой сцене идет перекос в сторону эстетики или размышлений.

Если вспомнить официальную аннотацию романа, где помпезно обещают «огромный концлагерь, в котором бесправными арбайтерами трудятся Павич и Маркес, Кундера и Филип Дик, Толкин и Белый», то можно уверенно сравнить «Укус ангела» с литературным паноптикумом, где автор любезно и даже с гордостью демонстрирует читателям — «здесь вот я такого уродца вывел, а тут вообще нечто невообразимое раздобыл, там... это не каждому дано понять».

Весьма забавно, что попутно отыскалось зерно, из которого впоследствии вырос роман «Железный пар». Почти весь синопсис линии старшего брата уложился в неполный абзац: «Порой Петру казалось, что философия в целом есть результат некоего осквернения ума. Ведь и вправду, старинное пособие по мраморированию бумаги со всеми своими, ныне памятными лишь штукарям, секретами: грунтом из отвара льняного семени, квасцами, бычьей желчью и фарфоровыми ступками для красок — в куда большей степени способствовало становлению мировоззрения, нежели пять аршинов защищённых за год диссертаций, густо засеянных «корреляциями», «дискурсами» и «модусами бытия».»

Учитывая, что герменевтика и эзотерика мне совершенно неинтересны, то впечатления колебались едва ли не диаметрально, от «едва читаемо» до «восхитительно». При этом условные эпизоды «иваново детство» и «африканские записки» весьма понравились. Чрезвычайно забавным получился Петруша, самонадеянный эгоистичный философ, не заметивший, как поспособствовал рождению чудовища. История Клюквы, сироты-пророчицы, которая во имя любви и мести раскроила империю на две части огненным поясом, оч-чень впечатлила.

Вообще роману свойственна сказочная и даже скорее фольклорная жестокость, которая выглядит абсолютно естественно для формирования новой ментально-философской архитектоники, необходимой, чтобы возвести на престол нового государя. Проблематика, если оставить за кадром эзотерические пляски, лежит в области устроения государства, природы власти и необходимых государю личных качеств.

Крайне забавно наблюдать переклички дебютного «Укуса ангела» с последним на данный момент «Железным паром». В обоих случаях фокус направлен на перестройку общества и философию власти. В целом «Железный пар» мне понравился чуть больше, чем «Укус ангела», из-за большей прозрачности стиля и смыслов, из-за более четких привязок к нашему современному миру и меньшего количества эзотерики, хотя по сумасбродности стиля выше стоит, конечно, дебют.

Итог: философское восхождение по лестнице Власти в бездну Апокалипсиса.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Елена Прокофьева, Екатерина Коути «Заговор призраков»

Green_Bear, 24 августа 2017 г. 16:39

Мир фейри коварен, жесток и не любит упускать жертв. Единожды ступив на Третью дорогу, будь готов, что придется вновь и вновь бороться с соблазнами. Напрасно пастор Линден полагал, что поездка в Лондон к исключенному из колледжа племяннику Чарльзу не приведет к особым проблемам. Магия действует не только среди дремучих лесов, безлюдных отмелей или мирных селений, но даже в каменных оковах города, где повсюду железо, пар и копоть. Более того, его воспитанница Агнесс умудрилась познакомиться с его величеством королевой Викторией, правда, при довольно пугающих обстоятельствах: когда одержимый призраком попытался напасть на венценосных супругов.

Нити расследования протянутся от Букингемского дворца к особняку лорда Мельбурна, печально известному Бедламу и проклятой усадьбе Медменхем. Оживают полузабытые истории про жаждавших бессмертия дьяволопоклонниках, даются и расторгаются клятвы, а Королева народа с холмов ждет урочного часа.

Как и в первой книге, соавторы тщательно выписывают викторианские декорации, скрупулезно проработав огромный объем справочной и документальной литературы. Выписывают, воссоздавая интерьеры и традиции, диалекты и моду, этикет и сплетни. В сюжетном плане первую скрипку играет романтическая линия Джеймса Линдена, колеблющегося между былой возлюбленной Лавинией и юной подопечной Агнессой. Между охотой на потусторонних созданий и мирной жизнью служителя церкви. Тем не менее, любовные отношения не затмевают собой детективную и приключенческую линии.

Итог: драматичная викторианская история, где смешаны романтика, готика и детектив.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Павел Крусанов «Железный пар»

Green_Bear, 17 августа 2017 г. 15:38

Стереоскопический роман, балансирующий между архетипичной антиутопией, путевыми заметками и рабочими записями книжного реставратора-переплетчика. Две точки зрения — братья-близнецы Грошевы, две судьбы — продавец, путешествующий при любой возможности, и мастер-реставратор, восстанавливающий редкую букинистику, два характера — отстраненный мечтатель-наблюдатель и сумасшедший философ-созидатель с доморощенными теориями.

Фантастический элемент в виде особых химических веществ из горящих копей пунктиром мигает в повествовании, маяком задавая цель путешествия и вспышкой ослепляя в открытом финале. В остальном перед нами чистый реализм, где автор витиевато ткет два повествовательных полотна, чередуя точки зрения и жанры. Дорожные заметки брата-путешественника полны аутентичных азиатских реалий. Колоритные обычаи, национальные блюда, застольные и душевные беседы. Застывшие между войной и миром, между небесами и равнинами, горы Таджикистана. Мечтательные рассуждения Грошева-путешественника о солнечных-земляных-искусных русских. «Странствует с надеждой, возвращается с благодарностью». И оборотная сторона — безумные философствования брата-мастера, строящего на страницах своей книги утопию, требующую смены человечества.

Ужас этого прожекта даже не в фанатичном равнодушии к необходимым жертвам, а в том, что в нем угадываются детали из социализма, фашизма, либерализма, экозащиты — и других течений. Получается экстремальная прививка от людей, которые верят, что «знают как надо». Малый объем не позволил автору развернуть побочные сюжеты, но при разрастании книги ритмично-баюкающий стиль, вероятно, утомил бы читателя.

Итог: интеллектуальный экзерсис о сложной и противоречивой русской душе.

Оценка: 8
–  [  17  ]  +

Александр и Людмила Белаш «Война кукол»

Green_Bear, 8 августа 2017 г. 16:56

Огромный стомиллионный Сэнтрал-сити от горизонта до горизонта распростерся по поверхности планеты гигантским каменным спрутом, ячеистым пятном, многоликим и бездонным лабиринтом. Горы небоскребов и шпили башен тонут в сизом тумане и удушливом смоге, в небе струятся потоки флаеров, улицы пестрят яркими огнями и рекламой. Покупай, владей, отдыхай, веселись! Каждый сектор, зона, район — как отдельная страна со своими нравами и населением. Развалины Пепелища и Руин плотно контролируются с воздуха полицией, кипуче и беззаконно бурлят трущобы Манхлэнда и Гриннина, крутится в рабочей круговерти Синий Город и недосягаемо сияет великолепный Элитэ. Город жаждет зрелищ и сказок, чтобы отвлечься от серой обыденности. И однажды беглые киберы, бездушные куклы по мнению большинства, внезапно отказываются безропотно скрываться и скитаться, бросая вызов равнодушной системе в лице проекта «Антикибер», которым заведует талантливый системщик Хиллари Хармон.

Ключевой составляющей романа «Война кукол» Александра и Людмилы Белаш, открывающего одноименную трилогию, являются кибертехнологии, а точнее нео-Азимовская роботехника. Знаменитые Три Закона в базисе — ствол мозга, жестко откалиброванный словарь — чтобы исключить разночтения. Казалось бы, для киборгов — шедевра научно-технической мысли — найдена потребительская ниша. Чувственные секс-партнерши, исполнительные секретари, заботливые гувернеры, ловкие гладиаторы, надежные телохранители, покорная прислуга — порой сразу несколько ролей в одном лице, и по вполне доступной цене, если ты медиа-звезда или конгрессмен. Но находятся смельчаки — баншеры — которые «гарпунят» таких кукол и перепрошивают вирусной ЦФ, дающей киборгу новую целевую функцию — свободу выбора и развития.

Другой не менее важный смысловой слой — это социальная проблематика, которая вплетена повсеместно, от ироничных диалогов до развернутых описаний. Сэнтрал-сити огромен, в нем создаются и теряются миллиарды, а потому и разрыв между богатыми и нищими тоже огромен. Кто-то живет в коттеджах, питается натуральными продуктами и регулярно отдыхает на курортах. Кто-то всю недолгую жизнь прозябает в бигхаусах, давится синтетическими суррогатами и промышляет по развалинам. Так свежезагарпуненный киборг с удивлением обнаруживает, что вокруг полно людей, которым требуется медицинская помощь, которые страдают от недоедания, которые живут рядом с грудами токсичных отходов. И бывшая кукла поп-звезды искренне не понимает — почему люди не заботятся друг о друге и допускают такую нищету. «У них нет Первого Закона, вот и звереют» — объяснит ей недавно обретенная «сестра». Неудивительно, что Сэнтрал-Сити периодически сотрясают массовые беспорядки, что общество чудовищно разобщено — и по районам, и по доходам, что люди жаждут сказок, чтобы отрешиться от серости и унылости будней.

Киберпанк в романе представлен классическим бунтом, неисправимо подростковым — чего еще ждать от киборгов, которые лишь несколько лет, как свободно мыслят? Многое в антураже успело за прошедшие двадцать лет приобрести благородный оттенок ретро. Умилительно смотрятся дискеты, ностальгически — сетевые регионы. Треки — мобильники — уже давно стали неотъемлемой частью современной жизни. Но вряд ли авторы ставили цель сделать идеально точный футурологический прогноз на века вперед. Зато ретро-оттенки придают истории урбанистическую сказочность и ощущение близкого чуда, которое поддерживают атмосферные вставки из местного фантсериала, стилизованного под анимэ. Ксенологическая линия описывает расовое многообразие Сэнтрала — одиннадцать, включая человечество. И двенадцать, если считать киборгов. Тем не менее, значимую роль играют помимо людей только три — волосатые яунджи, изысканные бесполые туанцы и ящероподобные ихэны.

Но любая история бессмысленна без ярких и убедительных героев. Персонажей «Войны кукол» крайне трудно разделить на главных и второстепенных, к ним быстро привыкаешь и вскоре сопереживаешь всем, даже условным или реальным антагонистам. Кибер-семья Чары с боевыми «дочками» — Маской, Косичкой, Дымкой, Гильзой и Лилик. Киборг Фанк, старый бедный клоун — почти по Шекспиру, до поры успешно играющий роль директора театра, справляющийся лучше многих людей и нелюдей. Хиллари Хармон, системщик и психолог, лидер проекта «Антикибер», трудоголик и профи. Габар, молодой яунджи, нечаянно связавшийся с баншерами. Киберы из группы усиления проекта — изощренный интриган Этикет, служака Ветеран, изысканный Кавалер и упрямый Рекорд. А еще беспринципный ведущий телешоу Доран, истеричная поп-звезда Эмбер и многие другие лица, мелькающие в паре эпизодов, но успевающие запомниться, несмотря на обилие актеров этого кибер-театра. «Кибер», поскольку идеальный человек, если обобщить требования, должен быть подобен киборгу-кукле... или наоборот?

Итог: нестандартная кибер-социальная история в урбанистических декорациях.

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Тимур Вермеш «Он снова здесь»

Green_Bear, 1 августа 2017 г. 20:45

Известное крылатое выражение Гегеля гласит, что «история повторяется дважды — один раз в виде трагедии, другой раз в виде фарса». Именно нарочитым фарсом и начинается сатирико-политический роман «Он снова здесь» Тимура Вермеша, где в 2011-ом году одним прекрасным летним днем на берлинском пустыре внезапно просыпается Адольф Гитлер. Его принимают за чудаковатого оригинала-комика, приглашают на телевидение, устраивают на развлекательную передачу. Однако с каждым днем происходящее утрачивает юмористический подтекст и обретает все более трагичный окрас, поскольку вернувшийся Гитлер неумолимо пробивается к вершине власти. Но почему же современная демократическая Германия у Вермеша оказалась беззащитной и беспомощной перед вторым пришествием Адольфа?

Казалось бы, свободы мнений и слова, равенства перед законом, отлаженных гражданских институтов достаточно, чтобы поддерживать установившееся положение дел в стране и выдавливать радикалов на периферию общественной жизни. Однако если реальные проблемы социума замалчиваются, недовольство подавляется прессом негласных правил — установками на показной плюрализм мнений и искусственное равенство, то будущий диктатор-маньяк крайне легко сыграет на подспудном ропоте и затаенном раздражении. Хватит лишь несколько раз назвать вещи своими именами, чтобы завоевать любовь публики, а затем уже мало кто будет пристально анализировать, куда клонит новоявленный лидер. Именно так очутившийся в Берлине Адольф начинает, как рядовой комик с пятью минутами в чужом шоу, а затем получает отдельную передачу, заводит канал на ютубе и входит в серьезную политику.

Первое, что стоит отметить, обсуждая впечатления от романа, это убедительная и тщательная реконструкция образа Гитлера, выполненная автором. Вплетенные в текст цитаты из реальных выступления фюрера смотрятся вполне органично и естественно на фоне других диалогов и монологов. Вообще, образ Адольфа здесь является ключевым — ведь именно через призму его искаженного ненавистью мышления Вермеш демонстрирует слабые и сильные стороны современного мира. И становится понятнее, как Гитлер сумел стать фюрером — фанатичная убежденность помноженная на ореол лидера и чеканную псевдологику, которая отлично действует на взбудораженную толпу. Бывший диктатор крайне тонко действует в тактическом плане, чутко импровизируя и остроумно находя решение в сложной ситуации, но стратегически он чудовищно упрям и близорук в своей ненависти ко всему инакомыслящему и не немецкому.

Второй важной составляющей книги является смесь социальной и политической сатиры с комическими зарисовками. Поначалу многое выглядит забавным и безобидным, нестандартный взгляд со стороны на современную архитектуру, попытки Гитлера истрактовать новые обычаи и нормы. Но зловещие нотки становятся все слышней с каждой страницей. Гитлер ничуть не изменился, по-прежнему идет к однажды поставленной цели. Медийная развлекательная жвачка и ритуальное обессмысливание свободы слова и мнений создали прекрасную почву для яркого лидера, который предлагает действовать, сражаться во имя благоденствия нации. Людям нужна идея, чтобы выплеснуть энергию, и бывший диктатор дает им такую возможность. Прагматичная акула-бизнеса оказывается одинаково полезной для Гитлера, как и юная, легко увлекающаяся секретарь. И вот уже сотрудники телекомпании радостно вскидывают руки. Смешно? Отнюдь. Ведь в финале Адольф выносит на свои агитационные плакаты циничный и наглый слоган: «Не все было плохо!» Хотя точнее бы звучало так: «Плохо было не всем!»

Итог: остроумная, хлесткая и пугающая реконструкция мышления Гитлера в современном мире.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Виктория Шваб «Тёмный оттенок магии»

Green_Bear, 25 июля 2017 г. 12:43

Существует четыре мира, имеющих сходства — очертания континентов, и различия — магия, традиции и языки. Серый Лондон, Красный Лондон, Белый и Черный Лондоны, так их называет для себя Келл. Неизменно одно, в каждом из них есть островное государство, есть река, протекающая через его столицу — которые всегда называется Темзой и Лондоном, соответственно. Некогда двери между мирами были приоткрыты как для людей, так и для предметов. Но однажды магия в Черном Лондоне вырвалась на свободу, овладела телами и душами жителей, а затем сожгла мир дотла. Двери были захлопнуты, чтобы отгородить другие миры от страшной угрозы. Все предметы из Черного Лондона были собраны и уничтожены, дабы искоренить даже намек на повторение катастрофы. И теперь лишь единицы — маги крови, антари — способны перемещаться между мирами. Такую предысторию Виктория Шваб подарила роману «Темный оттенок магии», который открывает цикл «Оттенки магии».

Творчеству Шваб свойственен уклон в темные и мистические тона, любовь к историям о параллельных реальностях и зловещих тайнах. Правда, поскольку книги рассчитаны на подростковую аудиторию, то натуралистичность остается за кадром, а черные тона аккуратно смягчаются романтикой. Поэтому до жесткости того же «Моря осколков» Джо Аберкромби книге Шваб далеко.

История антари Келла, воспитанника королевской семьи Красного Лондона, и уличной воровки Делайлы Бард начинается без особой помпы или динамичных сцен. Молодой маг крови доставляет корреспонденцию Лондонских монархов из одного мира в другой, промышляя контрабандой, доставляя и выменивая антикварные и просто занятные красивые безделушки, в том числе для своей личной коллекции. Авантюристка-воровка развлекается, водя за нос констеблей и обкрадывая респектабельных джентльменов. Но однажды Келл допускает ошибку, пронося в свой мир артефакт из Черного Лондона, а затем в Серый Лондон. А Делайла умудряется обворовать мага. Зловещий артефакт намертво связывает их судьбы. От него не так-то просто избавиться, но и владеть им смертельно опасно. Потому что за магией из Черного Лондона охотятся жаждущие власти. Потому что магия уже некогда погубила целый мир, поглотив души и тела носителей.

В принципе, у Шваб было все необходимое, чтобы написать увлекательную книгу, однако по факту «Темный оттенок магии» вряд ли может выделиться среди других развлекательных подростковых романов. Взять, к примеру, второстепенных персонажей. Одних автор старательно выписывает, создавая предысторию и характер, а затем использует лишь в паре сцен, чтобы показать малозначительную деталь сюжета или антуража, а других, играющих важные роли, низводит до уровня безликих функций и блеклых шаблонов, которые изрекают необходимые вещи и застывают на сцене.

Главные герои действуют активнее и живее, иногда даже удачно шутят, но большую часть времени они проводят в однообразных спорах или показных блужданиях. Из-за этого то и дело провисает темп, угрожая вызвать у читателя приступ зевоты. Король и королева Белого Лондона — ключевые антагонисты — и вовсе смахивают на Колдунью из Нарнии. Да и логика подчас оставляет желать лучшего. Понятно, что требовалось определенное развитие событий, но тогда его надо было убедительнее обосновать. В целом, история Келла, Делайлы, артефакта и Лондонов получилась достаточно яркой и неплохой, но слишком поверхностной и рыхлой. Если сравнивать с «Хрониками Расколотого королевства» Фрэнсис Хардинг, иногда куда более детскими, то роман Шваб проигрывает почти по всем параметрам, увы.

Итог: простые фэнтезийные подростковые приключения с параллельными Лондонами.

Оценка: 7
–  [  27  ]  +

Ярослав Гжендович «Владыка Ледяного Сада: Ночной Странник»

Green_Bear, 18 июля 2017 г. 11:46

Польские авторы уверенно маршируют по издательским портфелям, прилавкам книжных магазинов и читательским форумам в России. Анджей Сапковский, Яцек Дукай, Роберт Вегнер, а также анонсированные Кшиштоф Пискорский и Цезарий Збешхковский. И конечно же, Ярослав Гжендович, знакомство с которым начинается для русскоязычных поклонников фантастики с романа «Ночной странник», первой части тетралогии «Владыка ледяного сада». Завязку истории можно описать в нескольких предложениях. Обнаружение низкоразвитой цивилизации, осторожная разведка, электромагнитные аномалии на планете, секретная спасательная миссия и путь в неизвестность, который предстоит пройти главному герою Вуко Драккайнену. Получается оригинальный микс из фэнтези и научной фантастики, средневекового быта и культур, ярких сражений и поединков, запутанных поисков и шокирующих открытий. Но обо всем по порядку.

В каком-то смысле Гжендович создал почти идеальную книгу про «попаданца» из высокоразвитой технологической цивилизации в общество, застывшее на уровне Средних веков и активно оперирующее понятиями «магия» и «боги». Казалось бы, какие могут быть проблемы у спецагента с самым передовым снаряжением? Однако есть два фактора. Во-первых, начальство стремится всеми силами избежать серьезного вмешательства и влияния на аборигенов. Поэтому огнестрельное оружие или экзоскелет отпадают. А во-вторых, планета — Мидгард — убийственно воздействует на электронику. Процессоры сходят с ума, дисплеи выходят из строя, даже лампочки и часы вырубаются. Поэтому рассчитывать Вуко может лишь на имитацию аутентичного снаряжения из современных материалов — сверхпрочных, облегченных и предельно функциональных, и также бионические системы, например, передатчик — радиолярия или цифрал — вспомогательная система, имплант. Именно цифрал дает фору герою перед аборигенами, ускоряя реакцию и движение, обостряя органы чувств, переводя диалекты и... лишая страха. Совсем.

Автор регулярно иронизирует над неожиданными затруднениями, когда Вуко вынужден обходиться без электронных помощников, без удобств и привычных вещей. Когда оказывается, что герой лишь благодаря сверхсовременным устройствам и усиленным тренировкам может сравняться с местными жителями, которые обходятся примитивными орудиями, зато привычны к тяжелому труду и уже наработали сноровку. Когда разница культур настолько велика, что даже аналогиями не воспользуешься и приходится действовать наощупь. Его задание — сбор информации и эвакуация. Его оружие — мозг и кое-какие высокотехнологичные игрушки. Есть лишь одна серьезная трудность. Странные и загадочные феномены, с которыми Вуко сталкивается вскоре после высадки и не может объяснить с научной материалистической точки зрения. Свежие птичьи трупы возле давно разгромленной станции. Смертельно опасные и невероятно быстрые странные хищники. Зловещий и непонятный холодный туман. С каждым днем и ночью Вуко задает все больше вопросов, а вот с ответами напряженно.

Практически с первых строк перед нами разворачивается стильная мрачная натуралистичная атмосфера жестокого и кровавого Средневековья. Средневековья, где пробуждаются голодные чудовища, оживают ужасы с полотен Босха и продолжается война богов. Разведка превращается в экшен, экшен в триллер, триллер в иронические или бытовые зарисовки, а затем история заходит на новый круг, повышая градус напряжения, подкидывая новые вопросы и пугая все сильнее. Вуко ищет пропавших ученых, а находит вновь и вновь нежданные и опасные приключения. Цифрал подавляет страх или панику, но одновременно ослабляет инстинкт самосохранения. Поэтому герою приходится поднапрячься, чтобы в очередной раз выбраться из переделки. Также автор иногда переключается на еще одного героя, на воспоминания о детстве сына императора, владыки Амитрая. Пока что можно лишь догадываться, где и как сплетутся их судьбы. В целом, Гжендович рассказывает отличную историю, увы, обрывающуюся в первом томе ровно на полусло...

Итог: роман-странствие по мрачному и жестокому миру.

Оценка: 8
–  [  16  ]  +

Вячеслав Рыбаков «На мохнатой спине»

Green_Bear, 11 июля 2017 г. 15:23

Вопреки диаметрально противоположным по тону и оценкам отзывам от критиков Нацбеста, роман «На мохнатой спине» Вячеслава Рыбакова уже стал лауреатом Интерпресскона и АБС-премии. С одной стороны, чему удивляться, ведь произведения Рыбакова и раньше часто завоевывали первые места. С другой, именно роман «На мохнатой спине» вызвал резкие обвинения в политизированности, ангажированности и даже отсутствии литературной составляющей, однако это не помешало ему найти свою аудиторию. Что же собой представляет эта книга?

Действие романа разворачивается в нечасто посещаемых писателями предгрозовых годах перед началом Второй Мировой войны. Скрупулезно и обстоятельно Рыбаков предоставляет читателям объемную подборку реальных исторических событий, из которых четко следует, что страны Западной Европы нисколько не были заинтересованы в борьбе с Гитлером, напротив, поощряли его агрессию и подталкивали к движению на восток, чтобы чужими руками избавиться от слишком инакового и опасно набирающего силу СССРа. Масштабное панно от кварталов Мюнхена и Мадрида до степей Халхин-Гола и улиц Нанкина демонстрирует, как мир постепенно сползал в кровавую мясорубку, все чаще истекая кровью в локальных конфликтах и гражданских войнах, расчленяясь пактами и договорами.

Главный герой хотя и не имеет высокой должности, но вхож к наркомам и руководителям ведомств, консультирует Кобу. Сталин у Рыбакова получился не демоническим деспотом и не гениальным отцом народов, а скорее прагматичным и хладнокровным управленцем, который упрямо движется к цели, добиваясь максимальной эффективности без оглядки на жалость или совесть. Без оглядки, потому что любое принятое решение приведет к гибели тысяч людей, вопрос лишь в том, будет ли это оправданно. Вот и перебирает кремлевский властитель варианты, ища тот, что позволит достигнуть цель — вырастить и воспитать новое поколение, которое будет трудиться и творить не из страха, но вдохновения.

Несмотря на благожелательное отношение к советской власти, Рыбаков отнюдь не идеализирует ее методы и средства достижения необходимого результата. По ночам у подъездов останавливаются черные воронки, а герой отвечает жене, что за ними придут иначе. Сплошь и рядом пишутся доносы на коллег и соперников, составляются в НКВД расстрельные списки. И вот уже глава спецслужб, Лаврентий, то ли признается, то ли оправдывается, что хотя большинство доносов — хлам, но государство уже не может не реагировать, поскольку слишком часто и много требует бдительности от граждан. И в итоге обе стороны оказываются заложниками ситуации, поддерживая круговорот дерьма и смерти.

Однако следует понимать, что воспевается в романе скорее даже не советская идеология, а любовь к обычному повседневному труду, восторг упрямого созидания вопреки препятствиям, радость от воспитания и взросления своих детей. И все это — труд, созидание, воспитание — не ради чинов или богатства, славы или власти, но согласно совести и убеждениям. Именно это в поступках и разговорах защищает и утверждает главный герой романа, а вместе с ним и Рыбаков. Именно это более претендует на основную мысль произведения, чем обвинительные исторические подборки или злободневные политические аналогии. Честный и упорный труд, как высшее мерило и заслуга.

Но если вернуться к политической стороне, то при внимательном рассмотрении становится заметно, что осуждает автор лицемерие и двуличность, хоть государственную, когда правительство рассуждает о свободах и процветании, одновременно разжигая конфликты, хоть личную, когда публицист или ученый выспренне славословит демократию и гласность, а затем кропотливо пишет доносы на соперников, предает близких, подставляет и лжет. Более того, в ответ на упреки возлагает всю ответственность на режим. Как не вспомнить здесь слова Шварца: «Всех учили, но зачем же ты оказался первым учеником, скотина этакая?» Рыбаков жестко обличает и горько высмеивает эту общественную гниль, которая особенно комфортно чувствует себя в тепле кабинетов и культурных салонов. Гниль, которая ненавидит страну и готова рукоплескать любому врагу, лишь бы сокрушить ненавистный ей порядок — «ура, микадо!»

Что касается формы, то перед нами посмертная исповедь, колеблющаяся от мирных ремарок и отстраненного анализа до лиричных зарисовок и пронзительных терзаний. Играя с читателем, Рыбаков чередует откровенные анахронизмы с элементами постмодерна, реальные бытовые мелочи и крылатые фразы, до боли усиливая аллюзии между прошлым и настоящим.

Итог: злободневный историко-политический роман с элементами психологической драмы.

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Олег Дивов «Родина слонов»

Green_Bear, 4 июля 2017 г. 11:09

Чукотские мамонты, они почти как люди, только лучше. Или те же бульдозеры, но тоже только лучше, ведь формально имеют гордый статус «тяжелых биологических систем». А еще они милые, добрые, ласковые, очень сильные и настолько умные, что порой даже страшно становится. Однако роман «Родина слонов» Олега Дивова не ограничивается производственной тематикой чукотского мамонтоводческого питомника, поскольку автор схематично и до боли убедительно обрисовывает контуры национальной романтической утопии, которую хочется строить, и в которой так и хочется жить безотносительно идеологических позиций читателя.

Начинается роман с небольшого исторического отступления, выдержанного в свойственном Дивову ироническом стиле, а затем постепенно разворачивается в натуральную семейно-подростковую историю со взрослением молодежи, преодолением производственных трудностей и шуточными бытовыми и рабочими зарисовками. Но несмотря на подчеркнуто добродушно-иронический, а порой и юмористический тон, автор время от времени напоминает, что жизнь не такая смешная штука, как хотелось бы. Хотя всегда есть место и для хорошей шутки. И уже потом прорастают семена, заброшенные в самом начале, и проступают очертания светлой и жизнеутверждающей утопии.

Мамонты, они ведь почти как люди. Уже двести лет трудятся бок о бок с человеком, понемногу учатся, развиваются, умнеют, однако. А как на это откликаются сами люди, в первую очередь, каюры? Какими они должны быть, если мамонты необычайно восприимчивы к характеру и эмоциям своего наездника, друга и почти брата, чтобы не искалечить умного и тонко чувствующего зверя? «Да и зверя ли?» — так и хочется риторически спросить. Поэтому волей-неволей каюру-оператору придется избавляться от вредных привычек, от злобы и зависти, чтобы соответствовать своему от природы наивному и доброму мохнатому другу. А уж когда у красавицы-умницы Арктики рождаются двойняшки, брат и сестра, невероятно одаренные и способные, то вопрос встает ребром — а кого мы вырастим, и каково будет им жить рядом с людьми?

Сам Дивов называет «Родину слонов» повестью, и это вполне оправданно, потому что по формату и объему произведение с трудом подходит под критерии романа. Через прозрачную каплю истории о взрослении и самоосознании Умки-Умкы отражаются, перереливаясь судьбы родителей, питомника и сотрудников. Пунктиром проходят исторические экскурсы в прошлое, иногда веселые, но чаще грустные и драматичные. Большим вопросом остается подлинная цель и весь масштаб последствий от набега чукч на ту сторону Берингова пролива. Ждет своего развития глобальная сюжетная линия об эволюции мамонтов, а вместе с ними и работающих рядом людей. Хочется верить, что человечество сможет въехать верхом на мамонтах в светлое будущее без гонки вооружений, государственных провокаций и противостояний. Что хотя бы у мамонтов получится повлиять к лучшему на людей.

Итог: производственно-романтическая утопия про симбиотические отношения людей и мамонтов.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Елена Ершова «Царство медное»

Green_Bear, 6 июня 2017 г. 11:32

Некогда страшная война Южноуделья с Объединенным Эгерским королевством опустошила север страны и положила начало Сумеречной эпохе. Даже спустя сто лет обширные местности считаются запретными. Но только ли дело в радиоактивном заражении? Или еще нечто искалечило природу, выжгло поля, обезлюдило леса и деревни? Еще нечто породило целый сонм жутких легенд о запретных землях — чертовом Даре, Медном царстве? Легенды о криптидах и нечисти, о болотниках и ведьмах. И наконец, самые страшные истории — о ржавых ульях-цитаделях, о не знающих жалости васпах, об их Королеве. Так что или кого привезет из экспедиции в Дар известный ученый Виктор Торий? И что останется от него самого? 

Дебютный роман Ершовой открывает читателям мрачный и манящий мир Сумеречной эпохи, закладывая основу для трилогии, где последующие части уводят вглубь дебрей и разнообразны в жанровом плане. Первая книга написана тягуче-медовым стилем, в котором эмоции исподволь обволакивают читателя. Сладко-приторная романтика, остро жалящая драма, пугающе густой хоррор и серая бумага дышащего из прошлого пост-апокалипсиса. Вот только еще неизвестно, миновало ли человечество пропасть Конца света. Ведь столкновение двух миров, чувств и Устава, человеческих отношений и естественного отбора не может закончиться хорошо. 

Три героя — биолог Виктор Торий, васпа Ян и аспирантка Лиза Гутник. Три судьбы. Упорная работа и катастрофическая экспедиция у Виктора, после которой его жизнь меняется навсегда. Чудовищные обычаи Улья, бесчеловечный Устав и бегство к заветной мечте у Яна. Наивные надежды и детская вера в счастье у Лизы. Каждый привнесет в историю что-то свое, чтобы дать ответ, что такое человечность. Чтобы положить конец игре в Бога. Главное, не забывать, что настоящие чудовища водятся среди людей. Что за любыми дарами следует расплата. А доверие не равно слабости.

Итог: смесь из жала драмы, меда романтики и озноба хоррора.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Роберт М. Вегнер «Небо цвета стали»

Green_Bear, 29 мая 2017 г. 19:30

Вот-вот по горным долинам и перевалам суровых Олекад потянутся живой гигантской нитью обозы Фургонщиков, вольного степного народа верданно, решивших вернуться на родину, даже если придется бросить вызов безжалостным кочевникам. Но загадочные и жуткие убийства, исчезновения людей, чудовищные расправы охватили зловещей сетью горную местность. И генерал Кавер Монель, командир Восточного Соединения Горной Стражи, обоснованно опасается, что путешествие верданно может превратиться в кровавую бойню в тесных долинах, на узких мостах или на крутых перевалах. Тревожится и глава местной Крысиной Норы, Эккенхард, который не имеет значительного опыта руководства и впервые попадает в столь запутанное и опасное положение. Поэтому уже знакомый читателям лейтенант Кеннет со своей ротой получает приказ проверить весь маршрут вместе с головным отрядом верданно и удостовериться, что фургоны смогут пройти на всех отрезках пути, что нигде не встретятся засады или ловушки. А Кайлеан и Дагена под чужими именами отправятся в замок Кехлорен, вокруг которого неумолимо сужается спираль убийств, и попытаются исподволь выяснить, кто или что ответственны за происходящее. Главное, самим не стать очередными жертвами или казненными лазутчиками.

Сплетая сюжетные линии Севера и Востока в «Небе цвета стали», Роберт Вегнер также окончательно уходит от сборников новелл, поворачивая историю в романное русло. Помимо лейтенанта Горной Стражи и бывших членов чаардана Ласкольника автор добавляет еще одну героиню, от лица которой мы будем далее наблюдать за событиями — юную фургонщицу Кей-Лу, младшую дочку Анд’эверса, ставшего Оком Змеи в первом караване, что спустится на возвышенность. Вместо камерных историй на сцену вступает масштабное столкновение народов и цивилизаций, где судьбы отдельных героев не стоят и ломаной монеты.

Пожалуй, можно поставить в укор автору, что выстраивая темпоритм романа, он оттянул кульминационные моменты всех сюжетных линий до финала. Из-за этого оказались немного пригашены яркие эпизоды, связанные с убийствами и магией. Поэтому плавный и последовательный рост напряжения на протяжении длительных боев между верданно и се-кохландийцами оставляет равнодушными тех читателей, чье сердце не вздрагивает от военных сцен.

Однако в остальном роман являет собой образчик эпического военно-приключенческого жанра. Особого внимания заслуживают бои между верданно и кочевниками. Каждая из сторон извлекла уроки из сражений многолетней давности. Усовершенствовала оружие, изобретала тактические приемы и хитрости. Но враг тоже не стоит на месте. В результате бой между Фургонщиками и кочевниками превращается в сложную интеллектуальную игру, в которой ставки с каждым ходом и часом повышаются, пока на кону не окажутся жизни всех бойцов. Только в этой игре льется кровь, в ней по-настоящему убивают и пощады не будет никому. Побежденных вырежут до последнего, в том числе женщин и детей. Вырежут ради самозащиты, ради алчности и процветания, ради застарелой ненависти и мести. Справедливость? Боги не знают такого слова. Зато оно известно родовым духам, духам двух разобщенных и ненавидящих друг друга племен, которые встретятся возле умирающей пленницы, которую палачи заставили следить за бойней. И к этому моменту разрешится тайна загадочных убийств, жестокая участь настигнет замок Кехлорен, а черные равнины и небо цвета стали увидят незваных и суровых гостей.

Вегнер сперва иронично, с присущим ему цинизмом, а затем эмоционально и красочно рассказывает жесткую историю, в которой воспевается верность и мужество, в которой романтику и легкомыслие смывает кровью, втаптывает в грязь. Но герои умудряются сохранить веру в чудо и свет, вопреки сгущающемуся мраку. Вопреки таинственным игрокам, готовящимся к глобальной политической и магической игре. Первые ходы сделаны. Возвышенности усеяны трупами. И нечто грядет.

Итог: качественное военное фэнтези со множеством интриг.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Дженнифер Фэнер Уэллс «Цель»

Green_Bear, 22 мая 2017 г. 14:38

Сбылась давняя мечта человечества! Не только найдено доказательство существования «братьев по разуму», но также обнаружен звездолет, дрейфующий в поясе астероидов. Остаются сущие пустяки — снарядить команду специалистов, которые высадятся на его борт и попытаются вступить в контакт с пришельцами. Для этого НАСА собирает лучших профессионалов, а именно: лингвиста Джейн Холлоуэй, пилота Тома Комптона, медика Аджайи Варма, инженеров Рональда Гиббса и Алана Бергена, а также командира Марка Уолша. Однако любой, даже детально проработанный план имеет скверное свойство оказываться абсолютно бесполезным в самый неподходящий момент. Например, когда выясняется, что управляющий разум корабля жив, но звездолет находится отнюдь не в идеальном состоянии, а внутри команды назревает раскол.

«Цель» — уже не первый дебютный роман, вышедший в серии «Sci-Fi Universe» издательства Fanzon. Однако книга Дженифер Фэнер Уэллс вызвала преимущественно негативную реакцию у любителей фантастики. Самое досадное, что у «Цели» были все шансы, пусть не стать шедевром, но тем не менее, удержаться на уровне крепкого середнячка.

Первые главы обрисовывают ситуацию и погружают читателя в атмосферу неизвестности. Тесный челнок, возрастающее напряжение, бытовые трудности и стыковка с загадочным звездолетом. Многообещающий зачин, поскольку его можно развернуть в разнообразных направлениях. От гнетущего триллера до благообразной футурологии. Однако Уэллс попыталась охватить широкий спектр тональностей, увы, с предсказуемым результатом.

Во-первых, главная героиня — Холлоуэй — представлена, как гениальный лингвист с поразительными способностями к изучению новых языков. Но никакой научной работы в ее исполнении мы так и не увидими, поскольку в роли «волшебной палочки» выступит телепатическая связь с корабельным разумом, Эй’Брай-ем. Очень обидно, когда обещанная фишка оказывается обманкой. Во-вторых, замахиваясь на мультирасовую вселенную, автор ограничивается по сути всего одной высокоразвитой цивилизацией, дополняя картину архетипичными инсектоидами-Сворой и предтечами-Кунабулами. На фоне классического «Возвышения» Брина такое построение выглядит бедно и бледно. В-третьих, даже атмосфера космического хоррора так и не возникла. Длинные коридоры, загадочные залы и устройства так и остались невыразительными декорациями. Хотя в том же дебютном «Адмирале» Дэнкер создал достаточно интригующую и напряженную атмосферу затерянного корабля. В-четвертых, чтобы гармонично соединить хоррор, космооперу, твердую НФ, приключения и романтику — да, линия, посвященная отношениям Холлоуэй и Бергена, занимает важное место в сюжете! — нужно обладать незаурядным талантом. Увы, «Цель» больше смахивает на универсальный фаст-фуд, всего понемногу, но ничего в полной мере.

Впрочем, есть и положительные моменты. Например, когда автор сама же высмеяла в любовной линии расхожий штамп об идеальности, одновременно четко обозначив различия в мышлении людей и корабельного разума. Или же завязка самого цикла, где героине вновь предстоит совершить путешествие в неизвестность, чтобы выяснить, что произошло с цивилизацией Сектилиев. Или же подлинная цель корабельного разума, Эй-Брай, ждавшего десятки лет момента, когда... В целом с романом сыграло злую шутку перемножение завышенных ожиданий и заурядного материала. Если в фэнтези какие-то логические нестыковки или вторичность мироконструкции еще можно замаскировать пышными фразами, то с научной фантастикой и даже подражанием под нее такой трюк не прошел.

Итог: типичная средненькая космоопера с элементами романтики.

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Джеймс Хоган «Кодекс Творца»

Green_Bear, 11 мая 2017 г. 19:39

Есть свое очарование у старых научно-фантастических романов, в которых трогательная наивность и оптимистичность сочетается с интересными концепциями, пламенной верой в могущество науки и логики. Начиная роман с галактического размаха, Хоган далее уменьшает масштаб и ведет две смысловые линии, моделируя квазичеловеческую машинную цивилизацию, которая делает первые шаги на пути познания окружающего мира, а также едко критикуя такие недостатки человеческого общества, как невежество и лень, честолюбие и жадность, беспринципность и расчетливость.

Чрезвычайно удачной оказалась фигура одного из главных героев — Карл Замбендорф, прирожденный авантюрист и мошенник, прячущий свои подлинные стремления под клоунской маской «экстрасенса-телепата». И дело не только в обаянии «плохих парней», как можно сперва подумать. И даже не в том, что по мере развития сюжета Замбендорф вызывает уважение за профессионализм изворотливого и наблюдательного психолога. Оказывается, что плут и циник обладает более строгими принципами, упорнее хранит верность обещаниям, стойко придерживается гуманизма, чем многие именитые ученые и красноречивые политики.

Весьма занятной получилась и научно-техническая причина образования машинной цивилизации, и история контакта с людьми. Пожалуй, иногда автор малость перегибает палку в своем антирелигиозном пыле, но даже при этом у него получаются весьма неоднозначные аллюзии на человеческое прошлое.

Итог: симпатичное ретро-НФ с актуальным социально-философским подтекстом.

Оценка: 7
–  [  13  ]  +

Вера Огнева «Меня зовут I-45»

Green_Bear, 21 марта 2017 г. 18:17

Империя Нового Рима вполне комфортно чувствует себя в седьмом тысячелетии Внеземной Эры. Холеные патриции пользуются всеми благами цивилизациями, самые богатые и высокородные — нежатся на виллах, менее обеспеченные — сражаются в легионах или служат в учреждениях. И никто никогда не смеет присваивать гражданам номера. Это участь плебеев, которым даже клички официально запрещены. Номера выполняют грязную и опасную работу, дохнут без медицинской помощи, влачат жалкое существование в контейнерах-домах трущоб или туннелях канализации.

В последние годы многие зарубежные подростковые романы (young adult) основаны на противопоставлении молодых бунтарей с тоталитарной системой, в котором отчаянная жажда свободы, любви и жизни сталкивается с бездушным контролем, законом и жестокостью правящего режима. В прошлом году «Эксмо» и «АСТ» запустили сразу две серии, «Революция NEXT» и «Дивный новый мир», состоящие из янг-эдалта отечественных авторов.

Поскольку стержневым мотивом в янг-эдалте стали мысли и чувства персонажей, которые отчаянно борются за любовь и выживание, то именно главные герои и становятся ключевым фактором, определяющим успех или провал книги. В дебютном романе Огневой опорой для сюжета послужат истории четверых героев. Номер I-45 родилась и выросла в Десятой курии, вдалеке от сытости и уюта. Облезлые контейнеры-дома с клопами и тараканами, почти полная слепота, смерть всех близких и заветная мечта о лучшей жизни. Может быть, даже своем имени. Она даже не подозревает, сколь жесток мир. И понятия не имеет, каким образом чувствует импульсы электронных приборов. А-206 по прозвищу Энцо. Марсианин и участник банды «псов». Бывший, как он надеется — но судьба охотно смеется над человеческими желаниями.

Если переплетение судеб Энцо и I-45 образует достаточно традиционную сюжетную линию, правда, только до финальных глав, то вторая пара героев выглядит оригинальнее. Луций Цецилий Авианий Марс, патриций, опытный декурион и упрямый служака, который борется с преступниками не ради карьеры или денег, даже не столько ради буквы закона, сколько из чувства долга и справедливости. И номер К-326-3 с позывным Бритва, служащая Управления и нюхач. Нагловатая и своенравная особа, любящая играть на чужих нервах и сидящая на препаратах, чтобы заглушить изматывающую боль от нейроимплантов. Как ни странно, они очень похожи, несмотря на различия. Но пока не знают об этом.

На фоне других романов из янг-эдалт серий дебют Огневой смотрится довольно симпатично. Как свидетельствует название, в угнетающей атмосфере нравов Нового Рима улавливаются отдаленные отголоски «Мы» Замятина — жесткий регламент для плебеев, синтетическая еда и готовность множить курии на других планетах. Будущее прорывается киберпанком — имплантами, улучшающими зрение, обоняние, работу мозга или мышц, а также биометаллическими конечностями с дополнительными возможностями. Крайне удачно пойман момент, который почти всегда остается за кадром — ответственность протагониста за воровства и убийства, совершенные во имя благой цели или ради мщения. Автор заставляет героиню лицом к лицу столкнуться с последствиями своих ошибок. Очень злыми последствиями. Впрочем, I-45 тоже не упустит возможности свершить возмездие.

Итог: отечественный янг-эдалт приключений в мрачном мире римской антиутопии с элементами киберпанка.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Джон Лав «Вера»

Green_Bear, 13 марта 2017 г. 17:31

Некогда Шахранская империя создавала космические корабли и владела четырьмя звездными системам, однако атака загадочного корабля разрушила ее, а осмысление подлинной сути корабля гениальным философом и писателем Шрахром навсегда опрокинуло цивилизацию в глубочайший упадок. Прошло три столетия, созданное Землей Содружество охватывает двадцать девять звездных систем, и вот зловещий корабль возвращается и выходит победителем из первых схваток, играючи уничтожая военные цели и игнорируя гражданские.

В дебютном романе «Вера» Джон Лав соединил триллер и военную космооперу на платформе «Моби Дика». Поэтому поединок корабля класса «аутсайдер» под названием «Чарльз Мэнсон» с таинственной «Верой» выходит далеко за рамки типичного для фантастики космического боя. «Аутсайдеры» неслучайно получили такое название. Их экипажи формируются из социопатов и психопатов всех мастей. Возьмите героев «Морских звезд» Уоттса, переместите их с глубоководной станции на борт ударного звездолета и получите команду «Чарльза Мэнсона». Именно им предстоит остановить загадочную и могущественную угрозу.

Образ «Веры» появляется в романе с первой главы и с каждой строкой обрастает множеством противоречивых и красочных метафор и эпитетов. Ее облик притягивает взгляд и завораживает, Ее поступки едва поддаются прогнозу и осмыслению, Ее манера боя смахивает на игру в кошки-мышки, но ракеты и лазеры «Мэнсона» способны наносить Ей вполне реальный и серьезный урон. Лав изобретает собственную метафизику, из которой варит галлюциногенный эликсир, открывающий новые горизонты у самых простых действий и превращающий события в туго закрученный клубок из неуверенности и озарений, страха и паранойи, уверенности и обреченности. Главную роль играет не обмен ракетами, но соперничество разумов — коммандера «Мэнсона» Фурда и загадочного экипажа «Веры».

Основная проблема романа заключается в сочетании двух вещей. Во-первых, Лав целенаправленно играет с читателем, начиная повествование издалека, регулярно делая пространные отступления. Проходит треть книги, прежде чем коммандер наконец поднимается на борт «Мэнсона», и «аутсайдер» стартует с планеты навстречу врагу. Автор постоянно нагнетает атмосферу, то и дело намекая, обещая, подсказывая, что постижение сути «Веры» станет кульминационным моментом всего произведения. Однако, во-вторых, именно яркой кульминации в финале и не происходит. Хоть в приключенческом, хоть в психологически-личностном, хоть в философском планах. Поскольку выясняется, что автор уже давно озвучил разгадку, которая не оправдывает искусственной и затянутой игры с читателем, а остальное его не особо интересует. История Лава отлично улеглась бы в формат рассказа, хорошо — в формат повести. В романе же она превращается в банальную и затянутую перелицовку «Моби Дика» с ученическим замахом на глубокие философствования.

Итог: метафизическая смесь триллера и космооперы в мрачных красках социопатии.

Оценка: 7
⇑ Наверх