Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Evil Writer» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 18  19  20

Статья написана 26 ноября 15:36
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Фрэнсис Ф. Фицджеральд "Я за тебя умру"

Конечно, при упоминании Фрэнсиса Скотта Фицджеральда вспоминается «Великий Гэтсби». Роман, сделавший Фицджеральда одним из главных литературных фигур XX века. Но не «Великим Гэтсби» един в своем величии писатель. Писатель эпохи джаза, талантливый рассказчик, балагур, любитель выпивки, но и автор с полдесятка романов и целой россыпи рассказов. О последней форме мы сегодня поговорим немного подробнее – не каждый день в России выходит собрание неопубликованных рассказов великих западных писателей.

«Я за тебя умру» – замечательно изданная книга: держать в руках и рассматривать её приятно, плюс каждый рассказ сопровожден короткой историей отказа и почему в итоге не был напечатан, а составитель – Энн Маргарет Дэниел – любезно сопроводила книгу приятным предисловием и немаленьким, на шестьдесят шесть страниц блоком комментариев! Это, конечно, не комментарии к «Улисс» Джойса – да и уровень, надо заметить, другой – но работа составителя впечатляет и создает более приятно ощущение от книги. Благо отечественный издатель едва ли не дотошно предоставил все внутренние допы, включая внутренние ч/б иллюстрации – никаких вклеек, все иллюстрации и фотографии на той же бумаге, что текст – но и это как может не обрадовать?

В итоге мы имеем плотно сбитую и хорошо изданную книжку. Но остается главный вопрос: что же с текстами?

Причины отказов в публикации в основном кроются в сложных перипетиях американского времени – нет ничего такого ужасного в том, что пишет Фицджеральд в первой половине прошлого века. В некоторых случаях и вовсе, просят переделать рассказ, но Фицджеральд стоит на изначальном варианте. Странные же отказы из-за неприятных персонажей или католического мотива, нам – в современном мире – кажутся едва разумными.

И это, наверное, прозвучит странно: большинство рассказов Фицджеральда из сборника хороши или минимум недурны. Назвать их великолепными – язык не повернется. Тем не менее, углубляясь дальше в сборник, очень быстро втягиваешься. Идеальные рассказы из эпохи 20-ых и 30-ых годов прошлого века, за которыми не лень выпить чашечку чая. Приятно и то, что Фицджеральд очень разнообразен в подходе по выбору тем. Истории довольно широки своим спектром: то радуют широкие мазки о семье, то нелепые как байка у костра, издательская возня или же сценаристская деятельность. Только за всем разнообразием из-за ширмы становится ясна одна из причин отказов большинства рассказов: мрачность, неуверенность, пассивность и страх. Фицджеральд будто отыгрывает темную сторону души и не стремится показать иногда свет. Но его проза не злая. Скорее, немного депрессивная, хорошо выложенная, но без проблесков света и претензии на что-то большее, чем просто качественное развлечение с вкраплениями смысла.

В целом, – разбирать каждое произведение нет смысла. Произведения идеально сошлись в один блок, спаянные по настроению, атмосфере и мышлению.

Вердикт: хорошо, неплохо, мрачновато. Достойная проза в хорошем оформлении и с интересными персонажами и неглупыми историями.


Статья написана 6 ноября 18:17
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Зэди Смит "Белые зубы"

Семейная сага Зэди Смит «Белые зубы» – особый роман. Ёрническая и депрессивная литература от 22-летнего автора поражает.

Но прежде стоит оговориться: написать в 22 года шедевр – невозможно. И это логично. Но опускать руки не стоит. В одном из интервью, Смит, заявила, что хочет достичь максимального информационного шума как в романах Пинчона, а он, как известно, выпустил свой дебютный «V.» в 26 лет. Желаемого Смит умеет добиваться – в романе «Время Свинга» она максимально подходит к информационному шуму. Но в «Белые зубы» она дебютантка: талантливая, умная, внимательная, но уже с искоркой внимания.

Сага у Смит действительно получилась. Несколько поколений семей Джонсов и Икбал живут в Лондоне, окунаются в местную культуру и взаимоотношения, совершают громадные ошибки и по канону радуются маленьким свершениям. Фактически вся канва романа протягивается через Арчи Джонса и Самада Икбала, участников Второй мировой войны.

В процессе чтения возникает вопрос: а почему собственно «Белые зубы»? Белые зубы – признак знати, богатства. Да, Смит вводит некоторые элементы в свой роман, обыгрывающие названия, но герои романа с белыми зубами мало чего общего имеют. Бесконечная череда драматических событий героев, скорее очень иронична в романе. Смит подчеркивает их неудачи и выделяет трагедии, иронизирует над пропущенной по всем статьям жизнью главных героев. Даже во вставной новелле о военных годах Самада и Арчи герои не знают, что война закончена, а ещё пытаются сражаться.

Главным достоинством «Белые зубы» является продвинутый для молодого автора психологизм и внимание к деталям. То, что в свои 22 года писательница смогла так глубоко копнуть в своих героев, достойно уважения. Нарративные построения Смит не менее важны и скрупулёзны, а хороший слог делают книгу приятнее и удивительнее. Довольно приличный, самобытный, но отдающий дань английской классике текст достоин уважения. Возможно, сравнения Смит с Диккенсом не так уж и напрасны.

Смит очень талантливая и внимательная писательница в деталях созданных ей историй. Между первым и финальным из ныне написанных романов, лежит пропасть. Но кое-что в Зэди Смит осталось неизменным: тяга к мультикультурности, столкновение культур и тема эмигрантов.

Вердикт: один из лучших романов XX века по версии Time? Немного перебор для талантливого дебюта Зэди Смит.


Статья написана 19 сентября 21:47

Делать было нечего этим скучным вечером.

Короткий рассказ о принцах, принцессах, желаниях и простых эмоциях. На этот раз без аналоговых литературных приемов и кучи игры слов. Простая история, простым языком. Впрочем, без подвоха она была бы не интересна и для меня; кто догадается в чем, тому конфетка. А все желающие могут оставить замечания и пожелания в комментариях, за что буду крайне благодарен.

Вот здесь — https://fantlab.ru/work1071980 — можно поставить любую на ваш вкус и цвет оценку.

***

"Принц, принцесса"

Принц мог быть и повыше! – подумалось ей, когда она увидела его в загаженной тысячами запахов и мыслей забегаловке.

Повыше, – услышала вселенная и чуть подтянула его вверх.

Девушка осмотрела двух приезжих и вновь залюбовалась своим принцем. Но в ту заветную секунду она разглядела его толстые короткие пальцы и надула губки: длиннее и изящнее!

И вселенная услышала её мольбу: пальцы стали длиннее, тоньше и изящнее.

Но в нем все равно было что-то не так, а он медленно сквозь толщу людей направлялся к ней, чуть мило улыбаясь. Она поправила волосы и развернулась боком к стене. Так, чтобы он не заметил и без того излишнее внимание с её стороны. Но мимолетом она заметила уродливую родинку под его нижней губой и пожелала, чтобы та исчезла.

Вуаля и снова изменение. Девушка тихо зааплодировала и решила прибавить ему мускулатуры, что немедленно и свершилось.

Теперь он был близок к ней как никогда.

Он подошёл молча и осмотрелся. Внутри него полыхало, а комплекс насчет пальцев, родинки и худобы прошёл. Кажется, он хотел с ней познакомиться, но теперь желание исчезло. Девушка перед ним не так уж и симпатична: невысокая, полноватая, смешно круглолицая, с родимым красным пятном на шее и с абсолютно отвратительной улыбкой на лице. Какая жалость!

У бара наслаждалась коктейлем знойная шатенка. Принц медленно облизал губы и от души возжелал её у мироздания.


Статья написана 8 августа 13:04
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Зэди Смит "Время свинга"

Мы все люди планеты Земля. И более чем странно это слышать в запале рецензии. Беря в руки книгу Зэди Смит, быстро понимаешь, насколько широк, необъятен, и туго переплетён множеством культур один маленький земной шар.

Противостояние двух старых подруг – ход в литературе не нов, да и в кино. Куда интереснее то, что противостояние это талантливой танцовщицы и её лучшей подруги довольно посредственной в танце. Но в книге идея танца метафорична и носит содержательный характер. Больше внимания Смит уделяет тонкому, едва ощутимому налёту информационной попсовости. Очень много имён, событий, упоминаний истории и дат. В самом начале представляющими собой плотную информационную загруженность, фактически постмодернистский шум.

Но Смит ещё сложнее. Плотная информационная драма о танцах и женском противостоянии? Тогда Смит выбрала отличный повод позлить рецензентов The Times, Guardian, The Paris Review и прочих-прочих любителей чтения.

Если оглянуться на «Время свинга», спустя время, то понимаешь замысел Смит куда глобальнее. Она без всякого фанатизма, увлеченности, приводит общность культур и мнений. Вскрывает консервным ножом конфликт внутри культур и мощно препарирует их.

По своему образу и подобию, «Время свинга» ещё один большой роман конфликт. Если быть точнее, то современный роман конфликт. Знойный, непростой, с множеством деталей, описаний и внимания к четким психологическим образам. Отличный язык, тонкая игра слов, немного угловатая структура роман (похоже ещё одна фишка Смит), разухабистый подход к сути и едва ли не плотный сплошной шум как битум заливший уши.

На самом деле, писательница выдала интересный и толковый роман. Вряд ли он станет первой строкой среди бестселлеров года и времени, но своего внимания вполне заслуживает как умная и качественная во всех отношениях проза.

«Время свинга» можно смело советовать для ознакомления. Приятная, человеческая литература без жестокости, непотребщины и прочего. Так же приятно, что от прозы Смит ни капли не становится скучно, среди сотен псевдофеминисток с рельефным выдвижениям женщин как уникальных персонажей, Зэди Смит просто и с умом рисует свою историю. В чём-то тоже слегка феминистичную и сильную прозу про женщин, но всё же литературу для всех.

Вердикт: инсинуированный женским легионом из Гаскелл, сестер Бронте и Джейн Остин до постмодернистского извлечения иронии и массового информационного шума в голове, роман выходит за рамки типичного чтива на вечер и превращается в интеллектуальный хук для любителей легкого чтива от женской писательской когорты.


Статья написана 23 июня 20:17
Размещена также в рубрике «Рецензии»

Виктор Пелевин "Ананасная вода для прекрасных дам"

Вечерний высокогорный ветер ворчит.

Ворчит ли вечерний высокогорный ветер?

Чёртов постмодернизм, скажет злобный читатель и бросит книгу в огонь. Рукописи горят. Сказано же: горят! И не поспоришь; возьми любую книгу и попробуй сам. И дело здесь не в Булгакове, Воланде или в самом Мастере, а в современном читателе.

Если оглянуться назад, то читательский процесс довольно мощно эволюционировал за последние две тысячи лет. Начинали люди с Библии, увлекались Кораном, переходили на Гомера, плевались от Сервантеса, не дочитывали Джойса и неожиданно восторгались Донцовой. Просто обратите внимание, какая почва была разработана для Виктора Пелевина, современной светочи русской литературы.

И что сказать? «Ананасная вода для прекрасной дамы», дихотомически созданные и последовательно сложенные произведения на различные по актуальности темы. Не гиперроман, не метатекст; возможно ли, в какой-то момент склеенная особым пелевенским клеем ультрапроза русского пространства? И не проймёшь Пелевина лично, что он написал.

Если выносить из названия частей слова, то легко заметить: сборник прекрасная инсталляция на тему богов и механизмов. Кастанеда, Андреев-младший, Блейк и Блаватская, Платон и Аристотель, стоики, туги-душители, христианство и однополая мораль добра и зла. Если продолжить, то: мессианство, технологическая сингулярность, искусственный интеллект, неодинарная мораль, заповеди, политическая модель мира, и как всегда, дзен, буддизм, мистицизм. Полный набор для частичного погружения в Пелевина. Не забывайте про трансцендентность и ироничную модель потустороннего и неизведанного бытия.

Не взламывая субреалии книги, легко догадаться, что над божественным и трансцендентным Виктор Пелевин смеется. Боги умерли, а шарлатаны остались – вот так легко можно охарактеризовать первые две повести сборника. «Операция «Burning Bush» увлекательная политическая мистерия, как власть подменяется на слепую веру и силу. «Зенитные кодексы Аль-Эфесби» невероятная мистификация из человека в Боги; без механизмов тут и вовсе не обошлось. Сделать легко и проследить линию мышления самого автора: Боги и есть продвинутые технологии.

Во второй части сборника, Пелевин подменяет понятия богов и механизмов. Если первая превращала Бога в механизм, то вторая делает из механизма Бога. Трансцендентный опыт для мозга героев оставшихся трех повестей, является подлинным. Разница опыта отсылает нас к РАУ, Хаксли, Лири и прочих любителей психоделических экспериментов. Отличить трип от реальности для головного мозга в пик активности, и так довольно сложно. Главный герой «Созерцатели тени» погружается в платоновские идеи обуреваемый каким-то злокачественным трансом; «Тхаги» – заодно и лучшее произведение сборника – представляет собой без скромности интеллектуальный трип о культе богине смерти; «Отель хороших воплощений» и вовсе не хочет быть общей картинкой механизма, надламывая суть духовного опыта.

Любопытно в сборнике то, что Пелевин верен себе: постмодернизм у него явный, хоть и немного попсово-клиповый. Фантастическая часть сборника воспринимается скорее как именитый в рецензии трип – быстрый и яркий.

Отличный, симпатичный и увлекательный сборник от ведущего мастера словесности. В очередной раз стоит убедиться, что у Пелевина есть отличный запал и множество снарядов.

Вердикт: остросоциальный, трансцендентный, категоричный и неполиткорректный сборник с чистым незамутненным пелевенским слогом и ярким примером качественной литературы.

И мой старый, заплесневелый бонус — Пелевин и Маяковский


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 18  19  20




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 36

⇑ Наверх