FantLab ru

Все отзывы посетителя Aleks_MacLeod

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  11  ]  +

Роберт М. Вегнер «Каждый получит свою козу»

Aleks_MacLeod, 25 августа 2016 г. 18:49

Изумительный рассказ. Решение не включать его в первый том «Меекхана» совершенно понятно — во всех частях света всего по четыре истории, повествование разворачивается по нарастающей, и одна эпическая история сменяет другую. Здесь же все довольно обыденно и локально, ставки не слишком высоки — Шестая Рота Шестого полка Горной Стражи не охотится за бандой убийц, не выслеживает зловредного монстра и не сопровождает посольство в далекие края. Здесь нет размаха и эпика истории о том, как меекханская пехота обороняла перевал от превосходящих сил кочевников. Здесь нет такого драматизма и накала страстей, как в истории о том, как за одну ночь Шестая Рота потеряла честь и вернула ее себе на рассвете, в рыке снежного чудовища... Нет, это всего лишь история о том, как Горная Стража отправилась в одну из долин охранять порядок на местном празднике Луны Козокрада. Ну и еще история о падающих с неба животных и о маленькой девочке, которая очень хотела себе козочку... или барашка. Но именно этим рассказ и подкупает — с одной стороны он показывает Стражу с человеческой стороны — Кеннет и его бойцы просто рассчитывали отдохнуть от походной жизни и немножко погулять в городе в перерыве между службой, а внезапно вляпались в очередную неприятность... Но при этом постепенно раскрывается и динамика отношений между персонажами, показываются их определенные привычки и традиции (уход за семьями погибших солдат, офицеры как примеры для всех солдат и т.д.), читатель наблюдает за тем, как несколько вооруженных бугаев пытаются присмотреть за маленькой девочкой...

А вообще здесь есть ровным счетом все то же самое, что и в остальном «Севере». Если вам понравился первый том «Меекхана», в особенности рассказы о Горной Страже, то смело читайте и эту историю. Во-первых, это очередное приключение полюбившихся персонажей. Во-вторых, мы продолжаем узнавать что-то новое о культуре и истории Меекхана и народов, его населяющих, поглубже узнаем о природе магии и источниках силы. В-третьих, это просто очень трогательная, смешная и интересная история. А что еще для счастья надо?)

Оценка: 8
–  [  25  ]  +

Роберт М. Вегнер «Сказания Меекханского пограничья»

Aleks_MacLeod, 28 июня 2016 г. 14:32

Имя Роберта М. Вегнера мало известно отечественным поклонникам фэнтези, но, поверьте, эту оплошность нужно немедленно исправлять! В своей родной Польше “Меекхан” по популярности уже может сравниться с “Ведьмаком”, при этом, в отличие от пана Анджея Вегнер свой цикл ещё не закончил и со временем может полностью изменить ситуацию в свою пользу.

Чем привлекает Меекхан? Во-первых, своей проработанностью и глубиной. Вегнер настолько красочно рисует суровые северные горы, жестокие южные пустыни и плодородные центральные земли, что описываемые им образы буквально встают у тебя перед глазами. В этом мире есть место и для древней магии, и для проделок богов, и для представителей других рас, но на первый план всё-таки выходят люди. И персонажи у автора выходят что надо, реалистичные, живые, со своими достоинствами и недостатками, такие, за которых нельзя не переживать. У цикла довольно необычная структура, первые две книги — это сборники рассказов, поделенных по частям света. Первая рассказывает о Севере и Юге, вторая — о Востоке и Западе. У каждой стороны света есть свои главные герои, а, начиная с третьей книги цикла, автор связывает сюжетные линии разных частей света между собой.

Но пусть вас не смущает такая структура цикла. Хотя в каждом из рассказов есть свой законченный сюжет, каждый последующий служит логическим продолжением предыдущего, Вегнер помаленьку знакомит читателей с реалиями Меекхана, выстраивает магистральный сюжет и оставляет зацепки для будущих книг.

Оценка: 9
–  [  18  ]  +

Терри Пратчетт «Поддай пару!»

Aleks_MacLeod, 21 августа 2014 г. 19:05

После того как Терри Пратчетт в 2007 году объявил, что страдает редкой формой болезни Альцгеймера, он, кажется, развил еще более бурную деятельность, чем обычно, и ни дня не сидит без дела. Он регулярно пишет новые книги, выпускает справочники и путеводители, занимается общественной деятельностью, отстаивает право смертельно больных людей уйти из жизни на своих условиях, другими словами, он не сдается и борется, борется, борется. Ему приходится придумывать все новые способы выражать и записывать свои мысли, ему становится все труднее в повседневной жизни, но, тем не менее, новые книги продолжают стабильно выходить, в ноябре прошлого года вышел очередной роман о Плоском мире «Разводя пары», в июне этого вышла написанная в соавторстве со Стивеном Бакстером третья часть цикла «Бесконечная Земля» The Long Mars, в сентябре ожидается сборник повестей для детей Dragons at Crumbling Castle, совсем недавно было объявлено, что автор работает над новой книгой о приключениях ведьмочки Тиффани Болит...

Но, к сожалению, при всей неиссякаемой энергии и жажде жизни сэра Тэренса, его состояние начинает сказываться на качестве его книг. Прежде всего это выражается в том, что практически во всех вышедших за последние годы романах о Плоском мире Пратчетт раз за разом повторяется и пишет об одном и том же: о торжестве прогресса над мракобесием, о важности толерантности, эмансипации, равенства полов и других подобных вещей. Мы раз за разом видим, как свою нишу в пестрой палитре красок Анк-Морпорка занимают гномы, тролли, големы, орангутанги, орки, гоблины, профессора Незримого университета и даже Шнобби Шноббс. Не стал исключением и новый роман.

«Разводя пары» продолжает тему развития индустриальной революции в Анк-Морпорке. Следом за печатным станком, телеграфом и другими полезными вещами цивилизация открывает паровой двигатель и железные дороги. Нововведение существенно перекраивает экономическую карту Плоского мира и приносит множество бонусов тем, кто лучше всех смог адаптироваться под постоянно изменяющиеся и крайне интересные времена. И здесь на первый план выступают гоблины, социализация которых усилиями Сэма Ваймса началась еще в «Дело — табак» и успешно продолжилась в следующей книге.

Вторым моментом из серии «где-то это я уже видел» стала сюжетная линия с очередной смутой в рядах гномов. Убервальдские сепаратисты, ратующие за всяческое прекращение контактов подгорного племени со всем остальным миром затевают целую серию террористических актов и объявляют настоящую войну железной дороге. Все это было бы очень интересно, если бы гномьему вопросу не были практически полностью посвящены «Пятый элефант» и, в особенности, «Шмяк», после которых тему можно было закрывать в принципе. Тем более что искусственно раздуваемый большую часть книги конфликт в конце оборачивается банальнейшим пшиком и самоустранением противоборствующей партии.

Но при этом главными героями книги все-таки остаются паровозы и железная дорога. Пратчетт с искренней любовью и настоящим детским восторгом рассказывает о принципах работы парового двигателя, эволюции первых паровозов и о постоянном развитии сети железных дорог. Читать об этом по-настоящему интересно, хотя повествование то и дело перемежается сюжетными вставками, рассказывающими о положении дел где-нибудь в другом уголке Плоского мира. Из-за этого повествование разбивается на сотни маленьких эпизодов, центральными персонажами которых становятся или лица, знакомые нам по предыдущим книгам, или совсем уж незнакомые товарищи, участие которых ограничивается всего одним эпизодом и забывается еще до того, как переворачивается очередная страница. Все это порой существенно сказывается на темпах действия, которые порой падают до скорости засыпающей улитки. При этом некоторые эпизоды показаны настолько поверхностно, что возникает впечатление, будто перед нами выжимка из более объемной главы, которую затем подвергли безжалостной усушке и утруске и представили в виде очень краткого пересказа. Тем не менее, заскучавшего и потерявшего бдительность читателя то и дело поджидают мастерски подготовленные сюрпризы, заставляющие взглянуть на происходящее с новой стороны.

Главным героем книги, если не брать в расчет паровозы и железные дороги, является самый успешный предприниматель в новейшей истории Анк-Морпорка, и нет, мистер Достабль, речь идет отнюдь не о вас. После восстановления работы городского почтамта, банка и печатного двора, перед заскучавшим было Мокристом фон Губвигом встает задача контролировать Анк-Морпоркское гигиеническое железнодорожное общество, в котором он должен представлять интересы государства и следить за тем, как превратившийся в железнодорожного магната Гарри Король и очередной гениальный самородок Дик Симнелл прокладывают железные дороги отсюда и до самого Убервальда.

Резюме: «Разводя пары» остается очень вторичной книгой по сравнению с другими произведениями Пратчетта, но в то же время превосходит по качеству ряд его последних произведений. Кроме того, сам факт того, что сэр Терри продолжает трудиться не покладая рук и не обращая внимания на ухудшающееся здоровье, вызывает безграничное уважение.

Оценка: 6
–  [  20  ]  +

Нил Гейман «Одд и Ледяные Великаны»

Aleks_MacLeod, 17 апреля 2013 г. 18:33

Эта история произошла давным-давно в далекой северной стране, где жили сильные и отважные люди, которых все называли викинги. В одном из поселений жил мальчик по имени Одд. Родной отец парня погиб в одном из походов, а после того, как мать второй раз вышла замуж, Одду пришлось уживаться со вздорным отчимом и его многочисленными отпрысками от первого брака. Как-то раз, когда по всем приметам и законам должна была уже наступить весна, но зима даже не думала ослаблять свою хватку, Одду все надоело, он собрал свои вещи и ушел в заснеженный лес. Там-то с ним и случилась эта встреча, которая не только изменила его судьбу, но и помогла спасти весь мир, вырвав его из оков вечной зимы.

Подобную историю вполне могли бы передавать друг другу могучие северные воины, собираясь вокруг стола или за праздничным столом, но первым ее рассказал добродушный британский литератор по имени Нил Гейман в трогательной повести «Одд и Ледяные Великаны». Произведение рассчитано прежде всего на детей и подростков, но это вовсе не значит, что более взрослые читатели найдут историю скучной или, упаси Один, детской. Просто Нил рассказывает в ней о таких важных, и в то же время таких простых вещах, что чем раньше ты о них узнаешь, тем лучше.

Другой известный британский автор и большой друг Нила Терри Пратчетт как-то сказал, что писать для детей гораздо труднее, чем для взрослых. Юные читатели безошибочно чувствуют фальшь, к тому же писателям приходится рассказывать даже самые сложные вещи максимально доступным языком. Нил, по всей видимости, не испытывает проблем ни с тем, ни с другим. Ему одинаково легко удаются как полные сложных образов, аллюзий, отсылок и сюжетных поворотов романы или комиксы, так и простые, но ни в коем случае не примитивные истории для подрастающего поколения. Вот и в «Ледяных великанах» Гейман с подкупающей искренностью рассказывает о том, как многого можно добиться, если есть голова на плечах, и о том, что смекалка, любовь и красота могут спасти этот мир ничуть не хуже, чем грубая сила.

Сюжет «Великанов» основан на скандинавской мифологии, однако не полностью следует канонам северных мифов. Для Нила Асгард и северные страны – лишь декорации, на фоне которых рассказывается философская притча о торжестве человеческого духа и разума над происками природы, проделками богов и даже деструктивным элементом в лице самих ледяных великанов. К слову, Гейман избегает заезженных клише, поэтому у него и асы, и обитатели Нифльхейма выглядят в первую очередь живыми персонажами, наделенными своими достоинствами и недостатками, а потом уже героями и злодеями эпоса с тысячелетней историей вражды.

Ну а главным действующим лицом всей истории является мальчик по имени Одд. Гейман выбрал своему персонажу на редкость говорящее имя, Одд на первый взгляд и правду выглядит очень странной личностью. Хромоногий калека, выводящий из себя окружающих своей постоянной, всезнающей усмешкой, Одд предпочитает решать все проблемы при помощи собственного интеллекта и мудрых слов, благодаря чему порой добивается поразительных результатов, например, страшный спойлер, первого бескровного разрешения конфликтов между асами и великанами со времен создания мира.

На русском языке «Одд» выходит отдельным изданием, но без замечательных иллюстраций Бретта Хелквиста, придававших особого шарма одному из изданий английских. Можно, конечно, поспорить о целесообразности подобного шага, ведь в «Великанах» наберется чуть больше ста страниц, но не стоит забывать, что в первую очередь это книга для детей, для которых подобные объемы вполне себе норма. К тому же выход российского издания подозрительно совпал с окончательным (по крайней мере, снег растаял) отступлением зимы, что намекает на некоторые мысли о шантаже со стороны ледяных великанов или асов, лоббирующих таким образом выход книги.

Оценка: 8
–  [  19  ]  +

Майкл Крайтон «Штамм «Андромеда»

Aleks_MacLeod, 17 апреля 2013 г. 13:26

В 1969 году в США вышла первая книга за авторством Майкла Крайтона. Впрочем, для самого писателя это был уже далеко не дебют, а всего лишь первое произведение, выпущенное под собственным именем. До этого Крайтон публиковался исключительно под псевдонимами Джон Ланг и Джеффри Хадсон. В том же году роман «Штамм «Андромеда» перевели и издали в сокращенном виде на страницах газеты «Неделя», а уже в 1971 появилось первое полноценное издание.

К сожалению, причины столь быстрой локализации «дебютной книги молодого американца» были исключительно политическими. Советские деятели приняли писателя за левого антимилитариста, обличающего звериный оскал капиталистической военной машины и выступавшего против «пентагонизации науки». Соответственно, сам роман рассматривался как еще один инструмент в деле антиамериканской пропаганды. Чего стоит только потрясающее по красоте предисловие к первому советскому изданию книги, в котором ради красного словца события романа мало того что рассказаны на триста страниц вперед, так еще и перевернуты с ног на голову для создания у читателя подобающего впечатления о героях «Штамма».

В самих же Соединенных Штатах автора обвинили в прямо противоположных грехах. Встревоженная общественность стала корить Крайтона за то, что он подбрасывает военным перспективные идеи, которые могут быть приняты на вооружение Пентагоном. Истина же, как это часто бывает, крылась даже не посередине, а совершенно в другом месте.

По собственному признанию, при написании книги Крайтон думал о политических последствиях в последнюю очередь. Гораздо больше его волновали проблемы исключительно научного толка. Автор хотел донести мысль, что в природе существует особый вид кризисов, неважно, биологической или технологической природы, которые просто невозможно разрешить в том случае, если они-таки случились. Их можно только не допустить.

Сама же идея «Штамма» пришла к Крайтону еще в институте, когда он вычитал в одной научной работе довольно легкомысленный комментарий о том, что организмы, живущие в верхних слоях атмосферы, еще ни разу не использовались ни в одном научно-фантастическом произведении. Майкл несколько лет обдумывал, как лучше взяться за подобный проект, затем приступил к работе и отправил получившуюся рукопись своему тогдашнему редактору, Бобу Готтлибу. Тот неоднократно заставлял молодого автора переделывать текст, и именно он первым посоветовал использовать прием, ставший впоследствии фирменной чертой Крайтона, — сухой псевдодокументальный стиль повествования, как будто бы книга целиком и полностью основана на реальных событиях.

Редактор попал в яблочко. Роман стал бестселлером, а Крайтон проснулся знаменитым. Более того, в случае со «Штаммом» впервые проявилась еще одна характерная для автора черта – невероятное везение. Книга поступила в продажу всего за несколько недель до возвращения на Землю лунной экспедиции, и общественность тогда была крайне обеспокоена мыслью, что астронавты могли привезти с собой опасные лунные микроорганизмы. Подобные настроения только еще больше подогрели интерес к «Штамму», и Крайтона даже пригласили на телевидение обсудить опасения публики.

Прослеживаются в «Штамме» и другие черты фирменного стиля писателя. Автор очень тщательно подходит к созданию декораций, с мельчайшими подробностями описывает интерьеры секретных лабораторий, алгоритмы научных исследований и процедур. Сухим, но доступным языком он подробно рассказывает о различных научных проблемах и путях их решения, знакомит читателей с новейшими статьями и исследованиями и одновременно мастерски смешивает правду и вымысел. Дошло до того, что очень многие читатели приняли все, описанное в романе, за чистую монету. Впрочем, по словам самого Крайтона, когда несколько лет спустя в Голливуде купили права на экранизацию и приступили к съемкам, им не пришлось долго искать подходящих декораций, поскольку нашлись и подземные лаборатории, и специальные компьютерные программы, и биометрические охранные системы.

В «Штамме» автор очень много внимания уделил проработке характеров персонажей. Крайтон постарался сделать участников программы «Лесной пожар» максимально достоверными, живыми людьми, со своими достоинствами, недостатками, тараканами и скелетами в шкафу. Но вместе с тем в первую очередь его интересовал исключительно разразившийся кризис и попытки его решения. Сконцентрировавшись на идее о неизбежности выхода ситуации из-под контроля (гораздо позже схожие мысли будут звучать из уст Яна Малькольма в «Парке юрского периода»), Крайтон моментально обрывает повествование, как только добивается нужного результата. Таким образом, оказались обрублены несколько перспективных сюжетных линий. Герои очень много времени затратили на исследование «Андромеды» и попытки угадать, откуда она взялась, но в итоге тайна возникновения штамма так и осталась нераскрытой. Более того, автор настолько сильно спешил поставить точку, что в итоге с одними персонажами читатель вообще не успел попрощаться, а других оставил буквально на полуслове.

Еще одним минусом стало искусственное приглушение интриги. Поскольку книга написана в виде псевдодокументального исследования, Крайтон не раз намекал, описываемые события произошли за несколько лет до момента написания, поэтому все действия, ошибки и оплошности действующих лиц известны автору наперед, о чем он и спешит поделиться с читателями. Поступая так, однако, Майкл во-первых принижает важность текущего момента, а во-вторых, избавляет от необходимости переживать за того или иного персонажа, поскольку фразы типа «много недель спустя он вспоминал этот момент» недвусмысленно намекают, что герой благополучно пережил кризис.

Резюме: очень крепкий роман, в котором видны все фирменные черты Майкла Крайтона. Именно такие книги, как «Штамм «Андромеда» принесли автору любовь читателей, многомиллионные тиражи и звание отца технотриллера.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Майкл Крайтон «Пожиратели мёртвых»

Aleks_MacLeod, 17 апреля 2013 г. 13:26

«Пожирателей мертвых» Майкл Крайтон, можно сказать. написал его на спор, заявив институтскому другу, что сможет сделать любопытную историю на основе англосаксонского эпоса «Беовульф», который тот самый приятель включил в список наиболее скучных литературных произведений всех времен и народов. Слово свое Крайтон сдержал и написал довольно интересную адаптацию древней легенды, смешав воедино правду и вымысел, а заодно разбавил сюжет заимствованиями из сразу нескольких дополнительных источников.

Приступая к работе над книгой Крайтон задался целью отделить своеобразную основу легенды, ее исторический корень, от добавленных позднее элементов. Он справедливо посчитал, что если легшие в основу Беовульфа события когда-либо имели место в действительности, то передаваемый из поколения в поколения рассказ о подвигах этого воина неизменно должен был обрасти огромным количеством подробностей, отсутствовавших в оригинале.

Размышляя над тем, как наилучшим образом реализовать свои задумки на бумаге, автор решил написать текст от лица непосредственного участника описываемых событий, который затем предоставил бы подробный отчет о своих приключениях. Но кто и кому написал бы подобный отчет? Так в истории появился Ахмед ибн-Фадлан, арабский аристократ, совершивший в десятом веке путешествие в северные земли и встретившийся там с викингами. Вернувшись домой, араб представил багдадскому халифу рассказ о своих похождениях, однако до наших дней документ добрался только в виде разрозненных фрагментов.

Скомпоновав из различных источников уцелевшие отрывки рукописи Ибн-Фадлана, Крайтон переделал их в первые главы романа, а затем, стараясь придерживаться того же стиля, написал всю оставшуюся историю. Результат получился удивительным — неподготовленный читатель никогда в жизни не догадается, где заканчивается оригинальный исторический текст и начинается авторский вымысел, хотя людям, знакомым с работой Ибн-Фадлана различие, скорее всего, сразу же бросится в глаза.

Тем не менее, Крайтон вовсе не ограничился одной лишь реконструкцией исторической основы Беовульфа или же стилизацией повествования под арабскую рукопись десятого века. О нет, он постарался создать настоящую своеобразную мистификацию, на протяжении всей книги намекая на подлинность рукописи и ссылаясь на труды десятков авторов, якобы исследовавших текст Ибн-Фадлана, а на самом деле никогда не существовавших в природе. Более того, Крайтон не просто ссылается на им самим придуманные труды, но и достаточно едко их комментирует, проходясь по, в принципе, вполне реальным недостаткам викторианской, средневековой и христианской науки и позубоскалив на тему недалекости, узколобости и высокомерия ряда своих ученых коллег. Если выражаться современным языком, то «Пожирателей» вполне можно охарактеризовать как блестящий пример троллинга научного сообщества.

Однако Крайтон не был бы собой, если бы сумел удержаться от пространных лекций на общеобразовательную тематику. Он умудрился впихнуть в небольшой по размеру роман огромное количество разнообразных сведений о жизни, обычаях и традициях викингов, причем сделал это настолько ненавязчиво, что изобилие справочной информации даже не вызывает отторжения читателя. Впрочем, автор всегда славился тем, что мог доступным языком изъясняться на самые разные темы и популяризовывать самые разные научные области.

Приключенческая составляющая книги оказалась отнесена на второй план, но все равно оставляет после прочтения очень сильное впечатление. Все основные события автор уместил на паре сотен страниц, при этом прекрасно передал царящую в рядах викингов атмосферу ужаса, к которой эти храбрые воины совсем не привычны. Рассказу не достает размаха, однако он и не требуется, поскольку именно таким образом чувствуется реальность происходящего. К тому же Майкл оставляет прекрасные намеки на то, как и почему тот или иной эпизод с годами превратился в нечто возвышенное и более великое.

Еще одним достоинством книги стали прекрасно прописанные отношения между Ибн-Фадланом и остальными викингами. Утонченный, образованный и воспитанный совсем в другой культуре араб изначально воспринимает своих спутников как самых последних дикарей, но со временем проникается их простотой и образом жизни и даже сам перенимает ряд их черт. С своей стороны, норманны начинают уважать стойко проявившего себя чужеземца, и между членами отряда развивается самая настоящая, крепкая дружба. Так что когда путешествие подходит к концу, и наступает пора прощаться, читатель, подобно Ибн-Фадлану, испытывает горечь и сожаление от необходимости расставаться с друзьями.

Резюме: По структуре перед нами, пожалуй, идеальный роман Майкла Крайтона, где в идеальных пропорциях смешаны приключенческая и образовательная составляющие, а автор, получив простор для ехидных комментариев, безжалостно проходится по всем огрехам научной мысли. И все это реализовано без привычного для автора многословия и непримечательных персонажей.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Майкл Крайтон «Конго»

Aleks_MacLeod, 17 апреля 2013 г. 13:26

В своем творчестве Майкл Крайтон никогда не ограничивался какой-то одной темой. Каждая следующая книга автора была посвящена какому-то новому вопросу, зачастую совершенно из другой области. Строго говоря, лишь однажды за всю свою карьеру Майкл вернулся к уже рассмотренной один раз теме и под огромным давлением издателей, общественности, кинокомпании и Стивена Спилберга написал продолжение одного крайне успешного романа. В случае же с «Конго» писатель задался целью создать авантюрный приключенческий роман в викторианском стиле в духе «Копей царя Соломона» Генри Райдера Хаггарда. А параллельно Крайтон увлекся попытками обучения приматов языку жестом и движением за права находящихся в неволе животных, оба этих направления в конце семидесятых годов активно развивались и представляли интерес для общественности.

В основу «Конго» легла история об американской экспедиции, направившейся в западный Заир на поиски алмазов, следов их пропавших товарищей и давным-давно затерянного легендарного города Зиндж, богатство которого, по слухам, основывалось на крайне богатых алмазных копях. В состав экспедиции вошли геолог Карен Росс, приматолог Питер Эллиот, его подопечная горилла Эми, наемник Шарль Мунро и несколько местных носильщиков.

Повествование в основном ведется с точки зрения Росс, Эллиота или Мурно, но в то же время самим людям и развитию их характеров Крайтон почти не уделяет внимания. Оно и понятно, практически все члены экспедиции – уже сформировавшиеся взрослые люди, и даже опасное путешествие в Конго не способно ничего изменить в их душе. Другими словами, на собственных ошибках никто не учится. Дело в том, что вглубь тропических лесов всех героев книги влекут разные цели, но все они вполне подходят под определение «жажда славы, богатства или успеха».

Например, у холодной, высокомерной, эгоистичной, честолюбивой и расчетливой Карен Росс в жизни только один приоритет – сделать успешную карьеру, поэтому для нее в конголезской экспедиции –самое главное – добиться успеха любой ценой. Она не считается с потерями и даже гибель нескольких носильщиков воспринимает исключительно как досадную помеху. А ее упрямство и упорное игнорирование быстр меняющейся обстановки и вовсе может поставить под угрозу жизни всех окружающих.

Не менее честолюбив и приматолог Питер Эллиот, который стремится добиться в деле изучения обезьян какого-нибудь значимого прорыва и сделать себе имя. Стоит только появиться перспективе потрясающего научного открытия и всех сопутствующих этому делу бонусов, грантов и стипендий, как Питер забывает обо всем, даже о своей подопечной горилле Эми. Но, справедливости ради нужно отметить, что Эллиот действительно привязан к горилле, заботится о ней и у него хватает совести прийти в ужас от поведения Росс.

Строго, говоря, наемник Шарль Мунро тоже присоединился к экспедиции ради наживы, но при этом он обладает сразу несколькими качествами, выделяющими его на фоне Эллиота и Росс. В отличие от них, он никогда не ставит абстрактное богатство выше безопасности отряда, он осторожен, осмотрителен и способен понять, когда игра не стоит свеч и лучше всего отступить. Но с другой стороны, здравомыслие и забота о собственной шкуре – это обязательные навыки для любого наемника на африканском континенте, если он хочет дожить до пятидесяти. Мунро дожил.

Но настоящей звездой книги является горилла Эми. Добрая, искренняя, честная и прямая обезьяна куда симпатичнее погрязших в поисках сиюминутной выгоды людей. Она не честолюбива, довольствуется маленькими удовольствиями (чесать Эми, щекотать Эми, обнимать Эми, угостить Эми вкусненьким), и при этом прекрасно ориентируется в джунглях, и знает, куда стоит лезть, куда не стоит, а когда нужно уносить ноги прямо сейчас. Примечательно, что по сути все выжившие члены экспедиции обязаны своим спасением именно Эми, но при этом вряд ли кто-то, кроме Мунро, об этом вообще догадался, поскольку все остальные были слишком заняты мыслями об возможных прибылях и упущенных выгодах.

Это подводит нас, пожалуй, к самой главной мысли, заложенной Крайтоном в «Конго». Человек так кичится своим превосходством над животным миром, в то время как его величие порой оказывается мнимым, а в некоторых аспектах животные и вовсе превосходят людей. Однако именно человек представляет самую большую угрозу для дикой природы, и его деятельность, такая как вырубание дождевых лесов, загрязнение атмосферы, разрастание городов, регулярно обрекает различные виды на вымирание.

Автор старается предостеречь человечество от бездумного уничтожения окружающего мира, от экстенсивной вырубки дождевых лесов, безумной гонки за наживой и прочих не самых приятных составляющих нашей цивилизации. Мельком Крайтон также поднимает вопросы вымирания отдельных видов и обучения некоторых высокоразвитых животных, обе эти темы затем получат дальнейшее развитие в «Затерянном мире».

Как и всегда, научные, моральные и философские проблемы спокойно существуют рядом с увлекательным сюжетом. Крайтон довольно умело нагнетает интригу и повышает уровень накала, достигающего своего максимума к последним страницам, однако затем совершенно неожиданно и неоправданно сбивается с темпа и вываливает на читателя ворох абсолютно ненужных сведений о гонках вооружений, секретных испытаниях с извержениями вулканов и прочих совершенно лишних подробностей.

Резюме: Крайтон в очередной раз доказывал высокий свой уровень романиста, способного сочетать увлекательное повествование с очень серьезными моральными, философскими и этическими проблемами и вопросами. Вот только ответы на них он предлагает искать самим.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Майкл Крайтон «Сфера»

Aleks_MacLeod, 17 апреля 2013 г. 13:25

Восьмидесятые годы нельзя назвать самым плодотворным периодом в карьере Майкла Крайтона. Для писателя это было довольно трудное время, в том числе и по личным причинам. За десять лет он успел дважды развестись. Естественно, это не могло не сказаться на темпах работы – за этот же срок из-под пера автора вышло всего два романа («Конго» в 1980 году и «Сфера» в 1987 году) и два документальных произведения (Electronic Life: How to Think about Computers (1983) и Travels (1988)). Кроме того, Майкл снова увлекся кинематографом и снял три фильма, к двум из которых написал сценарии.

При этом, правда этом не стоит забывать, что в случае с Крайтоном между появлением оригинальной идеи и выходом самого произведения может пройти очень много времени. Например, по его собственным же словам, над «Сферой» автор работал около двадцати лет, а на написание «Парка юрского периода» ушло семь. И если «Парк» оправдал каждую секунду потраченного на него внимания, то вот «Сферу» нельзя отнести к числу лучших романов писателя.

Начинается все довольно многообещающе. Американское командование собирает команду исследователей и отправляет их на авианосец посреди Тихого океана, где на дне уже более трехсот лет лежит потерпевший крушение космический корабль. Преодолевая собственный скепсис, ученые спускаются вниз и делают ряд потрясающих открытий, однако вернуться на поверхность будет совсем не так просто, как они ожидали.

Завязка повествования обещает нам увлекательную научно-фантастическую историю, однако у Крайтона были совсем другие планы. Затонувший космический корабль и найденная на его борту загадочная сфера были всего лишь приманкой как для наивных исследователей, так и доверчивых читателей. Доказательством этого утверждения являются те факты, что автор так и не потрудился ответить на вопросы, что же такое сфера, откуда она взялась и для чего вообще предназначалась.

Самого же Крайтона интересовали совсем другие проблемы. Он хотел разобраться в поведении небольшой группы, оказавшейся в экстремальной ситуации в замкнутом пространстве вдали от остального мира. Однако еще большие ужасы, намекает автор, кроются в сознании оказавшихся взаперти людей.

Таким образом, повествование движется в сторону психологического противостояния оказавшихся взаперти людей, однако ожидаемого эффекта добиться не удалось. Глубоко проработанные характеры никогда особо не были сильной стороной Крайтона (ну или его просто не интересовали подобные детали), но если раньше этот недостаток компенсировался тщательно сконструированной историей и обилием поводов для размышлений, то в книге, построенной вокруг взаимоотношений главных действующих лиц, он вышел на передний план.

Характерам героев Сферы не просто не хватает глубины, они банально ведут себя не как дипломированные ученые, а как какие-нибудь школьники, попавшие в низко пробный фильм ужасов. Отсюда следуют крайне непродуманные решения, немотивированные поступки, ошибки и прочие недопустимые в столь серьезной компании вещи. Усугубляет ситуацию тот факт, что один из персонажей вроде бы психолог, однако в своей непосредственной области деятельности он успевает столько раз накосячить, что его компетентность ставится под сомнение.

Возникают претензии и к концовке книги. Хотя на первый взгляд и кажется, что герои приняли единственно верное решение, при тщательном рассмотрении кажется сомнительным, три совершенно разных человека, которые перед этим чуть было друг друга не поубивали, так резко и без споров пришли к согласию. Более того, они даже не подумали о каком-то другом варианте, хотя при их-то уровне интеллекта можно было придумать сколько угодно других идей.

Резюме: Далеко не самый лучший роман Крайтона. Автор решил углубиться в проблемы человеческой психики, взаимоотношения и поведения в критических ситуациях, однако если учесть, что проработка персонажей никогда не была коньком писателя, у него ожидаемо не получилось добиться значимого результата.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Вадим Панов «Кардонийская рулетка»

Aleks_MacLeod, 16 апреля 2013 г. 17:41

В «Кардонийской рулетке» Вадим возвращается к традициям, заложенным в первом романе цикла. Мы снова возвращаемся в миры Герметикона, где продолжается Большая игра между адигенами и Компанией, а Помпилио опять приходится принять в ней участие. Причем на этот раз в противостоянии есть и третья сила, поскольку консул Ушера Винчер Дагомаро стремится любыми способами сохранить независимость и не желает плясать под чью-либо дудку.

На протяжении всего цикла Панов продолжает отражать на страницах своих книг актуальные проблемы современности и рассуждает на такие темы, как свободное ношение оружия, гражданское самосознание и манипулирование общественным мнением. Как и в «Адмирале», в «Рулетке» прослеживаются параллели с российской действительностью, только уже не начала прошлого века, а наших дней.

Вадим наглядно показывает, какую роль в манипуляции общественным мнением играют средства массовой информации, скептически отзывается о политических деятелях, действующих якобы из лучших побуждений и на примерах рассказывает, может завести дорога, выложенная благими намерениями. Вроде бы, слова автора относятся к описываемому им миру, но в них так и просматривается собственная позиция по отношению к происходящему уже в нашей стране.

При этом, правда, не совсем понятно, на чьей стороне автор, и какой общественный строй представляется ему наиболее подходящим. Панов вроде бы недвусмысленно показывает, какого он мнения о галанитах и их демократических принципах, которыми те прикрывают свое грабительское завоевание галактики, однако сословное, кастовое общество адигенов с практически не работающими социальными лифтами, закоснелым мышлением и надменной аристократией вызывает ничуть не меньшее отвращение. Таки образом, вся эта суета с разборками Ожерелья и Компании напоминает банальный процесс смены шила на мыло.

Нет, разумеется, сам Помпилио держит марку, показывает себя неординарной личностью и спасает честь мундира даже сидя в инвалидном кресле, в котором он оказался после событий второго тома. Конечно, надменный, чванливый, капризный и эгоистичный аристократ мало соответствует параметрам идеального героя, однако, бамбадао при желании может быть совсем другим человеком. Дер Даген Тур обладает собственном кодексом чести, хранит верность своим настоящим друзьям и время от времени превращается в непобедимого супермена. К тому же, в «Рулетке» Вадим добавляет к портрету героя несколько действительно трагических ноток, заставляющих совсем иначе взглянуть на несносного адигена.

Впервые за весь цикл у Помпилио появляется сразу несколько достойных уважения соперников и оппонентов. Более того, снова во всей красе возвращается экипаж «Пытливого Амуша», который, при содействии ряда новых персонажей, способен доставить читателю немало приятных минут своими разборками, похождениями и остроумными перепалками.

Приключениям второстепенных героев отводится немало места, и, к сожалению, не всегда это идет книге на пользу. «Кардонийская рулетка» получилась самым объемным произведением цикла, однако при этом серьезных, по-настоящему влияющих на дальнейшее развитие серии событий в тексте очень мало. По сути, из основных сюжетных линий романа достойное завершение получила только одна, а все остальные напрашиваются на второй круг в «Кардонийской петле».

Третья и четвертая книги «Герметикона» получаются своеобразной дилогией, объединенной общей темой. «Рулетка» в этом союзе выполняет роль несколько затянутого введения. Почти все участники, все герои, пешки, случайные участники и невольные свидетели занимают свои места и готовятся к началу настоящего действия, которое случается уже в последней четверти книги.

До этого момента повествование в «Рулетке» развивается крайне неспешно, позволяя читателям покрепче уловить суть происходящего и сдружиться даже с самыми незначительными персонажами. Однако под конец припасено все самое интересное. События начинают развиваться с головокружительной скоростью, происходящее выходит у многих игроков из под контроля, а в финале нас и вовсе ждет откровение, выставляющее все случившееся в совершенно ином свете.

Резюме: Размеренный и неспешный роман, населенный симпатичными персонажами, но слегка скупой на динамичные события. Закончившись на самом интересном, «Кардонийская рулетка» оставляет читателя в ожидании «Петли» поскольку именно там должны разрешиться сразу несколько сюжетных линий первой книги.

Оценка: 7
–  [  23  ]  +

Люк Скалл «Грозный отряд»

Aleks_MacLeod, 9 апреля 2013 г. 15:20

Люк Скалл – пока еще новое имя в литературе, но его дебютный роман «The Grim Company» привлек к себе внимание ценителей жанра. Первые рецензенты сравнивают автора с другим британцем, Джо Аберкромби, и пока что подобные сравнения Люк вполне оправдывает. «Мрачная компания» действительно написана в стиле Джо, а по атмосфере и сюжету напоминает трилогию «Пепел и сталь» Брендона Сандерсона.

Действие книги происходит в довольно мрачном мире спустя пятьсот лет после разрушительной войны, в ходе которой наиболее могущественные маги уничтожили самих богов. После этого волшебники обрели бессмертие и захватили власть над миром, но в самом мироустройстве сломалась какая-то незаметная, но очень важная деталь. В первых главах мы знакомимся с Даварусом Коулом, юным, но крайне самоуверенным мятежником и обладателем волшебного клинка «Погибель магов». По преданию, только этим оружием можно убить жестокого тирана, правящего городом Дорминия — могущественного волшебника Салазара.

По глупости Даварус вляпывается в неприятности, из которых его спасает опытный воин, северянин Бродар Кейн. Коулу удается привлечь Бродара и его напарника Волка на сторону восстания, и при помощи безногого волшебника Эремула, находчивого и невообразимо талантливого дворецкого Исаака и неприступной девушки с темным прошлым Саши эта разношерстная и, в общем-то, мрачная компания и должна свергнуть тирана Дорминии.

Описания действующих лиц книги (самовлюбленный юнец, возомнивший себя великим героем, парочка отмороженных северян-ветеранов, маг-инвалид, благородный и честный воин, сражающийся не на той стороне) напоминают образы персонажей трилогии Джо Аберкромби «Первый закон», и есть все основания полагать, что Люк специально придал своим героям подобное сходство. По сути, Скалл использует те же приемы, что его более именитый соотечественник — он показывает нечто нам известное и как бы знакомое, а потом если и не переворачивает все с ног на голову, то направляет развитие характера протагонистов в совершенно ином направлении. Вот только если Джо глумился над штампами и клише классического фэнтези, то Люк внаглую пользуется достижениями самого Аберкромби.

Таким образом, сходство между героями двух британцев скорее внешнее, поскольку внутри это совершенно разные личности. Даварус Коул несноснее Джезаля, Бродар Кейн обладает рядом качеств, которых недостает Логену Девятипалому (Кейн более честен с собой и лучше умеет адаптироваться к окружающему миру), ну а Эремул совсем не похож на Глокту. Если инквизитор на протяжении всей трилогии мучается от постоянной боли и задается вопросом «Зачем я все это делаю», то у Эремула таких проблем нет. Все его поступки продиктованы ненавистью к Салазару и жгучим желанием отомстить, а из серьезных болей его мучает разве что геморрой.

В «Мрачной компании» мы видим совсем небольшой отрезок мира. За исключением одной сюжетной линии, действие которой разворачивается на севере, в Высоких Клыках, все события книги происходят в одном регионе, получившем название Триада — по числу крупнейших городов-государств, каждым из которых правит один из волшебников, победивших в войне.

Но при этом мир показан весьма красочно (использованы все оттенки серого, ага) и детально, хотя о многих составляющих мы узнаем буквально краем уха. А украшением книги является магическая система. Довольно редко можно встретить произведения, где источники магии добываются на манер полезных ископаемых в шахтах, построенных возле мест падения погибших богов, хотя есть и природные источники, за которые любой уцелевший маг готов сражаться до последней капли крови своих подданных.

При сравнительно средних размерах роман очень насыщен событиями. Скаллу удалось запихнуть в один том историю, которую другие растянули бы на несколько частей. Некоторые из сюжетных ходов можно предугадать заранее, но, как отмечает сам автор, интересность произведения ему важнее его непредсказуемости. Отдельные сюжетные линии связываются воедино к финалу, хотя северная ветка все равно слегка выбивается из общей картины, являясь своеобразным заделом на будущее, равно как и еще одно событие, случившееся аккурат в эпилоге первой книги.

Резюме: Head of Zeus приобрело права на книгу Люка Скалла на аукционе, заплатив шестизначную сумму, и, в принципе, не прогадало. Дебют Люку удался однозначно, а в перспективе из бывшего сценариста BioWare и Ossian Studios может вырасти автор уровня высшей лиги.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Кевин Хирн «Trapped»

Aleks_MacLeod, 24 января 2013 г. 22:58

«Trapped» мало чем отличается от предыдущих книг цикла. Аттикус продолжает очень легко заводить себе новых друзей и врагов и без каких-либо трудностей влипать во все новые передряги. Вот только противники с каждым томом становятся все серьезнее, сильнее и многочисленнее, а список союзников совершенно не спешит увеличиваться с такой же скоростью.

Правда, и сам Аттикус не сидит на месте, сложив руки. Взяв в конце «Tricked» двенадцатилетний перерыв, друид удалился в уединенное место и воспитал своего первого за последнюю тысячу лет ученика, а вернее, ученицу. Умница и красавица Грануаль МакТирнан может стать серьезным подспорьем в делах О'Салливана, правда сначала обучение нужно закончить, а саму девушку «привязать» к земле. И именно тут начинаются проблемы...

Впрочем, особо переживать за Аттикуса не получается. Еще в самой первой книге друид показал, что является крайне серьезным бойцом, способном победить практически любого оппонента, особенно если противник страдает недооценкой соперника. И пусть Кевин старается максимально усложнить своему персонажу жизнь и придумать наиболее опасных врагов, друид по-прежнему расправляется со всяким, кто встает на его пути. Автору временами приходится даже искусственно ослаблять своего героя, чтобы его победы не выглядели слишком уж легкими.

Впрочем, несмотря на всю крутость Аттикуса, впереди его ждет испытание, которое даже ему может прийтись не по зубам. К пятой книге, пожалуй, уже все читатели догадались, какое событие послужит кульминацией всего цикла. По сути все то, что случится до этого момента, будет служить своеобразной подготовкой к решающей битве, в которой решится судьба не только друида, но и всего мира.

Для самой «Trapped» все эти намеки на финальную битву друида оказывают скорее медвежью услугу. Учитывая скорость развития событий, кульминация наступит никак не раньше седьмой книги, соответственно, до этого момента друид остается в относительной безопасности, поэтому многие локальные проблемы, с которыми приходится сталкиваться друиду сейчас, по сравнению с будущими трудностями не представляют для читателей никакого интереса.

Впрочем, это совсем не означает, что весь последующий путь Аттикуса будет усыпан розами. Скорее наоборот, неприятности и опасности будут поджидать нашего героя за каждым углом, но, зная характер друида, можно со всей смелостью утверждать, что эти испытания его только закалят. Тем более сейчас, когда он во всем может положиться на Грануаль.

К слову о Грануаль. В «Trapped» наконец-то свершается событие, которого все поклонники цикла ждали еще с самой первой книги серии. Романтическое влечение между Аттикусом и его подружкой-ученицей было настолько сильно, что буквально чувствовалось в воздухе. Таким образом, кульминация этого момента оставалась лишь вопросом времени, который пришелся как раз на пятый том.

Еще одной неизменной чертой цикла остается авторский юмор, за который, как и всегда, в первую очередь отвечает Оберон. Блистательные диалоги Аттикуса и его пса, и потрясающие, пусть и не всегда уместные, шуточки и замечания волкодава вызывают улыбку даже когда они совершенно неуместны, и разыгрывающаяся ситуация не предусматривает подобного поведения. Поистине, эта деталь — одно из самых главных достоинств серии.

Резюме: После урагана под названием Hummered Кевин Хирн взял небольшую передышку, чтобы подвести краткий итог предыдущих книг и подготовить почву для следующих событий. В Trapped перекур немного затягивается, но автор все активнее намекает на то, что ждет героев впереди, и советует готовиться к еще одному урагану. Тем не менее, Кевин соблюдает уровень качества, поэтому новые головокружительные приключения героев и остроумные размышления и диалоги Аттикуса и Оберона не оставят поклонников серии равнодушными.

Оценка: 8
–  [  15  ]  +

Алексей Пехов «Золотые костры»

Aleks_MacLeod, 10 января 2013 г. 16:46

Алексей Пехов начал потихоньку сводить все концы воедино и разгадывать щедро разбросанные по первым двум книгам загадки, однако зачастую полученные Людвигом ответы ведут лишь к новым вопросам. К тому же, несмотря на то, что ван Нормайенн теперь практически не позволяет себе отвлекаться на посторонние дела, и все новеллы в «Золотых кострах» объединены сквозной сюжетной линией, повествование продвигается вперед крайне медленно, и возникают сомнения, что в последнем томе автор сможет безболезненно увязать все воедино.

К третьей книге масштабы происходящего резко возросли, и игра пошла всерьез. Из истории приключений обычного стража цикл окончательно превратился в эпическое повествование, где на кону находится судьба целого мира. Кроме того, наконец-то на горизонте появляется главный противник Людвига, загадочный темный кузнец, хотя ни его личность, ни настоящие мотивы по-прежнему не ведомы.

Однако в тоже время создается впечатление, что куда больше глобального конфликта Пехова интересуют мелкие локальные проблемы, с которыми страж сталкивается на разных этапах своего путешествия. Автор с большой охотой описывает ситуации, лишь мельком влияющие на развитие магистрального сюжета, в то время как события, играющие для основного повествования непосредственную роль, в некоторых новеллах могут быть расписаны всего на нескольких последних страницах.

Предполагается, что все эти мельчайшие подробности нужны для создания более полной картины мира, однако по факту они всего лишь придают книге лишнего объема. Дело в том, что довольно часто, города, описанию которых уделялось немало места, или персонажи, знакомству с которыми посвящалась первая половина той или иной новеллы, моментально остаются позади, стоит только Людвигу выполнить все свои дела и отправиться к следующей цели своего путешествия. Страж не испытывает никаких сантиментов и с легкостью расстается со спутниками, вместе с которыми делил кров на протяжении последних страниц, а временами без сожаления оставляет позади даже неразгаданные загадки, хотя буквально недавно он изо всех сил пытался получить на них ответ.

Людвиг вообще оказывается довольно циничным персонажем. Несмотря на то, что он порой позиционирует себя как человека, которому не все равно и временами лезет совсем не в свое дело, он частенько бывает безразличен к чужому горю, не реагирует на гибель близких ему людей и хладнокровно расправляется с противниками, будь то наемники или бандиты. Конечно, подобные циничность и отстраненность бывают жизненно необходимы при выбранном ван Нормайенном профиле работы, однако как же порой хочется, чтобы героя по-хорошему, по-настоящему хоть что-то проняло. И, нужно признаться, один такой неожиданный поступок за всю книгу Людвиг все-таки совершает, хотя с его последствиями ему предстоит столкнуться не раньше эпилога четвертого тома. Гораздо сильнее читателей удивляет Львенок, выкинувший куда более неожиданный и эффектный номер.

Но если действия Людвига хотя бы не выбиваются из изначально заданных шаблонов поведения, то мотивы других персонажей порой вызывают очень большие вопросы. Взять, например, некоего члена Ордена праведности, который умудрился без задней мысли отдать первому встречному крайне странный и опасный артефакт, который, по-хорошему, не мешало бы тщательно исследовать. Или же монахи, пытающиеся скрыть от гостя определенные факты, идут на настолько бессмысленные и жестокие меры, которые скорее привлекут к себе более пристальное внимание, чем рассеют его.

Но если смотреть на ситуацию в целом, то «Золотые костры» оставляют более приятное впечатление, чем предыдущая книга цикла, «Аутодафе». Пехову удалось выровнять общий уровень новелл, и в этот раз ни одна из историй не выбивается резко из общего настроя, разве что «Меньшее зло» вполне можно было вычеркнуть без какого-либо вреда для общего сюжета. Более того, «Наложница дьявола», получилась, наверное, самым мощным и атмосферным эпизодом из всего сериала, хотя по мелочам претензии можно предъявить даже к ней.

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Дэниел Абрахам, Тай Френк «Gods of Risk»

Aleks_MacLeod, 19 декабря 2012 г. 13:17

Действие повести разворачивается на Марсе, куда вскоре после завершения «Войны Калибана» возвращается временно отстраненная от службы комендор-сержант Роберта Дрейпер. Произведение интересно прежде всего тем, что впервые за всю серию Абрахам и Фрэнк непосредственно показывают читателям, что же происходит на Красной планете. Мы знакомимся с тем, как устроены местные города и как живут здешние жители, узнаем, что творится у них в головах и как они относятся к тому, что творится в Солнечной системе.

Кроме того, повесть интересна тем, что раскрывает дальнейшую судьбу сержанта Дрейпер, оказавшейся на перепутье в конце «Войны». Впрочем, в «Богах» Бобби — персонаж сугубо второстепенный, а на первые роли выходит ее жутко талантливый, но достаточно недалекий племянник Дэвид. Вся история рассказывается с его точки зрения и посвящена его попыткам завоевать свое место в жизни и добиться чего-нибудь самому. Впрочем, для реализации своего потенциала юноша выбрал достаточно рискованное и грязное дельце. Мало того, что он делает наркотики для местного сутенера и наркоторговца, так Дрейпер еще решает ввязаться в дело, которое его абсолютно не касается и спасти от неприятностей совершенно чужую ему девушку, которая сама же в них и вляпалась.

Благородный поступок, только он совершенно не трогает читателя. Первым делом, поначалу Дэвидом руководят достаточно очевидные и корыстные мотивы, а во-вторых, для задуманного им плана юный Дрейпер слишком глуп, наивен и неопытен, поэтому, естественно начинает ломать такие дрова, что приходится хвататься за голову. Нельзя же черпать все представления о жизни из дешевых кинобоевиков и полностью игнорировать советы родителей (пускай они те еще ограниченные снобы) и любящей тетушки (пускай она та еще солдафон).

Определенный интерес представлял зародившийся было конфликт между Бобби и отцом Дэвида. Несмотря на то, что брат и сестра примерно одного возраста, они выбрали абсолютно разные пути в жизни и преодолели совершенно разные испытания. Тем не менее, старший брат, который провел большую часть своей жизни в относительной безопасности и совершенно не знающий галактики, почему-то вообразил, что может учить жизни человека, несколько раз заглянувшему в самое лицо смерти. Но эту линию авторы безнадежно слили, замяв на полпути, чтобы не отвлекаться от приключений Дэвида. Ну или сам Дэвид пропустил все самое интересное, погрузившись в свои мысли.

Только для поклонников серии и только после прочтения «Войны Калибана».

Оценка: 6
–  [  20  ]  +

Дэниел Абрахам, Тай Френк «Война Калибана»

Aleks_MacLeod, 19 декабря 2012 г. 12:54

Потрясающее «Пробуждение Левиафана» завоевало Дэниелу Абрахаму и Таю Фрэнку немало поклонников, но одновременно поставило перед довольно сложной задачей. Следующие книги цикла должны были если не перепрыгнуть установленную самими авторами планку качества, так хотя бы не уронить ее. С задачей «минимум» справиться удалось. «Война» практически ни в чем не уступает «Пробуждению» и активно пользуется все теми же козырями, но в то же время не предлагает ничего нового и оставляет ощущение мостика, перекинутого между первой и третьей частями трилогии.

В структурном плане «Война Калибана» получилась гораздо более цельной книгой, чем «Пробуждение Левиафана». Если первый роман представлял собой лоскутное одеяло из самых разных жанров, то вторая книга трилогии с первой и до последней страницы остается космооперой. Тем не менее, Абрахам и Фрэнк стараются найти применение практически для каждой вещи из того набора инструментов, что принес успех в прошлый раз. На страницах «Войны» находится место и для лихих ковбойских приключений, и для перестрелок, и для политических интриг, и для тошнотворных зомби, причем порой авторы прямо следуют незатейливому слогану типичных сиквелов «В два раза быстрее, в два раза круче, в два раза больше». В этом плане единственное существенное отличие «Войны» заключается в том, что вместе с Миллером из повествования выбыли все намеки на нуарный детектив.

А вот во всем остальном соавторы тщательно стараются следовать установленным в первой части канонам. Даже завязка сюжета «Войны» практически полностью копирует начало «Пробуждение» — при загадочных обстоятельствах исчезает маленькая девочка, и ее безутешный отец организовывает поиски дочери. Но если в первой книге Жан-Пьерр Мао действовал чужими руками, то здесь безутешный родитель сам отправляется на поиски и становится одним из главных героев повествования.

По сравнению с «Пробуждением» количество основных персонажей увеличилось в два раза, причем в трех случаях из четырех это оказались совершенно новые лица. С бедой ученого Пракса Менга мы уже частично столкнулись – его дочка пропала при загадочных обстоятельствах, и Пракс понятия не имеет, где ее искать. Комендор-сержант (по сути – командир взвода) марсианского десанта Роберта Дрейпер потеряла всех своих людей, а заодно и смысл жизни, в схватке с загадочной тварью, как-то связанной с протомолекулой, и теперь единственное будущее, которое она видит для себя, заключается в героической гибели при попытке повторной схватки с монстром. И, наконец, последняя из новичков в списке – заместитель Генерального секретаря ООН Кристджен Авасарала – пожилой прожженный политик, бабушка с добрым сердцем и лексиконом сапожника, которая пытается вдохнуть хоть немного смысла в ООН и удержать человечество от самой главной ошибки в своей истории.

Ну и последний герой нашей истории в особых представлениях не нуждается. Капитан «Росинанта» Джеймс Холден без особых потерь прошел «Пробуждение», чуть было не стал виновником самой кровопролитной войны в истории человечества и умудрился стать занозой в заднице как на Земле, так и на Марсе, но за всю эту историю он так и не поумнел и остался все тем же наивным идиотом, свято верящим в одному ему ведомые идеалы. Правда, если раньше он сначала пытался поделиться с миром своими открытиями, а уже потом включал мозг и начинал думать, то теперь он сначала хватается за дробовик и начинает стрелять, а уже потом задает вопросы.

Соавторы отлично вырисовали портреты своих персонажей, которые действуют в строгом соответствии со своим характером. Например, тот же Холден как начал творить глупости в самом начале первой книги, так и продолжает этим заниматься по сей день. Другие герои представляют больший интерес, поскольку каждый их них попадает в совершенно непривычные для себя обстоятельства. Привычный уютный мирок Пракса рушится после того, как его дом становится ареной ожесточенной схватки между Землей и Марсом, а неизвестные злоумышленники похищают его дочь. Ученый пытается найти девочку, но его аналитический ум заточен под совсем другие задачи и нуждается в помощи. Сержант Дрейпер совершенно теряется в новом окружении, но вместе с тем начинает понимать, что на свете есть куда более страшные вещи, чем драка между Землей и Марсом. Ну а Кристжен Авасарала, привыкшая считать себя самой крупной рыбой в пруду, внезапно выясняет, что и ее порой можно обвести вокруг пальца, как вчерашнюю школьницу. Необычная обстановка требует от героев другой реакции и нестандартных решений, так что наблюдать за их поведением достаточно интересно.

С Холденом ситуация другая. События «Левиафана» не могли не оставить на нем свой отпечаток, и нельзя сказать, что Джеймс изменился в лучшую сторону. Скорее наоборот, если раньше он творил глупости из высоких побуждений, то теперь им часто движет страх, который тоже не способствует обдумыванию своих действий. А так Холден не научился ни просчитывать последствия своих поступков, ни понимать последствия своих решений. Впрочем, ему на роду написано быть наивным идеалистом, ведь название его корабля, «Росинант», открыто намекает на то, откуда растут корни подобного поведения.

Впрочем, Абрахам вообще любит подобный символизм, что особенно проявляется в названиях его книг. В «Пробуждении Левиафана» люди, сами того не ведая, пробуждают инопланетную угрозу, способную уничтожить все человечество, а в «Войне Калибана» заставляют воевать и умирать за свои интересы, совершенно не понимая, какого джинна выпустили из бутылки, и как их эксперименты могут отразиться на них самих. Но это уже случится во «Вратах Абаддона», название, как-никак, обязывает.

По сути, именно поэтому «Война Калибана» представляется переходным мостиком. На фоне инопланетной угрозы, всю вторую книгу обретающейся на заднем плане под облаками Венеры, все мелкие и крупные дрязги между Землей и Марсом и даже самые коварные заговоры недалеких махинаторов выглядят детскими шалостями. Хотя читать о них, безусловно, интересно.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Джефф Грабб «Scourge»

Aleks_MacLeod, 30 ноября 2012 г. 00:01

За последние несколько лет в «Del Rey» значительно обновился состав авторов, работающих над книжным циклом «Звездные войны». В их число вошли Кристи Голден, Пол Кемп, Джо Шрайбер и Джефф Грабб. Неожиданно заинтересовался прозой Джон Джексон Миллер, а совсем недавно путешествие в далекую-далекую галактику забронировали Тим Леббон, Марта Уэлш, Кевин Хирн и Джеймс Кори. Формально из всех вышеперечисленных новичками Расширенной Вселенной нельзя назвать лишь Миллера и Грабба. Первый сделал себе имя на комиксах о приключениях рыцарей Старой Республики, а второй в свое время был одним из дизайнеров варгейма «Star Wars Miniatures» и принимал участие в создании множества сценариев для РПГ от «Wizards of the Coast».

Собственно, одна из таких игр и легла в основу романа «Scourge». Десять лет назад Джефф Грабб в соавторстве с Оуэном Стивенсоном и Ричем Редменом написал РПГ-сценарий «Tempest Feud», в котором игрокам предстояло спасти наследника одного из хаттских кланов и доставить лекарства населению страдающей от загадочной эпидемии планеты. Озвученные тогда идеи в основном перебрались в рукопись «Scourge», но кое-что Джефф поменял уже в процессе работы над произведением.

Отправной точкой для событий романа стала гибель джедая Торо Ираны. Молодой рыцарь должен был приобрести у представителей хаттского клана координаты секретного гиперпространственного маршрута, однако вместо этого устроил погром в ресторане под крышей небоскреба, а затем вышел в окно. Закончить дело и выяснить, что случилось с юным джедаем, берется его бывший наставник, архивист Мандер Зума.

Мандера сложно назвать типичным джедаем и абсолютно точно нельзя представить в роли обычного героя приключенческого боевика. Это настоящий книжный червь, который редко выбирается за пределы архивов, почти не имеет опыта полевой работы и даже собственный меч воспринимает как совершенно инородный объект. Если его коллеги по Ордену всегда уверены в себе и играючи выходят из любых неприятностей, то Зума постоянно сомневается в своих способностях. Он отправляется завершать задание своего бывшего ученика, поскольку винит себя в его гибели. Расследование помогает Мандеру лучше узнать себя и обрести собственное место в Ордене. Тем более, для этого есть все предпосылки, а отсутствие полевого опыта с лихвой компенсируется острым интеллектом.

В ходе расследования Мандер знакомится со множеством интересных личностей, в первую очередь с Рин Ираной, сестрой погибшего Торо. Рин винит в смерти брата Орден джедаев, поэтому Мандер вынужден завоевывать доверие девушки. У Рин есть напарник – молчаливый ботан Эдди Бе’Рей, под невозмутимой маской которого скрывается крайне преданный, надежный и обаятельный товарищ со своеобразным чувством юмора.

Самыми же колоритными персонажами книги оказались хатты. Благодаря Джаббе и его не столь известным сородичам, засветившимся в Расширенной Вселенной на протяжении последних тридцати лет, сложилось впечатление, что практически все хатты поголовно являются гангстерами, проворачивающими разнообразные темные делишки. А не так давно создатели анимационного сериала «Войны клонов» намекнули, что некоторые хатты могут быть трансвеститами. Грабб же рисует нам совершенно других членов хаттского общества – охотников за головами, мажордомов, консильери и даже альтруистов. Разумеется, совсем без гангстеров в «Scourge» не обошлось. Однако Джефф описывает обычную хаттскую семью скорее как традиционный мафиозный клан, со всеми его атрибутами вроде своеобразного кодекса чести и наличия своих дона и консильери.

А вот знакомых персонажей Саги в романе встретить нельзя (в конце концов, это же большая галактика, правда?). Единственное, чего они удостаиваются – так это нескольких упоминаний со стороны Мандера Зумы (на то он джедай и архивист). Грабб в интервью признался, что планировал написать не эпическую или военную историю, а одиночную зарисовку об аферах, проходимцах и контрабанде, которые не влияли бы на события в галактическом масштабе. Так что для его целей идеально подходили ранее неизвестные герои.

Действие книги разворачивается незадолго до начала серии «Новый орден джедаев», но хронологически никак к ней не привязано и могло бы происходить в любой исторический промежуток, хоть в эпоху Ревана, хоть во времена молодости Йоды, хоть спустя сто лет после смерти Люка Скайуокера. Сам автор объясняет, что выбрал этот временной отрезок только потому, что хотел дать Мандеру достаточно времени на обучение в академии джедаев Люка Скайуокера и воспитание собственного ученика.

Собственно говоря, «Scourge» вообще мало связан с другими произведениями Расширенной Вселенной, но при этом идеально вписывается в ее рамки. Грабб использует знакомые большинству фанатов Саги концепты (особенно связанные с контрабандой и хаттами) и дополняет их собственными, вполне удачными, задумками. Таким образом, книга способна заинтриговать не только поклонников «Звездных войн» со стажем, но и совершенно незнакомых с РВ людей.

Если говорить о жанре, в котором написан роман, то это скорее приключенческий детектив. Джефф Грабб довольно мастерски закручивает интригу, сплетая единую сюжетную линию из нескольких, казалось бы, независимых друг от друга событий, которые при повторном рассмотрении имеют немало общих связей. Автор умело дозирует информацию, следя за тем, чтобы читатель не оставался без пищи для размышлений, но в то же время интрига сохранялась до самого конца, а истинного виновника событий можно было угадать лишь ближе к эпилогу.

Читается роман легко и ненавязчиво. Автор не спешит насыщать текст головокружительными трюками и приключениями, но при этом сохраняет довольно высокий темп повествования. Произведение получилось совсем небольшим по объему, но Грабб сумел передать персонажам определенную глубину и даже показать эволюцию главного героя.

Резюме: Джефф Грабб проделал отличную работу, превратив собственный же игровой сценарий в достаточно увлекательное чтение. В «Scourge» практически нет ссылок на другие произведения Расширенной Вселенной, но в то же время использованные концепты и новая информация идеально вписывается во вселенную Звездных войн и придется по душе, как новичкам, так и фанатам со стажем. Идеальный одиночный tie-in роман.

Оценка: 8
–  [  17  ]  +

Брендон Сандерсон «Legion»

Aleks_MacLeod, 16 ноября 2012 г. 00:49

Повесть «Легион» является достаточно необычным произведением для Брендона Сандерсона. Обычно он специализируется на объемных многотомных фэнтезийных эпиках, которых не мешало бы сократить на пару сотен страниц там и сям. Здесь же автор написал неприлично короткую и насыщенную событиями повесть, действие которой происходит в нашем мире в наше время и затрагивает самые основы человеческой цивилизации.

В «Легионе» Брендон задает достаточно серьезные вопросы о природе времени, о моральной стороне использования новых технологий, о движущей силе веры и о связи между религией и политикой. Но самый важный вопрос, вытекающий из повести, заключается в следующем: что будет с миром, если существование Бога наконец-то можно будет совершенно точно подтвердить или опровергнуть?

Серьезность повествования, однако, не способна скрыть потенциал главного героя этой истории, Стефана Лидса по прозвищу Легион. Мистер Лидс — достаточно интересный и необычный персонаж. Он уже довольно долгое время страдает галлюцинациями и видит десятки самых разнообразных личностей, которые он называет аспектами. Каждый аспект обладает собственной индивидуальностью и является специалистом в той или иной отрасли знаний, что делает Стефана поистине уникальной личностью, своеобразной командой А, состоящей из одного человека и полутора сотен галлюцинаций.

Природа аспектов так до конца и не объясняется. Читателям предстоит самим выбрать из двух возможных объяснений. Согласно первому, Стефан является эксцентричным гением, способным разобраться в любой науке за несколько часов, но нуждающимся в своеобразной аватаре, вымышленной личности, отвечающий за эту конкретную отрасль. По второй версии, Лидс — уникальный псих, способный извлекать выгоду из собственной шизофрении посредством знакомства с крайне полезными галлюцинациями.

Отношения Стефана со своими аспектами и взаимодействие галлюцинаций с настоящими людьми — это, пожалуй, один из самых трогательных и очаровательных моментов повести. Практически все аспекты уверены в собственной реальности, один страдает от шизофрении, а еще двое пытаются крутить роман втайне от шефа. Чтобы (окончательно) не свихнуться, Стефану приходится общаться со своими галлюцинациями, как с реальными личностями. Помощники, знакомые и работодатели Лидса вынуждены учитывать эту привычку Легиона и открывать перед аспектами двери, бронировать для них места в самолете и заказывать номера в гостинице.

Некоторые считают Лидса сумасшедшим, другие — эксцентриком, что, в принципе, одно и то же. Однако и те и другие мирятся с замашками Легиона, поскольку он (при помощи нехилой команды аспектов) дает результат и способен разрешить практически любую поставленную перед ними задачу. Разумеется, не бесплатно, поскольку содержание огромного дома, где у каждой галлюцинации есть своя собственная комната, обходится недешево.

К сожалению, небольшой формат не дал Легиону возможности развернуться во всей красе. Затеянное Лидсом и его аспектами расследование, по сути, завершилось, не успев и начаться. Однако Сандерсону все равно удалось создать впечатление, что при должном объеме его новые персонажи способны натворить таких дел, что затмят всех других героев автора как минимум.

График Брендона Сандерсона составлен на многие годы вперед, и планы автора поистине монументальны. Остается лишь надеяться на то, что автор найдет найдет возможности внести в своре расписание коррективы и найти время для продолжения истории Стефана Лидса, тем более, что Брендон, видимо почувствовав потенциал сеттинга, оставил в «Легионе» несколько незавершенных линий. Ведь для Сандерсона нет ничего невозможного, и обычная передышка в работе над двумя крупными эпиками вполне может превратиться в полноценный роман, так почему бы сейчас маленькой и симпатичной повести не положить начало целому циклу?

Резюме: во-многом уникальное для творчества Брендона Сандерсона произведение. Брендон крайне редко помещает действие своих историй в наши дни, и еще реже пишет такие вещи, после прочтения которых хочется воскликнуть «Ну почему же так преступно мало, а?». Ну а в остальном все как обычно. Сандерсон написал серьезную и в чем-то даже философскую повесть, населил ее крайне симпатичными персонажами и добавил увлекательный детективный сюжет. И все это заняло меньше ста страниц текста. Браво!

Оценка: 9
–  [  19  ]  +

Терри Пратчетт «Финт»

Aleks_MacLeod, 13 ноября 2012 г. 12:59

«Dodger» написан в непривычном для Пратчетта стиле исторического фэнтези, причем если бы сэр Теренс сам не упомянул об этом в авторском послесловии, книгу спокойно можно было бы записать в обычную художественную прозу. Облик викторианского Лондона воссоздан с большой тщательностью и вниманием к мельчайшим деталям, а вот элементы фэнтези в тексте практически не встречаются. Собственно говоря, единственными фантастическими допущениями в романе оказываются некоторые вольности с датировками конкретных исторических событий, которые Пратчетт специально перечисляет в послесловии.

Терри без каких-либо прикрас повествует о проблемах низших слоев населения с законом, снабжением и гигиеной, домашним насилием, просто насилием, убийствами и проституцией, подробно описывает многочисленных беспризорников и мошенников, предпочитающих зарабатывать на жизнь не совсем честными способами. Автор рисует картинки из повседневной жизни горожан, рисует быт обычных клерков, торговцев, служанок и других слоев населения. Таким образом перед читателем выстраивается крайне подробная картина викторианского Лондона. Пратчетт определенно проделал огромный объем работы, собирая материал, и в заключении он перечисляет основные использованные источники, отдельно упоминая монументальный труд Генри Мейхью «London Labour and the London Poor».

Сам Генри Мейхью, а также Чарльз Диккенс, Бенджмен Дизраэли, Джозеф Базэлджет, Роберт Пиль и другие известные личности викторианской эпохи появляются на страницах романа в качестве действующих лиц. Каждый из них получает свою минуту славы, но самое большое внимание уделяется фигуре Диккенса. Знаменитый британский романист описан крайне хитрым, проницательным, умным, расчетливым, благородным и добрым человеком, который не оставит в беде несчастную девушку и поможет перспективному молодому человеку. Кроме того, Пратчетт с ходу предлагает читателям оценить задуманную им литературную игру — уже на первых же страницах мистер Чарли знакомится с персонажем, под которым открыто подразумевается Ловкий Плут Джек Доукинс (Jack «Artful Dodger» Dawkins) из «Оливера Твиста».

Впрочем, пратчеттовский Доджер сильно отличается от своего литературного прообраза. Если у Диккенса Плут промышлял воровством и в конце концов попался и был сослан на каторгу, то у сэра Терри Доджер завязал с карманными кражами и тащит теперь только то, что совсем уж плохо лежит, а на жизнь зарабатывает в канализации. Пожалуй, Доджер мог бы до конца своих дней странствовать по канализации, если бы не встретившаяся на его пути несчастная красотка, которую он спасает от гибели и передает в надежные руки мистера Чарли. Собственно, с этого момента начинается стремительный взлет нашего героя по карьерной лестнице к самым верхам викторианского общества.

По сути, перед нами типичная, даже несколько банальная и наивная, история взлета талантливого человека из грязи в князи. Для творчества Пратчетта такой мотив далеко не нов и уже встречался в предыдущих работах. Однако если там он был всего лишь одной из нескольких сюжетных линий, в «Dodger» же вокруг этой темы строится все повествование. Кроме того, «Dodger» отличается от других произведений автора небольшим объемом и тем, что события начинают стремительно разворачиваться с первых же страниц, пропуская фирменное медленное вступление страниц на сто.

Большинство поздних книг Пратчетта написано в очень мрачном и циничном стиле и совсем не напоминают первые легкомысленные произведения о Плоском мире. Сам автор винит в во всем возраст и говорит, что с годами просто стал мудрее. «Dodger» же выделяется из общего ряда последних романов и отличается удивительной легкостью и оптимизмом, а сам герой перемещается по повествованию с такой простотой, словно бы ничто и никогда не сможет его остановить.

В этом, пожалуй, кроется главная претензия к главному герою. Слишком уж легко у него все получается. Конечно же, Плут на то и Плут, чтобы с блеском выходить из самых разнообразных ситуаций, но уж слишком уж резким получился скачок Доджера по карьерной лестнице. Пусть даже реальные обстоятельства его превращения в героя отличаются от общеизвестных, Доджер меняется не только внешне, но и внутренне, и вот это-то его преображение происходит слишком быстро и ничем, по сути, не обосновывается.

Резюме: «Dodger» стилизован под классические романы девятнадцатого века, но уступает им по мрачности и важности поднимаемых проблем. Собственно говоря, до уровня лучших произведений Пратчетта книга тоже не дотягивает, но читается легко и интересно. Подойдет для аудитории любого возраста.

Оценка: 7
–  [  28  ]  +

Ник Перумов «Память пламени»

Aleks_MacLeod, 8 ноября 2012 г. 11:55

По сути, вся книга — всего лишь жутко растянутое введение, которое при должной сноровке легко сокращается до пары глав, а то и до настоящего пролога в несколько десятков страниц. В «Памяти» автор не только не разыгрывает дебют шахматной партии, он даже не расставляет на доске фигурки, а всего лишь открывает коробку и рассматривает, чем же они там занимаются в перерывах между играми. Действие в книге отсутствует в принципе. Хедин и Сигрлинн на протяжении всего тома только и делают, что разговаривают, разговаривают и разговаривают. В постоянных диалогах нет ничего плохого, если бы они не строились вокруг одних и тех же тем и повторялись из слова в слово в каждой следующей беседе. Всю их сюжетную линию можно было бы сжать до размеров одной главы, да и та, по сути, в повествовании не нужна, так как ни к чему не приводит и не влияет на других персонажей. Приключения чародейки Клары Хюммель и ее развеселой семейки смотрятся поинтереснее, но все равно обрываются, так и не придя к какому-либо логическому концу, даже промежуточному. Изначально создавалось ощущение, что эта интрига с вампиром — локальный конфликт, вокруг которого будут разворачиваться события первого тома, однако Перумов в рамках «Памяти» не решил и его.

В «Памяти» Перумов никак не мог найти золотую середину между пространными описаниями и многословными диалогами и регулярно бросался из одной крайности в другую. Хуже того, лирические отступления и возвышенные беседы зачастую не несут иной смысловой нагрузки, кроме как цели несколько раз напомнить читателям краткое содержание предыдущих серий. Бросается в глаза и совершенно неестественное поведение героев книги. Практически все они позиционируют себя как очень сильные маги (драконы, вампиры, боги), отличаются большим опытом и имеют за спиной богатый послужной список, однако при этом постоянно натыкаются на кого-нибудь покруче, получают по ушам, да и вообще творят на редкость нелогичные поступки. Странный местный чародей подарил загадочный артефакт? Поставим на видное место. В округе пробудилась нежить, и стало неспокойно? Пойдем гулять в лес, авось пронесет. Пропал страж источника магии? Пойдем к другому источнику, пускай другие ищут причины пропажи.

Не совсем понятно, кто из главных действующих лиц должен вызывать читательскую симпатию. Вампир с первых же страниц начинает жутко раздражать своим непомерно раздутым самомнением, невероятной самоуверенностью и другими достойными любого эгоиста качествами. Женские персонажи получились крайне двойственными и непонятными. Создается впечатление, что каждая из задействованных в книге дам способна только на сладкие речи и томные взгляды, а любое самостоятельное действие без крепкой мужской руки (драконьей или волчьей лапы) не возможно в принципе. Единственное исключение — поведение Сигрлинн возле Кипящего котла, зато во всем остальном ее приторно-сладкие лубочные беседы с Хедином вызывают разве что зубовный скрежет.

Великий бог Хедин, Познавший Тьму, — это отдельный разговор, поскольку по Памяти пламени создается впечатление, что он мало того, что ничего не делает, но и подобно Джону Сноу ничего не знает и не ведает, что творится в подвластных ему мирах. Любое свое бездействие Хедин оправдывает боязнью нарушить Равновесие, как будто бы не знает, что подобная политика может привести разве что к тому, что появится кто-то еще, достаточно сильный и могущественный, чтобы пошатнуть это самое равновесие и кого можно было бы остановить, решись кто-нибудь раньше на решительные действия. О том, к чему приводит политика мирного сдерживания агрессора Хедин вполне мог бы спросить у Уинстона Черчилля, благо что теперь, учитывая стартующий в скором будущем межавторский проект по мирам Упорядоченного, Земля в эти самые миры входит.

С другой стороны, чего еще ожидать от бога, который свято верит, что существование богов возможно в отрыве от людей, веру в этих самых богов поддерживающих? Кому вообще нужны боги, в которых никто не верит и о которых никто не знает по причине того, что эти самые якобы могущественные сущности сидят себе у себя дома и НИЧЕГО не делают? Спросите Тора, Одина или Перуна из «Хроник Железного друида» или любого бога из «Плоского мира» Терри Пратчетта (благо эта вселенная пока в Упорядоченное не входит), и они вам быстро ответят к чему приведет такое отношение к пастве. Впрочем, сам Хедин тоже стал что-то подозревать, но о его опасениях мы опять же узнаем уже из следующих книг цикла. Наверное.

Бросается в глаза удивительная небрежность автора в обращении со словами, построениями предложений и диалогов. Перумов считается одним из самых известных российских авторов и даже имеет в определенных кругах звание Мастера, однако по «Памяти пламени» невозможно понять, за что. Деревянный язык, перенасыщенный древнерусскими словечками, уместными в тексте о Киевской Руси, но бросающимися в глаза в книге о мире, представляющем собой огромный плавильный котел, где в рамках одной семьи детей могут звать Аэсонне, Чаргос и ЗОСЯ. ЗОСЯ! Давайте оставим за кадром рассуждения о том, как женщина, пусть даже сильный маг, может вообще родить от дракона других драконов, не полукровок, раз уж они вообще способны на создание потомства. Ну и вообще, мать драконов – это лютый боян, матерь драконов может быть всего одна и ее зовут Дейенерис Бурерожденная, а вовсе не Клара Хюммель, пускай даже последняя наплодила целый выводок и напоминает об этом факте на каждой странице.

Резюме: Причина разбиения одного тома «Гибели богов» на две части, вышедшие с интервалом в один месяц, абсолютно понятна и банальна, хотя совершенно бесполезна и вредна. «Память пламени» — абсолютно несамостоятельное произведение, в котором не разрешается ни один локальный конфликт и даже не дается намеков на появление магистрального сюжета. По-хорошему, текст нужно было бы серьезно редактировать, сокращать, ужимать, сливать воды и объединять две-три книги в одну. В таком же виде «Гибель богов-2» можно рекомендовать только давним поклонникам Перумова, привыкшим к его авторскому стилю и манере письма. Всем остальным обходить десятой дорогой.

Оценка: 5
–  [  6  ]  +

Аарон Оллстон «Mercy Kill»

Aleks_MacLeod, 22 октября 2012 г. 21:58

Когда в 1999 году Аарон Оллстон написал «Пилотов Адумара», предполагалось, что это будет финальная книга о повстанческих пилотах. «Пилоты» были последним романом, выходящим по контракту с «Bantam Spectra», и после этого лицензия на издание произведений по Звездным войнам для взрослой аудитории переходила к издательству «Del Rey», у представителей которого были свои взгляды на дальнейшее развитие Саги.

Оллстон не остался без работы и при новом «руководстве» и принял участие практически в каждом значимом проекте «Del Rey»: его книги выходили в межавторских циклах «Новый орден джедаев», «Наследие Силы» и «Судьба джедая». А после того, как громко хлопнула дверью Карен Тревисс, именно Аарон получил предложение занять ее место в качестве автора «Имперских коммандос — 2». Однако вместо очередного произведения о приключениях мандалорцев в республиканских доспехах автор решил вернуться к подразделению, завоевавшему любовь к нему поклонников «Звездных войн».

Основные события «Убийства из милосердия» разворачиваются спустя некоторое время после окончания серии «Судьба джедая». Несколько ушедших было на покой Призраков получают заманчивое предложение тряхнуть стариной и изобличить предателя в рядах высшего военного руководства Галактического Альянса. По хронологии «Убийство из милосердия» — самый поздний роман по Расширенной вселенной, однако для понимания сюжета знакомство с предшествующими книгами не требуется. В романе содержится минимум отсылок к событиям «Судьбы», а все необходимые сведения читатели получают из брифингов для главных героев, которых тоже приходится вводить в курс дела.

А вот с предыдущими книгами о Призраках «Mercy Kill» увязан гораздо лучше. В тексте встречаются упоминания о былых миссиях подразделения, а также флэшбеки, в которых показаны ключевые события, случившиеся с героями за кадром предыдущих произведений.

Главным героем романа является гаморреанец Хрюшка, он же профессор математики Вурт саБинринг. Его глазами мы видим большую долю событий, происходящих в книге, а также все экскурсы в прошлое. Хрюшка сильно сдал со времен последней встречи с читателями (она была еще в НОДе), однако причины подобной перемены до поры до времени остаются тайной. Из поведения самого Вурта ясно только одно – он с большим подозрением относится к йуужань-вонгам. А учитывая, что один из новобранцев Призраков как раз вонг, обстановка в команде сильно накаляется.

И ведь самое интересное заключается в том, что неадекватно ведет себя именно Хрюшка, ветеран подразделения, который должен подавать новобранцам пример. А когда конфликты в коллективе начинают сказываться на эффективности действий команды, Оллстон начинает потихоньку подталкивать немолодого уже гаморреанца к необходимости работы над собой и преодоления комплексов.

Другие старые персонажи раскрыты менее подробно, хотя автор рассказывает некоторые интересные подробности из жизни Веджа Антиллеса и Гарика Лорана. Первый после выхода в отставку неплохо устроился, став консультантом корпорации «Инком», написал книгу мемуаров и разъезжает по всей галактике с автограф-сессиями. Второй же мало того, что наконец-то женился на Диа Пассик, так еще и удочерил ее заведенную до брака дочку. Лоран, к слову, активно участвует в развитии повествования. А вот Ведж присутствует только в камео, да и то его появление скорее продиктовано названием серии, к которой относится роман, чем нуждами сюжета.

Как показывает роман, Аарон Оллстон вообще не чужд такой вещи, как фан-сервис. По его собственному признанию, изначально «Mercy Kill» задумывалась как отдельная книга, и о ее привязке к серии «X-Wing» автор узнал, только посетив страничку издания на Amazon.com. После этого Оллстон немного переработал текст, внеся в повествование несколько сцен, призванных добавить соответствующую атмосферу. Помимо появления Веджа к таким поздним добавлениям стоит отнести эпизод с воздушным боем на икс-крылах, который, в принципе, точно также совершенно не вытекает из логики сюжета и без малейшего вреда для произведения может быть изъят.

Новые персонажи вышли достаточно симпатичными, так что из нового поколения Призраков выйдет толк, но они они одни вытягивать на себе повествование пока не могут. А вот главный злодей получился абсолютно блеклым и незапоминающимся. Он не выдерживает никакого сравнения ни с Исанн Айсард, ни с военачальником Зсинжем. Несмотря на значительные силы, имеющиеся в его распоряжении, Ставин Тал за всю книгу не способен сделать ровным счетом ничего, а все его мелкие успехи — плод скорее ошибок Призраков, чем его усилий.

В результате у Призраков не возникает особых проблем с выполнением задания, что в свою очередь отрицательно сказывается на интриге романа. Грубо говоря, сюжет книги вообще не способен порадовать читателя непредсказуемыми поворотами или неразгаданными тайнами. И хотя Оллстон припас под конец пару сюрпризов, даже они выглядят немного чрезмерными и неактуальными. Более того, к финалу повествования Аарон слишком переборщил с наведением тумана, отчего концовка выглядит несколько смятой и сумбурной.

Резюме: «Mercy Kill» — не самый лучший роман серии, но на фоне слабых «Пилотов Адумара» книга смотрится достаточно выигрышно. Можно читать в отрыве от предыдущих по хронологии книг, но знакомство с циклом «X-Wing» необходимо.

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Алекс Бледсо «Wake of the Bloody Angel»

Aleks_MacLeod, 4 октября 2012 г. 23:52

В серии книг о приключениях частного сыщика Эдди ЛаКросса Алекс Бледсо идет по стопам Глена Кука, а самого Эдди можно назвать младшим братом Гаррета. Разумеется, ни о каких заимствованиях речи не идет, поскольку оба автора всего лишь работают в жанре детективного фэнтези, однако поклонникам творчества создателя «Черного отряда» придутся по душе и произведения его младшего коллеги.

В отличие от Гаррета, ареал обитания Эдди не ограничивается одним единственным городом. Напротив, если бы лаКросс принимал заказы только от жителей Неседы, он бы быстро умер с голоду. Так что Бледсо не стесняется отправлять своего героя на задания в другие города, страны, лесную местность или, как сейчас, в Южный океан на поиски давно пропавшего пиратского капитана.

Алекс стремится сделать каждую книгу цикла отличной от предыдущей, поэтому все расследования Эдди не похожи друг на друга. При этом, однако, в построении всех романов присутствует общая закономерность. Каждый раз автор берет за основу какую-то определенную тему и пользуется связанными с нею штампами. Так, например, в «Dark Jenny» Бледсо изложил нам свое видение Артурианы, а в «Wake of the Bloody Angel» он препарировал пиратские романы.

В книге присутствуют все основные жанровые клише, здесь нашлось место и поискам сокровищ, и таинственным нападениям, и летучим голландцам, и пиратским вольницам, и лихим абордажам, и тропическим островам, и роковым красоткам. Видно, что автор очень тщательно работает с источниками и свободно ориентируется в заданной теме.

Бледсо не ставит себе самоцелью написать книгу, полную штампов. Напротив, он применяет всем известные жанровые клише для постройки совершенно иной истории на основе старого материала. Алекс стремится дать новое звучание основным элементам жанра и встроить их в свой собственный мир, благо мы до сих пор имеем о нем весьма смутные впечатления. Детальное описание местности совершенно точно НЕ входит в планы автора, поэтому он по-прежнему использует окружающее пространство исключительно как фон для приключений героев и в каждой следующей книге строит на заднем плане новые декорации. Впрочем, зарисовки сделаны достаточно мастерски и в полной мере работают на общую атмосферу.

Главными звездами серии, как и обычно, выступают персонажи. В «Wake of the Bloody Angel» компанию Эдди составляет целая толпа разношерстных бывших и действующих пиратов, в которую, помимо всех прочих. входят первая за весь цикл напарница детектива и его импровизированный ученик. Бледсо много времени уделяет описанию действующих лиц и взаимоотношений между ними, поэтому герои получились достоверными, живыми и очень симпатичными.

Кроме того, Алекс в очередной раз позволяет нам заглянуть в прошлое одного из персонажей. На этот раз мы узнаем подробности биографии Анджелины, владелицы таверны, на втором этаже которой расположена контора Эдди. ЛаКросс давно подозревал, что его знакомая не всегда была ангелом, но некоторые скелеты в шкафу Энджи удивили даже его.

Что, в принципе, еще раз подтверждает, что Эдди куда лучше работает мечом и кулаками, чем мозгами. С помощью ослиного упрямства, выносливости и запоздалых озарений ЛаКросс в конце концов распутывает даже самые сложные дела, но до гениев частного сыска ему еще далеко. Вот и на этот раз Эдди долго не замечал некоторые особенности дела и мог бы докопаться до сути гораздо раньше. Но мы тогда бы не стали свидетелями тех увлекательных приключений, через которые героям пришлось пройти на пути к конечной цели.

Вывод: Четвертая книга цикла о приключениях Эдди ЛаКросса скроена по тому же принципу, что и предыдущие три, но из других компонентов. На этот раз компанию детективу и фэнтези составляют пиратские приключения со всеми сопутствующими этому жанру составляющими. В всем остальном Бледсо неизменен — не самая сильная детективная интрига, хорошо проработанная атмосфера и вызывающие симпатию персонажи. Идеально для чтения в летний период или в конце трудового дня.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Кевин Хирн «Tricked»

Aleks_MacLeod, 3 октября 2012 г. 17:21

Аттикус О'Салливан наконец-то огреб. На протяжении всего цикла друид, даром что живет на свете более двух тысяч лет, постоянно нарывался на неприятности и в результате получил больше, чем смог унести. Более того, недальновидная деятельность неуемного ирландца привела к таким результатам, что последствия его поступков способны затронуть весь мир. Таким вот образом масштабы цикла Кевина Хирна «Хроники железного друида» растут от книги к книге, и к шестому роману цикл имеет все шансы превратиться из неординарного городского фэнтези в эпическое современное.

С ростом ставок поднимается и уровень драматизма. Да, друид все еще жив, хотя с каждым разом ему все сложнее выпутаться из передряги живым, но далеко не все его спутники и союзники обладают такой же живучестью, поэтому за четыре книги список потерь среди личного состава ощутимо вырос. Таким развитием событий цикл напоминает телевизионный сериал «Горец», хотя Аттикус воспринимает потери с большой стойкостью и невозмутимостью, чем Дункан Маклауд. С другой стороны, у О'Салливана было больше времени для выработки иммунитета к подобным делам, ведь горец раз в пять моложе друида.

С ростом драматизма никуда не делся неизменный юмор. Почти все персонажи обладают способностью метко и своевременно шутить, а сам Аттикус, такое впечатление, и вовсе будет балагурить даже на смертном одре.

Самое же интересное заключается в том, что с ростом эпичности цикла степень крутости главного героя остается неизменной. Да, Аттикус угробил достаточно богов, заработал себе определенную репутацию и нажил огромное количество врагов, но при этом он до сих пор может огрести от множества серьезных соперников и не всегда способен адекватно оценивать ситуацию, что в перспективе ведет к новым неприятностям.

Автор продолжает менять декорации и обращаться к новым культурам за вдохновением. В четвертой книге настал черед легенд и мифов народа Навахо. Впрочем, один из ключевых богов племени, Койот, появлялся на страницах цикла и раньше и зарекомендовал себя полезным, но на редкость лживым, непостоянным и ненадежным товарищем. С другой стороны, какого еще поведения стоит ждать от всем известного обманщика?

Книги серии по-прежнему отличаются большой динамичностью и ураганным сюжетом. События развиваются с поистине головокружительной скоростью, одно приключение не успевает сменить другое, а Аттикусу постоянно приходится держать в голове кучу деталей, касающихся обещаний местному элементалю, вампирского вопроса, проблем с угольной шахтой, отношений с собственной ученицей и так далее.

Тем не менее, в «Tricked» впервые стали попадаться сцены, выпадающие из общего темпа повествования (особенно это касается Лейфа и его проблем с другими кровососами), как будто бы Кевин в последний момент вырезал связующие их с остальным текстом элементы. Однако нужно отметить, что все эти эпизоды исправно работают на сквозную сюжетную линию и способствуют лучшему пониманию полной картины происходящего.

В «Tricked» продолжают появляться намеки на магистральный сюжет и разгадку некоторых тайн, мельком упоминавшихся на страницах предыдущих книг. До полного завершения цикла, конечно же, еще далеко, но очертания общего замысла начинают проступать уже сейчас.

Резюме: По уровню эмоционального напряжения «Tricked» уступает предыдущей книге серии, но до уровня «Hammered» вообще не дотягивает ни одна другая книга цикла. Четвертый же роман позволяет завершить старые незаконченные сквозные сюжетные линии и развязать новые. Кроме того, после того ураганного темпа, который приняли события в концовке «Hammered», герои чисто физически нуждались в передышке, которую автор и предоставил.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Кевин Хирн «Hammered»

Aleks_MacLeod, 2 октября 2012 г. 13:39

Кевин Хирн явно за что-то серьезно невзлюбил обитателей Асгарда. В его произведениях многим известным божествам достается по первое число, но мало кто способен сравниться со скандинавами по количеству всплывших неприятных подробностей биографии. Взять хотя бы Тора. Северный бог грома выполняет в цикле роль одного из главных засранцев.

Учитывая, что в своих книгах Хирн опирается в основном на увековеченный в легендах образ божества, можно предположить, что Тор действительно был тем еще мерзавцем. Однако за последние годы, во многом благодаря комиксам Marvel, скандинавский громовержец в массовом сонании заработал себе репутацию исключительно положительного парня. Тем не менее, в собственном цикле для Кевина Хирна нет авторитетов, поэтому обитателей Асгарда ждут большие неприятности.

Основная сюжетная линия книги разворачивается вокруг похода в Асгард, ради которого вампир Лейф Гуннарсон собрал целую команду, куда помимо Аттикуса вошли глава адвокатской конторы «Магнуссон и Хоук» Гуннар, славянский бог грома Перун, один из Восьми Бессмертных даосского пантеона Чжан Голао и главный герой карело-финского эпоса «Калевала» Вяйнямёйнен.

Однако Кевин Хирн не был бы собой, если бы не подбрасывал Аттикусу по десятку дополнительных проблем за книгу. Вот и сейчас друиду придется, избегая ловушек, выпутываясь из неприятностей и проявляя недюжинную смекалку, выполнять дополнительные квесты наподобие стрижки газона вдовы Макдонах, кражи золотых яблок молодости Богини Идунн или побега от крайне разгневанного римского бога виноделия Бахуса, которому О’Салливан крайне неосторожно пару раз перешел дорогу.

Таким образом, автор и на секунду не дает забыть, что, хотя Аттикус и заработал себе определенную репутацию, в мире по-прежнему существует множество существ, способных расправиться с последним друидом за пару мгновений. Все это в который раз заставляет его задуматься, правильно ли он поступил, решив вместо очередного бегства дать своему преследователю бой.

Как уже говорилось в предыдущих рецензиях, одной из основных особенностей цикла «Хроники железного друида» обстоит тот факт, что серия не стоит на месте и постоянно развивается, а Кевин Хирн ищет все новые способы удивить и развлечь читателей. В «Hammered», например, около половины действия происходит не в привычном нам Мидгарде, а на территории Асгарда. Кроме того, автор впервые дает слово другим героям помимо Аттикуса, и мы из первых уст можем услышать истории Гуннара, Лейфа, Перуна, Вяйнямёйнена и Чжан Голао и узнать, что же вынудило всех этих совершенно разных личностей отправиться в Асгард убивать Тора.

В «Hammered» впервые появляются намеки на общий, магистральный сюжет. Конечно, события всех книг разворачивается практически следом друг за другом, и нередко совершенные Аттикусом ошибки аукаются ему в следующих произведениях, но именно в третьем романе возникает ощущение какой-то глобальной проблемы, решать которую друиду придется до самого конца серии.

Концовку «Hammered» можно назвать своеобразной кульминацией первой половины цикла. По мере приближения финала сюжет набирает очень высокие темпы и несется вперед с такой скоростью, что не позволяет прерваться хотя бы на минуту. Эмоциональное напряжение достигает своего пика и, схлынув, оставляет читателя полностью выхолощенным и нуждающимся в легкой разрядке, которую, к слову, призвана предоставить четвертая книга серии.

Резюме: На данный момент «Hammered» — это лучший роман цикла. Сюжет набирает самые высокие обороты, напряжение достигает своего пика, а Аттикус наживает на свою голову столько проблем и врагов, что большее их количество просто невозможно представить.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Кевин Хирн «Проклятый»

Aleks_MacLeod, 1 октября 2012 г. 17:23

Вторая книга цикла «Хроники железного друида» начинается практически с того же самого момента, на котором закончилась первая. Аттикус избавился от своего многолетнего врага, но его жизнь не стоит на месте, а новые проблемы не заставляют себя долго ждать. Более того, убийство Энгуса Ога зарабатывает друиду репутацию излишне крутого парня, притягивающего пристальное внимание самых разных божеств, а за столетия постоянного бегства у О’Салливана развилась такая паранойя, что излишнее внимание – это последнее, что ему нужно.

Кевин Хирн отличается изрядной изобретательностью, когда речь заходит о создании новых неприятностей для своего героя. Беды поджидают Аттикуса начиная с первой же страницы и не оставляют до самой последней. Подобный подход оправдан на все сто процентов, поскольку позволяет сохранять высокий темп повествования и держать читателя в напряжении в течение всего романа. К тому же, большое количество проблем призвано компенсировать тот факт, что ни одна из новых бед друида не сравнится с тем, что ему пришлось пережить в первой книге. Все-таки, в деле с Энгусом Огом речь шла о сохранении жизни друида, здесь же Аттикус решает более локальные неурядицы, от которых в любой момент времени можно банально сбежать.

В этом плане «Hexed» можно назвать переходной или связующей книгой, поскольку здесь Аттикус принимает решения и совершает ошибки, которые будут влиять на его жизнь на протяжении еще очень долгого времени.

Одно из достоинств Кевина Хирна заключается в том, что даже в рамках одного цикла он не стремится выжать досуха одну выбранную тему, а пытается максимально разнообразить испытания, выпадающие на долю Аттикуса. Это же утверждение справедливо и к выбору действующих лиц и противников главного героя. Если в первой книге основные неприятности исходили от одного из божеств ирландского пантеона, то во втором романе друид сталкивается с немецкими ведьмами, Койотом и одним из олимпийцев. Впрочем, и дети Дану не спешат оставить нашего героя в покое, хотя на сей раз им от него нужно кое-что совсем другое.

Не сидит на месте и сам Аттикус, привыкающий к новой для себя роли убийцы богов. Хотя его опыт насчитывает более двух тысячелетий, ему еще многому предстоит научиться, особенно это касается его неспособности извлекать уроки из собственных ошибок и в который уже раз из-за собственной гордости и упрямства наступать на определенные садовые инструменты.

Единственными вещами, остающимися полностью неизменными на протяжении всего цикла, являются удивительно уютная атмосфера и потрясающий авторский юмор. Своевременно произнесенные шутки и метко брошенные остроты благотворно сказываются на настроении читателя, а хорошо проработанные персонажи очень быстро вызывают симпатию и практически дружеское отношение. А поскольку в книгах Хирна даже проходные герои выписаны со всей тщательностью, неудивительно, что каждую следующее произведение автора воспринимаешь как новую встречу со старыми друзьями.

Резюме: Вторая книга о приключениях друида Аттикуса О’Салливана получилась ничем не хуже первой, хотя, если разобраться, проблемы, с которыми сталкивается наш герой в «Hexed», не сравнятся с тем, что он пережил на страницах «Hounded». Тем не менее, роман играет в цикле очень важную роль, так как закладывает основу для многих последующих событий.

Оценка: 8
–  [  20  ]  +

Кевин Хирн «Преследуемый»

Aleks_MacLeod, 17 сентября 2012 г. 23:45

С момента возникновения жанра городское фэнтези его авторы использовали в своих произведениях, пожалуй, всех, кого только можно, начиная от живущих среди людей богов и представителей других рас и заканчивая обычными оборотнями, магами и вампирами. Однако писателю-дебютанту прошлого года Кевину Хирну все-таки удалось внести в это направление свежую струю, выбрав в качестве главного героя ирландского друида. Впрочем, и привычные для жанра фэйри, вампиры, ведьмы, оборотни и боги в серии тоже водятся.

Справедливости ради стоит отметить, что цикл Хроники железного друида нельзя назвать городским фэнтези в прямом смысле этого определения, поскольку в книгах Хирна отсутствует основополагающий элемент этого жанра — сам город. Местечко Темпе, где протекает действие первых книг серии, можно со всей уверенностью назвать сельской местностью, поскольку до крупных американских мегаполисов ему также далеко, как от Аризоны до Сиднея.

Кевин Хирн прекрасно ориентируется в мифологии различных народов мира, творчестве Шекспира и современной массовой культуре. Более того, он умудряется довольно органично сплетать элементы всех этих совершенно разных культурных пластов в нечто цельное и довольно привлекательное на вкус. Причем Кевин хорошо понимает, что не все его читатели обладают соразмерным багажом знаний, поэтому в самых важных местах оставляет необходимые комментарии, причем делает это ненавязчиво и с юмором.

Впрочем, с чувством юмора у Кевина вообще все прекрасно, и автор с удовольствием заражает этим весельем своих героев. И Аттикус, и Оберон, и все остальные действующие лица способны как остроумно комментировать происходящее, так и разрядить напряженную ситуацию вовремя сказанной шуткой или метко подколоть друг друга. И ведь шутят они до того весело и задорно, что в случае разразившегося на американском книжном рынке кризиса (а у нашего героя собственный книжный магазин) и поголовного перехода читателей на электронные тексты Аттикус вполне мог бы зарабатывать на жизнь в качестве стендап-комика.

Пожалуй, характер главного героя — это единственное, к чему могут возникнуть претензии у придирчивого читателя. Хотя Аттикус прожил на этом свете более двух тысяч лет, временами он ведет себя как двадцатилетний юноша, которым он так хочет казаться. Подобному поведению легко подобрать логичное объяснение — Аттикус не просто слишком усердно старается вписаться в окружающий мир, он действительно стал его частью. Jy по-настоящему любит свое окружение и все те маленькие житейские радости типа туалетной бумаги, которые способна предоставить современная цивилизация. Друид действительно наслаждается жизнью, ведь зачем жить на свете две тысячи лет, если ты не умеешь получать удовольствие от своего существования?

Другая высказываемая в адрес главного героя претензия заключается в том, что он слишком крут. Но ведь Аттикус тем и отличается от остальных друидов, что он все еще жив спустя многие сотни лет после смерти последнего из своих коллег, а пережить устроенную римлянами зачистку дорогого стоит. И все эти годы О'Салливан провел не зря, он получал новые знания, зарабатывал дополнительный опыт и вообще не сидел на месте.

Придирчивые читатели могут снова возразить, что при такой крутости Аттикусу вовсе не нужно было две тысячи лет скрываться от гнева кельтского бога любви. Но ведь Аттикус не сразу стал таким крутым, кроме того его стратегия как раз и заключалась в том, чтобы не высовываться. Расчет друида понятен — мало кому интересен мужик, многие сотни лет бегающий от захудалого ирландского божества. Но стоит только вышеупомянутому мужику показать, чего он стоит на самом деле, как его личность привлекает пристальное внимание со стороны множества нежелательных существ.

К слову говоря, Кевин Хирн вообще мастер по придумыванию для своих героев неприятностей. Персонажи выпутываются из одной заварушки только для того, чтобы тут же попасть в следующую, а стоит им преодолеть и это испытание, как у автора наготове всегда находится еще одно. Таким образом Кевин не только держит в форме своих героев, но и не дает расслабляться читателю, ведь заданный им темп развития событий настолько высок, что роман читается на одном дыхании и позволяет вздохнуть свободно только после того, как перевернута последняя страница.

Учитывая этот факт, нужно отметить, что для новичка Кевин Хирн мастерски владеет словом, точно знает, на чем стоит обрывать развитие событий и как держать руку на пульсе повествования. Видимо, прежде чем отправить рукопись в издательство, Кевин неоднократно работал и переделывал ее, вследствие чего дебют у него получился достаточно солидным и убедительным. Косвенно эту мысль подтверждает и то, что за прошлый год в издательстве «Del Rey» вышло сразу три книги о приключениях Аттикуса О'Салливана.

По сути, «Hounded» можно назвать и одиночным романом, ведь главная сюжетная линия книги благополучно завершена, однако приключения железного друида и его друзей только начинаются, ведь решив одну проблему Аттикус совершенно неосознанно запустил целую лавину разнообразных событий, которые будут преследовать ирландца еще долгое-долгое время.

Итог: Один из самых сильных дебютов прошлого года — читатель получил уже практически полностью сложившегося мастера, цикл которого способен составить хорошую конкуренцию произведениям Джима Батчера, Гарри Коннелли, Бена Аароновича и Саймона Грина.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Чарльз Стросс «The Jennifer Morgue»

Aleks_MacLeod, 22 июня 2012 г. 13:08

Весь цикл Чарльза Стросса «Laundry files» строится на совмещении элементов шпионских романов, мистических ужасов и компьютерного юмора, но в то же время каждая книга строится из разного набора составляющих, поэтому романы существенно отличаются друг от друга. Если в «The Atrocity Archives» делал упор на мистике и романах в стиле Лена Дейтона, действие развивалось неспешно, а количество компьютерных и математических терминов выносило мозг неподготовленному человеку, то в «Дженнифер Морг» дела обстоят совсем по-другому. Это легкая пляжная история в лучших традициях произведений Яна Флеминга, где на первый план выходят шпионские похождения, а мистика и компьютерный слэнг играют вспомогательную роль. Причем дух Джеймса Бонда не просто витает над страницами книги Чарльза Стросса, но играет важную роль в развитии сюжета. По сути, Чарльз намеренно выстраивает рассказ в соответствии со всеми законами фильма об агенте 007, и не то что читатель, но сами герои проводят параллели с творениями Флеминга. Однако при этом не стоит думать, будто Строссу нечем удивить давних поклонников жанра шпионского романа.

Все-таки Боб Говард – это не Джеймс Бонд и никогда им не станет. Конечно, читатели с самого начала подозревают, что несмотря на все попытки превратить Боба в обаятельного шпиона в солидном костюме с красоткой под рукой и кучей козырей и гаджетов в кармане, Говард так до конца и останется гиком-компьютерщиком, как рыба в воде себя чувствующего за экраном монитора в компании с бутылочкой «Маунтин Дью» и банкой «Принглс». Но они даже не подозревают НАСКОЛЬКО Боб не агент 007.

Как уже упоминалось выше, сюжет развивается по всем законам жанра шпионского романа, но с парочкой припасенных Строссом сюрпризов. Роман объемнее предыдущей книги, действие более насыщенно, а события развиваются куда динамичнее. По сути, «The Atrocity Archives» при всех своих достоинствах оставается достаточно специфическим чтивом, а вот уже «Дженнифер Морг» способна приглянуться куда большему количеству читателей.

«Дженнифер Морг» поддерживает впечатление, что Строссу очень хорошо удается передать в своих произведениях атмосферу Холодной войны. Чарли явно очень хорошо ориентируется в теме, не зря же весь сюжет романа отталкивается от одной имевшей место в реале операции под кодовым названием «Проект Азориан» (он же «операция Дженнифер»), в ходе которой ЦРУ пыталась поднять с тихоокеанского дна затонувшую советскую подводную лодку. При этом автор довольно прохладно относится к США, выставляя американских персонажей романа в довольно неприглядном свете. Примечательно, что при всем при этом Чарли предпочитает публиковаться в Штатах.

К слову, ключевое различие «Дженнифер Морг» с классическими шпионскими романами заключается даже не в том, что Боб Оливер Френсис Говард (отсылка даже не к родителю Конана, а к циклу рассказов Саймона Травальи «Ублюдок-оператор из ада») категорически не годится на роль агента 007, а в месте женщины во всей этой истории. Обыгрывая и всячески высмеивая штампы с многочисленными подружками Бонда, Стросс какое-то время вроде следует заданным родоначальниками жанра правилам игры, однако затем существенно их меняет. И если обычно девушки достаются главному герою в качестве временной передышки, промежуточного достижения или финального триумфа и никогда не появляются в следующих частях, то возлюбленная Боба Мо не собирается никуда уходить или кому-то уступать своего парня. Да и статичным персонажем ее назвать нельзя, хотя свою важность для сюжета она покажет только в самом конце.

Резюме: Довольно неплохая дань уважения Яну Флемингу и хорошая стилизация под шпионские романы и фильмы о Джеймсе Бонде. Копируя, обыгрывая и временами даже высмеивая привычные с детства штампы, Стросс все-таки не скатывается в одно только повторение давно известного и выстраивает прочное повествование, замешенное на шпионаже, мистике, хорроре и компьютерном юморе.

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Чарльз Стросс «The Atrocity Archive»

Aleks_MacLeod, 8 июня 2012 г. 17:30

Добро пожаловать в Прачечную, сынок! Нет, мы не будем чистить твой костюм, эта Прачечная занимается совсем другими делами! Мы спасаем мир, грыземся с конкурентами, прогоняем демонов из других измерений, в общем, занимаемся привычной для любой секретной службы на службе Ее Величества работой! И помни, боец, ежели вдруг тебя сожрет наглый демон, не забудь заполнить форму АА3 на выплату компенсации твоей семье и бланк ВВ4138383 на увольнение по причине насильственной смерти, ибо в противном случае мы спишем твое исчезновение на прогул и оштрафуем на две месячные зарплаты!

Книги из цикла Чарльза Стросса «Laundry Files» представляют собой жуткую смесь из элементов шпионских триллеров, невообразимых ужасов в стиле Говарда Лавкрафта и веселых рассказов о буднях компьютерщиков на государственной службе. А все потому, что в придуманном Строссом мире демонов вызывают с помощью магии, основанной на высшей математике и информационных технологиях, поэтому гик-компьютерщик в деле спасения человечества может оказаться куда полезнее отряда вооруженного до зубов королевского спецназа.

Собственно, таким гиком и является главный герой цикла, Роберт «Боб» Говард (без комментариев), который со скуки решил перейти из офисных крыс на полевую работу, а в результате оказался в центре грандиозного приключения, включающего в себя роковую красотку, нацистские оккультные организации, древних демонов из другого измерения и, разумеется, магию и высшую математику. Не ждите от Боба головокружительных трюков в стиле Джеймса Бонда — хорошо уже, что он умеет пользоваться пистолетом. В неприятности, тем не менее, Роберт влипает не реже агента 007, вот только выпутывается из них он с помощью интеллекта, смекалки, обширных оккультных и математических знаний, амулета-оберега и верного ноутбука.

Знания главного героя, к слову, могут стать первой запинкой в деле поглощения данной книги. Персонажи настолько спокойно оперируют понятиями из высшей математики, что у читателей с гуманитарным образованием, знакомых с математическим анализом только из университетского курса, может возникнуть легкая паника. Тем более, не всегда понятно, какие термины Стросс позаимствовал из действительности, а какие только приписал реально существовавшим исследователям и ученым. Поэтому лучшим выходом из ситуации будет просто расслабиться и предоставить действующим лицам и дальше общаться на только им одним и понятном языке. Раз мир еще стоит на месте, значит, они знают, что делают.

Другие категории, которыми оперируют Стросс, будут понятны более широкому кругу читателей. Лавкрафтовские ужасы, оккультные опыты Третьего Рейха, холодная война — все это уже встречалось в самых различных источниках, от книг самого Лавкрафта до второсортных шпионских фильмов и видеоигр, поэтому каждый раз, когда Чарльз использует тот или иной элемент, это вызывает понимающую улыбку у знатоков. А уж неповоротливость и узость бюрократической машины, доведенные в «The Atrocity Archives» практически до абсурда, и вовсе знакомы любому, кто хоть раз сталкивался с государственным аппаратом или крупными, погрязшими во внутренних распоряжениях и традициях, компаниями.

Сюжет «Архивов» развивается достаточно неспешно и скорее напоминает произведения Лена Дейтона, чем фильмы о Джеймсе Бонде. И в этой неторопливости и кроется один из главных недостатков романа. Дело в том, что «The Atrocity Archives» — достаточно небольшая книга, и стоит только читателю более-менее разобраться в происходящем, а напряжению достигнуть необходимого уровня, как повествование уже заканчивается, так и не преодолев необходимый эмоциональный порог.

Резюме: Достаточно своеобразная смесь шпионских романов, лавкрафтовских ужасов и компьютерного юмора. Может вызвать проблемы с восприятием у лиц, позабывших о высшей математике после первых курсов университета. Роману не помешало бы несколько десятков лишних страниц и чуть большего уровня эмоционального накала в финале. А то как-то буднично получилось.

Оценка: 7
–  [  17  ]  +

Дэн Симмонс «Флэшбэк»

Aleks_MacLeod, 10 мая 2012 г. 17:56

Пожалуй, даже самые ярые поклонники Дэна Симмонса отметят, что творчество их любимого писателя развивается циклически, со спадами и подъемами. И если замечательные «Террор» и «Друд» пришлись как раз на очередной пик, то «Черные Холмы» получились уже не столь удачными, а «Флэшбэк» и вовсе вышел довольно невыразительным.

Ради написания этого романа Дэн даже отвлекся от своей излюбленной темы – XIX века, в котором происходит действие трех его предыдущих романов (в случае с «Черными холмами» — частично). При этом по общественной реакции книга значительно обогнала все предыдущие творения Симмонса, хотя оказанный читателями и критиками прием сложно назвать теплым. Во «Флэшбэке» авторский стиль угадывается безошибочно, но вот наполнение оставляет желать лучшего. Дэн сознательно пожертвовал сюжетной составляющей и характерами персонажей для создания мрачной и страшной (в первую очередь для американцев) картины ближайшего будущего, в котором Америка разом теряет свои лидирующие позиции.

Основной целью писателя было раскритиковать недальновидную, по его мнению, политику текущей администрации Белого дома и предостеречь американское общество о губительных последствиях этих ошибок. Поэтому Дэн выбрал самый мрачный из всех возможных вариантов развития событий, и ради сгущения красок он местами пожертвовал логикой и непротиворечивостью сюжета.

Симмонс хорошо ориентируется в английской литературе, но его познания в экономике и политике нельзя назвать столь же обширными, поэтому порой Дэн идет на поводу у популярных, но не всегда корректных общественных заблуждений. К примеру, во «Флэшбэке» разваливающиеся Соединенные Штаты показаны на фоне поднимающей голову Мексики и захватывающей лидирующую позицию в мире Японии. При этом предпосылок для такой смены ролей нет . Сами японцы последние годы называют не иначе как потерянными, а индекс Nikkei 225 в 2009 году и вовсе достиг рекордного за 27 лет минимума. Ну а в мексиканскую мощь, похоже, не поверил и сам автор, поэтому великая Нуэво-Мексико в итоге оказалась гигантским мыльным пузырем.

Самим американцам Симмонс предрекает довольно печальную судьбу. Гигантский рост преступности, обязательная воинская повинность для всех юношей, достигших возраста 17 лет, безработица, нищета и отсутствие крыши над головой заставляют большинство взрослого населения увлекаться флэшбэком, наркотиком, позволяющим заново переживать самые приятные моменты жизни. Зачастую это происходит в ущерб настоящему, потому что окружающая реальность кажется унылой, скучной и печальной, поэтому вместо попыток улучшить свое текущее положение гораздо проще вспоминать былое благополучие.

«Флэшбэк» вообще неплохо отражает тягу западной цивилизации к прошлому, к тем славным дням, когда небо было чище, трава зеленее, а деревья выше. К слову, сам Симмонс в полной мере отражает это стремление, не даром три из четырех его последних романов посвящены как раз девятнадцатому веку. В позапрошлом столетии будет протекать действие и новой книги писателя. Впрочем, гораздо примечательнее является то, что во всех этих произведениях можно встретить восхищение делами предков и уходящих с исторической сцены народностей. Здесь можно вспомнить и индейцев племени лакота в «Холмах», и эскимосов в «Терроре», и прослеживающуюся в обоих книгах печаль о том, что очень скоро все изменится, хищническая западная цивилизация сначала сметет с американского континента индейцев и эскимосов, а затем и сама уничтожит себя.

Но что же нужно сделать, чтобы избежать этого мрачного будущего? Вот тут-то и начинается самое интересное. Симмонс стремится показать самые ужасные последствия текущего политического курса и свалить все грехи конкретно на текущего президента Барака Обаму, однако взамен Дэн не предлагает ничего. Не нужно было выбирать Обаму? Так он и сам, скорее всего, через полгода покнет Овальный кабинет. Свернуть обширные социальные программы правительства США, которые, по мнению писателя, погубят американскую экономику? А к чему приведет недовольство тех обширных слоев населения страны, которые привыкли опираться на государственную поддержку? Во «Флэшбэке» автор вспоминает о массовых беспорядках, всколыхнувших Лос-Анджелес в начале девяностых годов, а ведь тогда поводом для них послужил всего-навсего оправдательный приговор, вынесенный судом четырем белым полицейским, избившим чернокожего задержанного. Можно себе представить, что начнется, если тем же неработающим афроамериканцам, например, перестанут платить пособия по безработице.

Пожалуй, единственным реализуемым посылом Дэна остается бомбардировка Ирана, к которой Симмонс призывает как на страницах романа, так и на собственном форуме в Интернете. Однако начало военных действий в одном из самых нестабильных регионов мира после роста недовольства действиями НАТО в Ливии, Ираке и Афганистане вряд ли положительно скажется на американской репутации, о которой так печется автор.

Здесь, пожалуй, стоит отметить, что Симмонс является политически ангажированным человеком и активным сторонником республиканской партии, для которой подобное видение деятельности демократов является обычным делом. Таким образом, «Флэшбэк» легко можно объяснить одним из этапов борьбы за Овальный кабинет, которая с приближением выборов разгорается все сильнее.

Однако не стоит забывать, что многие проблемы, на которые обращает внимание Дэн, имеют место быть на самом деле. Демократия и толерантность давно превратились в диктатуру меньшинств, условия которых приходится принимать утесненному большинству. Апофеозом этого цирка как раз недавно стал запрет на употребление ряда слов в американских школах, принятый для того, чтобы не смущать чувства ряда маленьких представителей религиозных, этнических общин, неблагополучных семей и прочее. О том, что от такого комплекс неполноценности способен развиться у всех остальных — вопрос другой, ведь по сути демократия заключается в том, что права одних должны ограничиваться там, где они начинают нарушать свободу других.

И тут-то Дэн и подчеркивает, что демократия в условиях кризиса не работает. Поэтому-то он так и восхищается русским царем Владимиром (да-да, тем самым) и с таким усердием описывает успехи государств, вернувшихся к строгим тоталитарным правилам, основанных на клановой (Япония) или религиозной (Великий Халифат) структуре.

При этом в тексте остаются основные достоинства прозы Дэна – плотный насыщенный текст и глубокая проработка окружающего героев пространства. С другой стороны, во «Флэшбэке» они только усиливают диссонанс между качеством и смыслом написанного.

Ведь в художественном плане Симмонс во «Флэшбэке» способен предложить читателям только слабый детективный сюжет, несколько необязательных побочных линий, введенных в повествование исключительно ради дополнительной критики демократов, неубедительных и слишком умных героев, пробирающихся вперед за счет роялей в кустах и dues ex machine, и совершенно неуместный оптимистичный финал. И больше ничего, особенно если вам не нужно голосовать на ближайших выборах в Америке.

И получается, что в сухом остатке мы имеем идеальный сценарий для попкорнового блокбастера, но довольно посредственный роман, художественные достоинства которого сознательно принесены в жертву центральной идее.

Оценка: 6
–  [  13  ]  +

Марк Ходдер «Загадочное дело Джека-Попрыгунчика»

Aleks_MacLeod, 7 мая 2012 г. 09:41

Писатель-дебютант Марк Ходдер изрядно рисковал, когда готовил из своего первого романа, «Загадочного дела Джека-Попрыгунчика», адский коктейль, полный совершенно различных, и тем не менее отлично смешавшихся друг с другом, ингредиентов. Под одной обложкой нашлось место и достаточно серьезному повествованию, и подробному экскурсу в викторианскую Англию, и описанию реально существовавших персонажей, и примеси стимпанка, и щепотке альтернативной истории и даже здоровой доле безумия. По всем признакам книга рисковала превратиться в нечитаемое нечто, однако на выходе получилось весьма пристойное произведение, одновременно и развлекающее, и просвещающее читателя.

Просветительскую функцию книга начинает выполнять с самых первых страниц, еще до подробного представления героев повествования и их задач. Поскольку в «Деле Джека-Попрыгунчика» задействован целый ряд реально живших в середине XIX века исторических личностей во главе с сэром Ричардом Фрэнсисом Бёртоном, автор ожидает от своей аудитории хотя бы поверхностного знания описываемой эпохи. В противном случае неподготовленный читатель сразу же рискует запутаться в перипетиях отношений Бёртона с Джоном Хэннингом Спиком, в причинах тех самых дебатов о истоках Нила, ну а имя Изамбард Кингдом Брюнель и вовсе кого угодно способно ввести в ступор. Поэтому недостаток необходимой информации обязательно придется заполнять за изучением дополнительных источников, из которых можно будет узнать столько всего интересного. Если же Англия девятнадцатого века для вас уже давно стала второй родиной, то Ходдер все равно найдет, чем удивить вас, поскольку в его альтернативной Британии начиная с определенного момента многое начинает идти совсем не так, в результате чего в тексте появляются разумные приматы, массивные роботы, взрывающиеся верфольфы и прочие вольности.

Впрочем, основой всех преображений, которые имеют место быть в «Загадочном деле», является один-единственный человек, тот самый таинственный Джек-Попрыгунчик, обычно домогающийся до почтенных исследователей Африки и невинных девушек. Однако от него, как от брошенного в воду камня, во все стороны распространяются волны изменений, вызванные либо непосредственным присутствием Джека, либо его влиянием на окружающих. Поначалу авторскую задумку уловить достаточно трудно, однако постепенно недостающие детали головоломки начинают вставать на свои места, а во второй части книги Ходдер и вовсе раскрывает все тайны в специальной части, полностью посвященной происхождению Попрыгунчика.

Пожалуй, именно первые страницы романа останутся самым непростым испытанием, поскольку там Ходдер повествует об обычной жизни Бёртона, активно перемешивая реальные и вымышленные детали его биографии, смущая и дезориентируя читателя. Однако затем Марк уравнивает положение, выдергивая сэра Ричарда из привычного окружения и помещая в совершенно новую для него обстановку. Теперь знаменитому исследователю предстоит распутывать клубок интриг наравне с аудиторией, которая, к слову даже получает перед британцем некоторое преимущество, ведь правила игры, ведомой автором, куда понятнее нашему современнику, чем почтенному джентльмену из позапрошлого столетия. Поэтому самые внимательнее могут угадать и предсказать, с чем предстоит столкнуться новоявленному секретному агенту на службе Его королевского Величества Альберта (да-да, он вступил на престол после безвременной кончины своей возлюбленной супруги Виктории), куда раньше этого самого представителя британской короны.

Ходдер пишет о Англии викторианских времен, но лишенной самой королевы Виктории. Этим он поднимает тему о роли одной-единственной личности в истории, и его персонажи задаются вопросом, насколько способно измениться общество, если вместо одного монарха, ставшего символом эпохи, страной будет править другой. Однако любой полученным героями книги ответ будет некорректным, поскольку весь затеянный автором эксперимент нельзя назвать чистым из-за влияния постороннего фактора — Джека-Попрыгунчика.

Сам Джек, после того как Марк раскрывает тайну его личности, предстает очень трагическим персонажем, однако какое бы сочувствие он не вызывал, нельзя не признать двух вещей. Во-первых, у этого парня совершенно точно не все дома. И во-вторых, во многих своих бедах он сам и виноват.Рассказывая о Джеке, Ходдер поднимает несколько еще довольно интересных вопросов, но их обсуждение здесь в любом случае не обошлось бы без спойлеров, которых очень бы хотелось избежать.

После некоторого перегруза информацией в начале книги, Ходдер затем исправляется. Сюжет стабильно радует неожиданными поворотами и оригинальными авторскими ходами. В лице Ричарда Бёртона мы видим местный аналог Джеймса Бонда и Шерлока Холмса, причем в новой роли исследователь Африки смотрится куда убедительнее своего коллеги по ремеслу сэра Ричарда Триумфа. Его сайдкик, поэт Алджернон Чарльз Суинбёрн также производит весьма благоприятное впечатление. Он в меру образован, начитан, находчив и уместен, способен помочь в нужную минуту и вовсе не вызывает отторжения по той причине, что долгие годы является страстным мазохистом. Единственным разочарованием являются женские характеры, которые недостаточно развиты, редко используются и появляются исключительно на вторых ролях, причем некоторые из них по одной единственной причине — чтобы от них можно было побыстрее избавиться.

Резюме: Дебют Марку однозначно удался. Книга одновременно и развлекает читателя оригинальными авторскими находками и хитрыми сюжетными находками, и в то же время помогает узнать множество интереснейших подробностей о Викторианской Англии. Рекомендуется всем поклонникам стимпанка и любителям Соединенного Королевства. Боже, храни короля Альберта!

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Пол Кемп «The Hammer and the Blade»

Aleks_MacLeod, 30 апреля 2012 г. 01:32

После многолетнего участия в строительстве чужих миров, таких как Забытые Королевства и Звездные войны, Пол Кемп наконец-то решил создать свой и написал роман в духе классических произведений Роберта Говарда, Майкла Муркока и Фрица Лейбера. Причем, пожалуй, именно последний оказал на «Молот и клинок» наибольшее влияние, поскольку в Эгиле и Никсе за километр угадываются дальние родственники Фафхрда и Серого Мышелова. Оно и понятно, эта неразлучная парочка в свое время наследила так, что истории об их похождениях надолго останутся эталоном для новых поколений.

«Молот и клинок» — в первую очередь роман о настоящей, крепкой дружбе. Пусть вас не вводят в заблуждение постоянные перепалки, остроумные подколки и мелкие шуточки, поскольку Эгил и Никс никогда не оставят друг друга в беде и ради спасения напарника готовы на очень многое. Вместе они выпутываются из самых сложных ситуаций и идут напролом там, где другие предпочли бы сдаться, отступить и остаться на берегу Стылого Моря. Впрочем, симпатичные, обаятельные и харизматичные мошенники, авантюристы и проходимцы Полу Кемпу удаются всегда, достаточно вспомнить Хедрина и Марра из его романов по Звездным войнам. В «Молоте» же Пол пошел еще дальше и распространил чувство настоящего товарищества не только на парочку протагонистов, но и на их невольных спутников — охранников Ракона Норристру, которые разделяют с главными героями все тяготы поисков затерянной гробницы.

Другое достоинство книги — держащий в постоянном напряжении сюжет. Кемп выкинул из повествования все лишнее, заставив героев двигаться к конечной цели не отвлекаясь на внешние раздражители. В итоге автор до самого финала поддерживает стабильно высокий темп развития событий, а текст представляет из себя смесь постоянных действий, перемежающихся непродолжительными передышками, во время которых действующие лица успевают сдружиться, сплотиться и поболтать. Пожалуй, лишь первое появление Ракона немного выбивается из общей канвы, однако в дальнейшем его мотивы и действия хорошо объясняются и обретают смысл.

Одним из компонентов, которыми Пол пожертвовал за ненадобностью, оказался мир романа. Все оставшиеся в книге описания сводятся к скупым, хотя и довольно колоритным, описаниям окружающего героев пространства, а вот никаких данных касательно политической, экономической, военной и демографической ситуаций автор не предоставляет. Но даже список посещенных персонажами локаций можно пересчитать по пальцам одной руки — начав путешествие в Дур-Фоллине, побывав в Демонических пустошах и пустынях Афириона, Эгил и Никс снова возвращаются в любимый город.

Подобное мироздание может показаться примитивным, однако в основном оно полностью соответствует классическим произведением, а с циклом о Фафхрде и Сером Мышелове и вовсе можно проводить параллели во всем, включая как раз и географические локации. Однако стоит понимать, что все это было задумано автором изначально, поэтому «Молот и крест» стоит рассматривать именно как дань уважения родоначальникам жанра, со всеми их достоинствами и недостатками.

Пожалуй, единственным моментом, в котором Кемп отступает от линии партии, является место женщины в повествовании. Если в произведениях классиков представительницы прекрасного пола рассматривались или как временные спутницы или помехи на пути героя, или же как трофеи, поджидающие протагониста в самом конце. Некоторые персонажи «Молота» рассматривают девушек в том же ключе, однако события книги заставят их серьезно пересмотреть свои взгляды.

Резюме: Замечательная дань уважения классикам жанра «меча и магии» со всеми вытекающими отсюда достоинствами, недостатками и ограничениями. Выход Пола Кемпа за тамки tie-in'ов можно считать удачным и начинать поджидать другие его самостоятельные произведения. Всем поклонникам Роберта Говарда и Фрица Лейбера настоятельно рекомендуется обратить внимание на «Молот и клинок», когда он поступит в продажу в июне этого года.

Оценка: 8
–  [  17  ]  +

Дэниел Полански «По лезвию бритвы»

Aleks_MacLeod, 18 апреля 2012 г. 16:51

В качестве образца для подражания дебютант Дэниэл Полански выбрал известный цикл «Приключения Гаррета». С миром Глена Кука «Low Town» роднит очень многое, от расового многообразия на улицах города до портрета главного героя. Варден перенял многие черты Гаррета, в том числе его сентиментальность, чувствительность и манеру ведения расследований, но забыл унаследовать профессию. Последнее упущение, между прочим, портит всю картину. Факт заимствования сам по себе можно посчитать своеобразной данью уважения жанру, ведь Кук и сам довольно многое почерпнул из творчества Рекса Стаута, Дэшила Хэммета и Раймонда Чандлера. Но вот то, что под видом опустившегося копа, стремящегося доказать окружающим и прежде всего себе самому, что он еще что-то может, нам предлагают якобы циничного наркоторговца, сводит все впечатление на нет.

Загвоздка заключается в том, что представители этих двух профессий обычно находятся по разные стороны закона, и, соответственно, обычно обладают противоположными чертами характера. Если среди сыщиков еще попадаются рыцари в ржавых доспехах, готовые угробить себя ради благополучия окружающих, но вот среди наркоторговцев подобные альтруисты обычно не встречаются. Полански не упоминает, каким образом Варден скатился до такой жизни, и все встречающиеся в книге экскурсы в прошлое не дают никаких намеков ни на то, зачем он занялся наркоторговлей, ни на то, зачем он бросился искать убийцу невинных девушек. Другими словами, герой ведет себя совсем не так, как его хочет представить нам автор. Создается впечатление, что Дэниэл заставил своего героя торговать наркотой только для того, чтобы хоть как-то выделить его из толпы фэнтезийных детективов.

Другая проблема произведения кроется в сюжете, в котором практически полностью отсутствует интрига. Читатель способен определить главных злодеев еще на середине книги, в то время как от главного героя разгадка тайны будет ускользать практически до последних страниц. Частично близорукость Вардена можно списать на тот факт, что самое важное свидетельство вины главного преступника попадает ему в руки незадолго до финала, но некоторые косяки объясняются исключительно последствиями замутненного сознания, находящегося под постоянным влиянием наркотиков. Наркоман-наркоторговец вообще довольно опасная комбинация. Удивительно, как это герой при таком пристрастии к собственному зелью еще не разорился.

Было бы глупо требовать от наркомана блестящих и гениальных решений, однако ситуация складывается таким образом, что на Вардена надеются не только читатели, но и глава местной службы безопасности, из которой нашего героя выперли за пять лет до начала описываемых событий. Не хочется критиковать дальновидность начальника, отпустившего лучшего работника, но тот факт, что за все это время у них не нашлось ни одного настолько же толкового детектива, наводит на печальные размышления о судьбе всей организации. Нельзя же в самом деле постоянно полагаться на укурка, тем более в такой деликатной области, как охрана государства и общественного порядка. Тем более, если вышеупомянутый укурок этот самый порядок ежедневно нарушает, толкая населению наркотики.

Однако даже при таких серьезных проблемах с логикой и построением интригующего сюжета Полански показывает неплохой потенциал. Собственно, уже в «Нижний город» показывает, что у автора все в порядке с языком и фантазией. К слогу Дэниэла претензий не возникает — роман написан достаточно бойким и живым языком и читается влет. Радует глаз и картина многонационального города, в котором смешались представители самых разных рас, причем термин «раса» применяется здесь в его первоначальном смысле. В «Городе» нет ни орков, ни гоблинов, ни эльфов, зато встречаются местные версии китайцев, африканцев, голландцев, скандинавов и многих других. Этот этнический котел нарисован просто прекрасно, и разница теми или иными расами и народами ощущается с первых же строчек.

Поскольку на знакомство с Полански, числившегося в моем списке на прочтение далеко не в первом десятке, меня толкнул его скорый выход в «ЭКСМО», хочется сказать пару слов и об отечественной локализации данного манускрипта. Ну, во-первых, несмотря на размещенные на обложке намеки, что «Низкий город. Книга 1: По лезвию бритвы» — всего лишь первая часть нового цикла, в оригинале «Low Town» является таким же законченным произведением, как любой из романов о Гаррете. Вот только по сравнению с сериалом Кука детище Полански отдает вторичностью (да что уж там, третичностью) и серьезно уступает в качестве проработки характеров и сюжетов, я с куда большей радостью встретил бы появление на русском нового Гаррета. Эдди ЛаКросс Алекса Бледсо, к слову, тоже на голову выше Вардена. Ну и что касается перевода, то все его «достоинства» довольно четко указаны вот здесь.

Если же все вышеперечисленное вас так и не не оттолкнуло от покупки книги, то смело идите в магазины, когда Полански там появится. И да пребудет с вами Сила на пути в книжный и далее до дома, пледа, пляжа, кресла, шезлонга, камина, железного трона или где вы там предпочитаете читать в это время года.

Резюме: Поклонникам фэнтези-детективов и «Приключений Гаррета» книгу пропускать ни в коем случае нельзя, хотя не ждите от Полански свежести и оригинальности. Любители мрачного, реалистичного фэнтези в духе Джо Аберкромби или Р.Скотта Бэккера могут и дальше считать дни до выхода новых произведений своих любимцев, ибо «Нижний город» — это не совсем то, чего они ждут.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Бен Ааронович «Луна над Сохо»

Aleks_MacLeod, 6 апреля 2012 г. 12:43

Во второй книге Бен Ааронович постарался исправить недостатки первой части. Повествование стало более цельным и перестало распадаться на отдельные эпизоды. Питер по-прежнему ведет несколько дел за раз и регулярно переключается от одного расследования на другое, но, справедливости ради стоит отметить, что у детективов редко когда на руках находится всего одно нераскрытое преступление.

Есть позитивные изменения и в характере главного персонажа. Грант постепенно набирается опыта, обретает все большую уверенность в своих силах и все чаще напоминает настоящего полицейского. Его свежий взгляд на вещи и жизнерадостное остроумие немало помогают в разрешении проблемных ситуаций, но вот детективные навыки Питеру еще развивать и развивать. К тому же Грант временами совсем не думает, иногда думает недостаточно много, а порой и вовсе не тем местом. Ну и главным недостатком констебля по-прежнему остается то, что он слишком легко отвлекается и увлекается проходящими мимо юбками.

Однако все минусы главного героя выставляют его в еще более выгодном свете. Ведь Питер выглядит настоящим, живым человеком, обычным пареньком из не самого престижного лондонского района, который устроился на работу в полицию. Он совсем не похож на персонажей-всезнаек, от идеальности которых свербит в зубах, и это-то и хорошо. Не может только-только закончивший практику и попавший на постоянное место службы констебль работать без ошибок. Да Грант и не старается, если честно.

Несмотря на безусловную принадлежность цикла к жанру городского фэнтези (без фантастического допущения описанные в романе преступления не совершились бы), «Реки Лондона» и «Луна над Сохо» остаются очень полицейскими книгами. Ааронович в мельчайших подробностях описывает будни лондонских стражей правопорядка, и этим создает очень правдоподобную, а главное, уютную атмосферу, в которую хочется окунаться снова и снова. С другой стороны, читателям не из Соединенного Королевства временами будет трудно ориентироваться в огромном многообразии случаев из практики, законов, нормативных актов и прецедентов из британской практики.

Еще одна область, о которой нужно иметь хотя бы некоторое представление для лучшего понимания сюжета, — это джаз-музыка, поскольку основное расследование Гранта как раз связано с убийствами лондонских музыкантов. Поэтому карту Лондона, вытащенную на свет ради первого романа серии, можно свернуть и отложить в сторону, благо основные действия протекают в границах района Сохо, и вместо этого раздобыть пару энциклопедий об истории жанра.

Никуда не делся и жизнерадостный, пускай временами циничный, а иногда вообще черный, юмор автора. Ааронович шутит на любые темы, подкалывает все, что видят его герои и способен преподнести с юмором любой эпизод романа, причем сделать это абсолютно естественно и уместно.

К сожалению, в «Луне» объявилась еще одна черта сценарного прошлого Аароновича. Автор по-прежнему с удовольствием пользуется типичным приемом создателя любого долгоиграющего детективного сериала – в каждом сезоне (читай, книге) присутствуют элементы сквозной сюжетной линии, которая частично связана с текущими расследованиями, однако информации по ней дается настолько мало, что создать на ее основе полную картину об общем замысле. Персонажи изъясняются полунамеками, сообщают далеко не все, что знают, и в результате читатель остается в неведении относительно множества довольно важных для мира романа событий.

Резюме: Очень приятная и симпатичная книга. Желательно читать сразу после первой части, без перерыва – помогает настроиться на нужный ритм. И не забудьте включить фоновой музыкой Body and Soul в исполнении Кевина Джонсона.

Оценка: 8
–  [  19  ]  +

Дэн Симмонс «Террор»

Aleks_MacLeod, 5 апреля 2012 г. 18:02

в «Терроре» Симмонс в первую очередь акцентирует внимание на личностях членов экспедиции и следит за их поведением по мере того, как ситуация становится все более плачевной. Для того чтобы максимально охватить обстановку на обоих кораблях и предоставить читателям возможность составить собственное мнение о происходящих событиях на основе свидетельств очевидцев, Дэн ведет повествование от лица полутора десятков матросов и офицеров обоих кораблей, хотя эфирное время каждого из них серьезно разнится. Больше всех глав, приблизительно половина, написана с точки зрения капитана «Террора» Фрэнсиса Родона Мойры Крозье, характер которого, пожалуй, претерпел самые серьезные метаморфозы.

Развитие характеров персонажей неспроста вызывает особый интерес у Симмонса. Под покровом полярной ночи, в условиях страшного холода, голода и страха, вызываемого неведомым зверем, из самых сокровенных глубин души на первый план выползает истинная природа каждого конкретного человека. Становится понятно, кто чего стоит. Одни готовы есть своих собратьев для продления собственной жизни, другие тайком крадут скудные продовольственные запасы, третьи подговаривают народ к бунту, но в то же время четвертые готовы пожертвовать собой, чтобы не мешать остальным, а пятые готовы на все, лишь бы спасти своих подопечных. Различие в поведении людей особенно ярко проявляется, если сравнить капитана Крозье с помощником конопатчика Корнелиусом Хикки, который воплотил в себе, пожалуй, все самые мерзкие людские черты.

Второй целью, которой задался Симмонс, было разобраться в причинах гибели экспедиции. Поначалу кажется, что именно для этого Дэн вводит в повествование фантастический элемент, однако довольно быстро на первый план выходят обычные человеческие черты — недальновидность, глупость, подлость и жестокость. Просчеты Франклина, некачественные припасы, подлость и низость Хикки, своими руками уничтожившего один из шансов на спасение ради сиюминутной мести, убили гораздо больше людей, чем сам Зверь.

И тем не менее таинственное существо играет в тексте довольно серьезную роль. Оно словно бы олицетворяет ярость таинственного севера, ополчившегося на несчастную экспедицию и обрушившего на нее суровые зимы, ледяные ветра, жестокие болезни и холодное лето. И, словно этого было мало, из ночи неслышно появляется огромная тень, напоминающая белого медведя, и уносит зазевавшихся людей с собой.

Стремясь добавить в произведение драматизму, Симмонс активно использует флэшбеки, в которых возвращает персонажей в начало их пути или даже во время, предшествующее старту экспедиции. Глядя на успешное начало плавания, пышущих здоровьем членов экипажа, планы, надежды и мечты героев, проникаешься еще большим состраданием к тем, кто в «настоящем» романа дрожит от холода на жилых палубах кораблей, затертых во льдах во мраке полярной ночи.

Дэн активно использует в романе элементы литературной игры. Он проводит аллюзии с «Маской Красной Смерти» Эдгара Аллана По, насылает на Крозье видения будущего, в которых Крозье наблюдает за поисками останков экспедиции и тем ажиотажем, который исчезновение людей Франклина вызывает в обществе. В тексте можно найти даже отсылку к Чарльзу Диккенсу, которого глубоко тронула арктическая трагедия. Примечательно, что знаменитый английский новеллист стал героем следующего романа Симмонса, который не удержался и упомянул в «Друде» о событиях «Террора».

Порой Дэну отказывает чувство меры, и некоторые его авторские ходы вызывают сомнения в своей уместности или достоверности. Сложно представить, что находящиеся под постоянной угрозой нападения жестокого хищника люди самостоятельно решались устроить в ужасный мороз мероприятия на открытом воздухе в ночное время. Однако все мелкие прегрешения автора быстро забываются при оценке того, какой громадный объем работы проделал Симмонс. Учитывая, с какой подробностью описан быт арктических исследователей позапрошлого века, с какой тщательностью автор рассказывает о привычках моряков английского флота и с какой достоверностью повествует о жизни американских эскимосов, можно себе представить, какое количество источников пришлось изучить писателю. А ведь Дэну еще предстояло увязать нити своего романа со следами погибшей экспедиции, найденными на протяжении полутора столетий, прошедших с момента ее исчезновения.

Немного выбивается из общей канвы повествования последние сто страниц. На них Симмонс сводит воедино все сюжетные линии и раскрывает главные секреты повествования, но в то же время немного смещает акценты в сторону темы, получившей дальнейшее развитие в «Черных холмах». В обоих случаях Дэн противопоставляет друг другу успешных, развитых и цивилизованных бледнолицых людей и местных аборигенов, аборигенов, образ жизни которых, как оказывается при ближайшем рассмотрении, гораздо лучше приспособлен к суровой окружающей среде. И Настоящие люди в «Терроре», и вольные дети природы в «Холмах» хорошо приспособились к миру вокруг себя и научились жить в гармонии с ним. И тем печальнее читать грустные предсказания Дэна о том, что бледнолицые, вазичу, пожиратели жирных кусков, поглотят и ассимилируют несчастных туземцев и перекроят их по своему образу и подобию. Однако подробнее на этом автор остановится спустя несколько лет в «Холмах», о которых я уже писал несколько месяцев назад.

Резюме: Блестящий роман, в котором Симмонс проделал гигантский объем работы и по крупицам воссоздал детали быта пропавшей экспедиции Джона Франклина. Очень сильное, масштабное и вместе с тем тяжелое произведение, которое не каждому удастся одолеть. К тому же мрачная атмосфера полярной ночи, сопутствующая всему процессу чтения, кажется, захватывает все окружающее тебя пространство и не хочет никуда уходить даже после того, как перевернута последняя страница. Не знаю как у вас, но у меня и сегодня за окном еще зима. Хотя есть мнение, что ее Старки накликали, но это уже совсем другая история. А «Террор», а что «Террор». Он стоит каждой секунды, потраченной на его прочтение.

Оценка: 9
–  [  16  ]  +

Яцек Пекара «Слуга Божий»

Aleks_MacLeod, 19 марта 2012 г. 15:25

Яцек Пекара — по-хорошему наглый человек, не гнушающийся отлично рассчитанными провокациями. Взять, например, цикл о похождениях лицензированного инквизитора Маддердина Мордимера. Пекара рисует нам мир, где никто не сомневается в существовании Бога — Иисус сошел с креста, взял меч, покарал отступников, разрушил Рим и лично убил императора. Казалось бы, эти факты должны напрочь перекрыть кислород разнообразным еретикам, отступникам, иноверцам, да вообще разнообразным злодеям, которые должны иметь ясное понимание о том, что ждет их после смерти. Однако же на практике все остается неизменным — коррупция процветает, грабежи, убийства и изнасилования никого не удивляют, в европейских захолустьях пышным цветом распускается ересь, и даже служители церкви порой забывают, кому они в первую очередь служат. Все это приводит к тому, что в пятнадцатом веке от Рождества Христова на территории, где в иной реальности существовала Священная Римская Империя, хватает работы для инквизиторов, подобных Мордимеру Маддердину.

На первый взгляд, Мордимер производит отталкивающее впечатление, и все его поступки поначалу свидетельствуют не в его пользу. Суровый инквизитор порой ведет себя как обычный чиновник, не брезгует взятками, сквернословит, любит выпить, покувыркаться с красотками в постели, ленив и жесток. Однако за всеми внешними наростами скрывается стальной стержень свято верующего человека. Маддердин искренне верит в Бога и в свое предназначение, и поэтому, когда дело касается рабочих обязанностей, Мордимер непоколебим, неподкупен и предельно честен. Более того, по меркам окружающих его людей Маддердин и вовсе почти безупречен, что приносит ему определенную репутацию, но и некоторые проблемы, которые не так-то просто решить.

Впрочем, все самые серьезные повороты сюжета нам обещают только в следующих томах, «Слуга Божий» же является чем-то вроде вводной. Читатель знакомится с персонажем, писатель экспериментирует с героями и повествовательной линией, набрасывает очертания окружающего мира и между делом сообщает основные сведения о происходящих событиях. А поскольку к моменту написания «Слуги» общий замысел еще не сложился полностью, в романе содержится мало завязок на последующие события. Поэтому через несколько лет Пекара был вынужден переработать текст, убрать некоторые неувязки и дописать одну новую новеллу. Тем не менее, и «Слугу божьего», и каждую из шести повестей можно читать и по отдельности, хотя, справедливости ради стоит отметить, что вкус приходит с количеством, и для того, чтобы втянуться в произведение, необходимо прочитать хотя бы две или три новеллы.

Поначалу немного сбивает из себя авторский стиль. Маддердин изъясняется очень резкими и грубыми фразами, в которых практически полностью отсутствуют местоимения. Описания скатываются от вычурных к примитивным и обратно, но ко всему этому быстро привыкаешь и начинаешь воспринимать как особенность письменной речи Мордимера. Готов поспорить, что почтенного инквизитора скорее учили способам определения лжи и искоренения ереси, чем основам изящной стилистики. А вот довольно удачное применение в тексте дословных и слегка измененных цитат из Библии воспринимается не иначе, как оригинальная литературная игра.

Что еще можно сказать о первом томе? Вас ждет шесть разных историй, некоторые из которых более удачные, некоторые менее. Знакомство с главными героями, погружение в мир, литературные игры, своеобразный авторский стиль. Жесткие, порой крайне натуралистичные описания. Перед персонажем будут вставать серьезные моральные вопросы, и не все его решения придутся по душе, но ни одно не оставит читателя равнодушным. А разве не это ли главное достоинство любой книги — умение пробуждать эмоции и вызывать ответную реакцию?

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Саладин Ахмед «Throne of the Crescent Moon»

Aleks_MacLeod, 11 марта 2012 г. 17:39

Главным достоинством романа является волшебная восточная атмосфера. Действие книги происходит в столице королевств Полумесяца, город Дамсаваате, в котором безошибочно угадывается арабский Багдад. Саладин с большой любовью выписывает разносчиков еды и погонщиков верблюдов, нищих и воров, стражников и шлюх, лавочников и иноземцев, заполоняющих широкие улочки столичного города, создавая впечатление живущего и находящегося в постоянном движении мира, где в любой момент можно попасть под верблюда, расстаться с кошельком или вляпаться в навоз.

Вторым плюсом романа является сочный и красочный язык автора. Саладин долгие годы оттачивал мастерство владение английским и в итоге был награжден за свои усилия магистерской степенью. С тех пор Ахмед зарабатывает на хлеб, обучая других основам писательского мастерства, и, в принципе, свои деньги получает не зря. Дают о себе знать и арабские корни, отчего текст превращается в сочную и красочную мелодию, струящуюся по воздуху и переливающуюся в свете озарившего пустыню восходящего светила.

А вот над описаниями действующих лиц Ахмеду предстоит еще серьезно поработать. Из трех главных героев книги живого человека напоминает только доктор Абдула Макслуд. Остальные же персонажи время от времени вызывают желание либо кого-то удушить либо побиться головой об стену и вообще производят впечатление полных неудачников. Понятное дело, что такая компания могла добиться успеха только при активном авторском содействии, и Саладин не обманул ожидания, припрятав в последних главах пару внушительных роялей. Однако главная проблема сюжетной составляющей заключается в том, что на протяжении большей части книги просто ничего не происходит. Замечательный язык автора и вычурный арабский стиль умело скрывают тот факт, что все события романа с тем же успехом могли бы уместиться на страницах повести втрое меньшего объема. А все бессмысленные хождения, надуманные проблемы и усиленные самокопания ряда персонажей из текста можно было бы изъять без малейшего вреда для магистральной линии.

«Трон полумесяца» — это лишь первая часть анонсированного автором цикла, однако книгу вполне можно читать и без учета дальнейших частей, поскольку все сюжетные линии логически завершены, а в конце повествования поставлена точка. Неизвестно, продолжит ли автор в дальнейшем издеваться над теми же героями, или обратит свое внимание на иные аспекты своего мира и введет новых действующих лиц. При всем уважении к доктору Макслуду хотелось бы, чтобы Саладин избрал второй вариант развития событий.

Резюме: Саладин Ахмед уже долгие годы читает курсы лекций по писательскому мастерству, но по-хорошему ему самому не мешало бы взять пару уроков. Ахмед до блеска отточил свой стиль и может увлечь читателя красочным языком и волшебной атмосферой арабских сказок, но невыразительные персонажи и банальный малосодержательный сюжет существенно портят всю картину. Тем не менее для первого раза Саладину можно поставить «зачет» — и у автора, и у мира есть потенциал.

Оценка: 6
–  [  16  ]  +

Алексей Пехов «Ловцы удачи»

Aleks_MacLeod, 10 марта 2012 г. 01:11

За шесть лет авторское восприятие мира на границе Изнанки немножко изменилось. Пехов пересмотрел ряд ранее придуманных наработок, и в итоге между новым произведением и повестью возникло несколько небольших расхождений. Само по себе это не плохо, тем более что обычного любителя фантастики со стажем не напугать рядом несоответствий в цифрах и воспоминаниях персонажей. Однако создается впечатление, что за прошедшие годы Пехов утратил интерес к продолжению «Особого почтового», а «Ловцов» написал только для того, чтобы не губить на корню богатый потенциал мира на границе Изнанки. В интервью Алексей Юрьевич косвенно подтверждает это подозрение, говоря, что ему стало тесно в рамках бесшабашного приключения, и он хотел сделать в романе более серьезное наполнение, чем в «Особом почтовом».

Так вот, фишка в том, что «Ловцы удачи» — это бесшабашный приключенческий роман, в котором нет серьезного наполнения. Персонажи дрейфуют по сюжету, заводя новые знакомства, выполняя поручения и вляпываясь в неприятности, следующие одна за другой с такой частотой, что слово «везунчики» применимо к нашим героям сразу в двух смыслах. С одной стороны, они притягивают проблемы с упорством магнита, а с другой — они все еще живы.

Описано все это довольно мастерски, однако без изюминки, так часто встречавшейся в других книгах Пехова. Даже персонажи получились довольно скучными и пресными. Они без размышлений выполняют любое авторское пожелание и со стойкостью немого оловянного солдатика встречают любое испытание. А вот у читателей вопросы к поведению и мотивации главных героев возникают. Да и не только к ним — в «Ловцах» вообще хватает сюжетных и логических противоречий, которые могла бы устранить непреклонная редакторская рука, но, видимо, не сложилось.

А вот к описаниям окружающего персонажей пространства придраться сложно (но не невозможно). Яркие и запоминающиеся миры всегда были сильной стороной творчества Алексея Юрьевича, не стала исключением и родина Ласа с Огом. Сочные краски, крайне колоритные представители множества разумных и не вполне разумных рас, гудящие стреколеты и пожирающий очередное кокосовое печенье Трехлапый. Пьянящая атмосфера тропических островов, буйство зелени, ласковый океан и круглый год светящее над головой солнышко. Льющийся рекой ром, одетые в легкие наряды красотки, гуляющие по улицам города пилоты, контрабандисты и авантюристы. Довершает чарующую атмосферу информативный глоссарий, в котором содержится вся необходимая читателям информация о том, как обстоят дела. Впрочем, гномы оспаривают подлинность этого документа. Единственной же ложкой дегтя служит то, что при всей яркости красок мир не производит впечатление живого. Если в «Пересмешнике» Рапгар жил своей жизнью и не зависел от поступков Тиля, то в «Страже» и в «Ловцах удачи» все события крутятся вокруг главных героев, как будто они являются центром земли, а вдали от них ничего стоящего не происходит.

Резюме: Абсолютно точно не лучшая книга Алексея Пехова. Автор позиционирует свое произведение как легкий и приключенческий роман для юношества в стиле Жюля Верна, но если вас мучает ностальгия по беззаботным временам детства, прочите лучше «Истории Китти Джей» Криса Вудинга. Там, знаете ли, тоже корабли летающие, авантюры, проходимцы, демоны...

Оценка: 6
–  [  11  ]  +

Бен Ааронович «Реки Лондона»

Aleks_MacLeod, 9 марта 2012 г. 21:54

По «Рекам Лондона» очень хорошо видно, что Бен Ааранович привык писать сценарии, но не очень хорошо умеет излагать свои идеи в связанной и логичной письменной форме. Повествование ведется в рваном ритме, общая история регулярно распадается на отдельные эпизоды, сюжет мечется из стороны в сторону, отдельные сцены с ходу просятся на телеэкран, а главы обрываются в самый интересный момент. Некоторые эпизоды поднимают определенные вопросы о целесообразности их нахождения в тексте, однако при этом ловишь себя на мысли, что по телевизору все смотрелось бы на редкость органично.

При этом при всех недоработках стиля, которые, будем надеяться, со временем пройдут, Ааронович показывает хороший потенциал. «Реки Лондона» — это неплохое городское фэнтези, напоминающее о «Досье Дрездена» Джима Батчера. Бен очень органично сплел в одно повествование элементы английского фольклора, завезенные многочисленными иммигрантами традиции, городские легенды, злободневные шутки и основные составляющие жанра.

В «Реках» очень хорошо чувствуется, что это именно городское фэнтези, поскольку место действия, Лондон, играет в повествовании немалую роль и является полноценным действующим лицом. «Реки» насквозь пропитаны типично британской атмосферой и любовью автора к родному городу, позволяющей ему описывать запоминающиеся достопримечательности, пересказывать самые интересные места из столичной истории и рисовать обстановку типичного крупного мегаполиса первой половины XXI века. Латынь здесь смешивается с негритянским рэпом, легенды долины Темзы ассимилируются с верованиями понаехавших африканских иммигрантов, запахи традиционной английской кухни соревнуются с острыми восточными приправами, старые полицейские истории объединяются с элементами массовой культуры, и за всем этим хаосом приходится присматривать обычному молодому констеблю Питеру Гранту.

Впрочем, слово «обычный» к нашему герою не вполне применимо. Судите сами, далеко не каждому полицейскому удается допросить привидение на месте жестокого убийства, попасться на глаза будущему начальству в самый подходящий момент и избежать неминуемой и позорной ссылки на офисную должность, на которой плохо зарекомендовавшие себя офицеры занимаются бумажной работой, освобождая от нее «настоящих констеблей». Питер юн, наивен, жизнерадостен, довольно циничен, не образован в одних вопросах и крайне эрудирован в других, определенно озабочен и старается давать рациональное объяснение любой встреченной на его пути странности, будь то сгоревший от магической энергии телефон, желающий дать показания столетний призрак, кровавое убийство мужчины посредством vagina dentata или живая аватара любой из многочисленных Лондонских рек.

О да, из романа мы узнаем о британской столице очень многое из того, что обычно не указывается в туристических путеводителях. Но еще больше знаний о Лондоне потребуется для ориентации в пространстве и понимания передвижений героя. Поэтому для лучшего погружения в текст желательно вооружиться картой, справочниками или хотя бы держать под рукой гугл.

Резюме: Неплохое атмосферное городское фэнтези, где слово «город» играет далеко не последнюю роль. Магические элементы введены в текст также не для проформа, и описываемые в книге преступления без вмешательства сверхъестественных сил бы не произошли. Главный герой — симпатичный, обаятельный и немножко цинично-озабоченный раздолбай, действие напоминает телевизионные сериалы о буднях любого отдела полиции, а сам роман заставляет вспомнить «Досье Дрездена».

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Джонатан Страуд «Кольцо Соломона»

Aleks_MacLeod, 8 марта 2012 г. 21:37

Достигнуть уровня, заданного трилогией, «Кольцу Соломона» не удалось, хотя, казалось бы, все основные составляющие первых трех книг (говорливый джинн, волшебники, мир, в основном похожий на наш) присутствуют на своих местах. Однако одной важной детали все же не хватает, и речь здесь идет совсем не о Натаниэле.

Дело в том, что на протяжении всей трилогии Страуд постоянно поднимал очень серьезные вопросы и говорил на многие остросоциальные темы, актуальные и в нашей реальности. Герои становились перед тяжелыми выборами, автор размышлял о большой ответственности и возможностях, которые давала неограниченная власть, и ссылался на «1984» Джорджа Оруэлла. Все это перемешивалось с язвительными шуточками Бартимеуса и эволюцией юного Натаниэля, однако ни юмор, ни метания главного героя не были основными козырями трилогии.

«Кольцо Соломона» же — чисто развлекательный роман, единственной целью которого является предоставить читателям еще одну возможность встретиться с полюбившимся джинном. С этой задачей автор справляется на все сто процентов, но вот особой глубины в книге нет. Конечно, совсем без размышлений об ответственности, которая вместе с властью падает на сильных мира сего, Страуд не обошелся, но по сравнению с трилогией говорить о высоких материях он, можно сказать, и не начинал.

Определенным образом на повествовании сказывается и отсутствие Натаниэля. Но дело тут не столько в нем, сколько в личности его заменителя — потомственной стражницы (и, по совместительству, личной рабыни царицы Савской (кстати, царица — та еще стерва)) Ашмиры. Девушка получилась настолько упрямой, ограниченной и свято верящей в непогрешимость собственного начальства, что желание скормить ее Факварлу не покидает читателя большую часть произведения. К тому же, девица не отличается особым умом и сообразительностью, хотя, справедливости ради стоит отметить, что общество Бартимеуса благотворно сказывается на характере его «подопечной». Сам же джинн все так же великолепен. За минувшие годы он не растратил ни грамма личного обаяния и по-прежнему получает кайф от своей работы, как бы ни заверял вас в обратном.

Гораздо проще, чем в трилогии, выглядит и сюжет «Кольца». И пусть в конечном итоге Страуд порадует нас опасными заговорами, неожиданными повторами событий и оригинальными авторскими ходами, до этого надо еще добраться, ведь все самое интересное начинает происходить ближе ко второй половине романа, в то время как первая представляет собой дайджест жизни скучающего джинна на службе у одного из волшебников Соломона. Впрочем, здесь читателей ждет приятный сюрприз в лице давнего знакомого Барти — Факварла, который, разнообразия ради, работает по одну сторону с нашим героем. И надо признать, из них получилась бы отличная команда, но хозяев, к сожалению, не выбирают.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Адам Кристофер «Empire State»

Aleks_MacLeod, 6 марта 2012 г. 18:15

Дебютный роман британца Адама Кристофера представляет собой увлекательную смесь нуарного детектива, комиксов о супергероях и отчасти научной фантастики в стиле «Доктора Кто». В наличии имеются два супергероя, частный сыщик, мрачный, затянутый туманами город, где частенько идет дождь, а также киборги, летающие корабли, параллельные измерения, путешествия из одного мира в другой и прочие не менее интересные составляющие.

Неподготовленному читателю, особенно если он не пробежался взглядом по раскрывающей пару сюжетных поворотов аннотации, поначалу трудно разобраться в том, что происходит. Действие практически моментально перепрыгивает из Нью-Йорка времен сухого закона в таинственный Эмпайр-Стейт, в котором, хоть и угадываются знакомые черты Большого Яблока, что-то пошло не так. Мне сначала даже показалось, что действие происходит все в том же городе, который после победы Научного Пирата превратился в авторитарное мини-государство, находящееся в состоянии войны со всеми остальными Соединенными Штатами.

По счастью, фантазия Кристофера намного превосходит задумки вашего покорного слуги, поэтому очень скоро выяснилось, что основные события происходят в альтернативной версии Нью-Йорка, образовавшейся в результате последней битвы двух супергероев. Копия осталась связана с оригиналом какой-то версией портала, через который в обоих направлениях могут курсировать путешественники. Попасть из Оригинала в Карман и обратно можно и другими способами, но они требуют или повышенных ресурсозатрат, или совпадения ряда особых условий.

Главным героем романа является частный детектив Рэд Брэдли. Расследуя убийство Саманты Сатурн, Брэдли постепенно узнает все больше информации о происхождении Эмпайр-Стейта и существовании Оригинала, а потом и вовсе вынужден принять участие в спасении обоих миров. Временами Кристофер переключает свое внимание и на ряд других персонажей, среди которых выделяется попавший в Карман бутлегер Рекс, который совершенно не понимает происходящего и мечтает лишь о том, чтобы вернуться домой.

Со всеми героями связаны как приятные и трогательные, так и серьезные и драматические ситуации, но все же на первый план в романе выходит сам Эмпайр-Стейт. Автору удалось блестяще передать атмосферу настоящего нуаровского города, выкрашенного в черно-белые цвета. Здесь отсутствуют яркие краски, небо постоянно затянуто облаками, регулярно идет дождь или сгущается туман, а главный герой как будто специально ведет ночной образ жизни и перемещается исключительно из подпольного бара в офис, в задней комнате которого он спит, отвлекаясь от привычного маршрута только на расследование очередного дела. Подобные декорации могут показаться слегка банальными, но, во-первых, они очень красочно выписаны, а во-вторых, не стоит забывать, что Эмпайр-Стейт изначально получился неидеальной, двуцветной копией настоящего Нью-Йорка времен сухого закона.

Тем не менее, по жанру «Эмпайр-Стейт» все же ближе тяготеет к научной фантастике. Супергерои появляются редко, хотя и стараются оказать максимум влияние на развитие сюжета. Мрачный город создает соответствующую нуарную обстановку, но Рэд Бредли проигрывает в сравнении с Сэмом Спейдом или Филипом Марлоу. Рэд довольно пассивен и слишком часто дрейфует по городу от одного собеседника к другому, не особо стараясь обдумать происходящие с ним события и отсортировать всю полученную информацию. Но самое обидное состоит в том, что все присутствие в романе роковой красотки сводится к найму частного детектива. А вот научная фантастика равномерно распределена по всему тексту и регулярно подбрасывает читателю все новые и новые загадки. Видимо, тут сказывается многолетнее увлечение Адама сериалом «Доктор Кто».

Несмотря на то, что пара секретов раскрыта еще в аннотации (и тут надо признать, что без этого нельзя обойтись ни в одной рецензии на книгу), свои главные козыри Кристофер сбрасывать не спешит и разыгрывает на протяжении всего романа. На страницах «Эмпайр-Стейт» читателей поджидает немало сюрпризов и неожиданных сюжетных ходов, хотя, справедливости ради стоит отметить, что самые прозорливые смогут заранее догадаться, в какую сторону будут развиваться события.

Резюме: Замечательный подарок для поклонников нуарных детективов и мрачных комиксов в стиле «Хранителей». Дебютный роман Адама Кристофера удался на славу и показал, что не зря автор долгие годы увлекался просмотром сериала «Доктор Кто». Из набора обычных элементов Адам создал очень атмосферный мир и наделил его симпатичными, пускай и немного недалекими и пассивными персонажами.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Шеннон Макгвайр «Корм»

Aleks_MacLeod, 25 февраля 2012 г. 00:55

Главное отличие трилогии Миры Грант от бесконечного множества других произведений о живых мертвецах заключается в том, что сами зомби служат не более чем декорациями, на фоне которых происходят ключевые события книги. Однако при этом не лежащие в могиле покойники служат крайне важной деталью авторского замысла, поскольку являются как раз той всемирной угрозой, из-за которой человеческое общество живет под постоянной угрозе погибнуть или быть съеденными.

Соседство с живыми мертвецами не могло не сказаться на существовании человечества, которое в результате поголовно помешалось на усилении мер общественной и личной безопасности. Регулярные проверки крови, запреты на проведение мероприятий на открытом воздухе, уединенность и развитие охранных систем, повсеместное применение личного оружия стали привычной частью жизни нового поколения. И самое важное, как подчеркивает Грант, что общество готово оправдать любые действия государства, если оно объясняет это заботой об общественной безопасности, даже если нововведения выливаются в ограничении личных свобод и возможностей граждан. Страх, говорит Грант, является одним из важнейших способов управления обществом, которым во все времена не брезгуют пользоваться представители власти, поэтому поддаваться ему нельзя. А поскольку люди зачастую боятся чего-то неизвестного, то крайне важным становится обладание всей необходимой информацией. Как говорится, знание — сила.

Поэтому в мире Грант важную роль играют журналисты. Но не привычные в наши дни средства массовой информации, а обычные блогеры, которые пишут о своих соображениях, встречах, открытиях и впечатлениях на миллионах ресурсов, разбросанных на просторах всемирной сети. А поскольку между различными сайтами существует громадная конкуренция за читателей, то, указывает писательница, все авторы будут заинтересованы в том, чтобы максимально полно, четко и корректно излагать полученную ими информацию, ориентируясь в первую очередь на проверенные факты.

Согласно Грант, блогеры завоевали такую популярность и доверие масс после того, как первыми начали освещать случаи появления зомби и выкладывать различные способы борьбы с ними, в то время как обычные средства массовой информации еще обсуждали устаревшие новости о вопиющем факте экологического терроризма. Честно говоря, этот момент представляется наиболее спорным, поскольку помимо консервативных СМИ существует еще великое множество бульварных газет и журналов, специализирующихся на историях типа «Школьница была похищена и изнасилована йети и инопланетянами» или «Женщина забеременела после просмотра 3D-версии порнофильма». Да за историю об оживших мертвецах они были бы готовы заложить душу главного редактора и уж точно среагировали бы на эти слухи с не меньшей оперативностью, чем обычные блогеры.

Развивая идею о СМИ, Мира подчеркивает ту роль, которую журналисты играют в жизни общества и о той ответственности, которую они несут за поставляемые ими данные. Ведь тот вред, который может принести непроверенная или недостоверная информация, порой будет невозможно исправить. Собственно говоря, достаточно будет упомянуть о том, что одной из причин начала эпидемии зомби стала именно одна из статей охочего до жареных фактов репортера, решившего бороться за права человечества, чтобы показать, с какой серьезностью подходит Грант к этому вопросу.

К слову говоря, идеи о роли информации в жизни современного общества, Feed немного напоминает «Младшего брата», разве что в прозе Грант отсутствует наивность, присущая Кори Доктороу. Если он верил в то, что проблемы некоторых людей могут разрешиться сами собой, после того как отдельные данные станут общественным достоянием, то у героев Грант неприятности после публикации нескольких крайне важных находок только начинаются. И пережить их смогут далеко не все.

Жестокости Миры Грант мог бы позавидовать сам Джордж Мартин — действующих лиц «Feed» можно будет пересчитать по пальцам одной руки, а отправляться на тот свет они будут не реже персонажей «Песни Льда и Огня». И каждый раз при гибели очередного героя обливается кровью сердца, поскольку автор постаралась создать нескольких очень разных, но очень глубоких и проработанных людей, обладающих индивидуальными чертами характера. Джорджия — рассудительная и спокойная девушка, предпочитающая факты и только факты, Шон — временами несдержанный искатель приключений, предпочитающий тыкать зомби палкой и смотреть, что из этого выйдет, Баффи — витающая в облаках писательница, предпочитающая описывать выдуманные вещи реальным, а Рик — бывший репортер, решивший кардинально сменить образ жизни, оставшись при этом в той же профессии. Он старше большинства ребят, пережил больше горя, но не обладает их опытом полевой работы. Вместе они составляют крайне эффективную команду, но что, если это мало для того, чтобы докопаться до правды? И какую цену понадобится для этого заплатить? И будет ли результат стоить принесенных жертв?

Появлению зомби в мире Грант дано четкое объяснение, под которое заложена целая научная концепция, доступным языком объясняющая все причины возникновения живых мертвецов. Таким образом, под обложкой Feed смешиваются воедино элементы научной фантастики, зомби-хоррора и политического триллера. Получившийся коктейль оказался удивительно съедобным, вкусным, и самое главное — интересным. Однако роман относится к той категории книг, где любой разговор о сюжете произведения не может обойтись без пары другой спойлеров, поэтому постарайтесь поверить мне на слово — скучно не будет.

Оценка: 8
–  [  25  ]  +

Брендон Сандерсон «Сплав закона»

Aleks_MacLeod, 5 февраля 2012 г. 00:18

Сандерсон не раз говорил, что находит одной из главных проблем фэнтезийных миров их статичность. Поэтому для Скадриэля он припас совсем другое будущее и в своих книгах собирался рассмотреть три разных временных отрезка — преимущественно средневековый, научно-промышленный и футуристический. «The Alloy of Law» ближе всего находится именно ко второй трилогии, поскольку в романе довольно наглядно показываются успехи местной научно-технической революции. При этом, «The Alloy of Law» по большему счету одиночный роман, хотя на последних страницах Брендон, видимо держа в уме последующие перерывы в работе над талмудами и кирпичами, оставляет намеки на продолжение. И правильно делает, поскольку на данный момент это одна из самых лучших книг Сандерсона, и глупо было бы бросать перспективный сюжет и великолепных персонажей всего после одной книги. Тем более, сам Вакс пообешал, что когда-нибудь он вернется.

Поскольку «The Alloy of Law» создавался как побочный продукт, Сандерсон был довольно ограничен во времени на написание романа. Однако этот факт пошел произведению только на пользу, поскольку одной из главных проблем автора в «Mistborn» и «The Stormlight Archive» было его неумение вовремя остановиться. Неплохие в целом книги непомерно раздувались, причем довольно приличную долю объема можно было спокойно удалить без всякого вреда для содержания. Здесь же Брендон уложился три с небольшим сотни страниц, и в результате у него получился самый увлекательный и остросюжетный роман, в котором провисаний сюжета и лишних описаний нет вообще.

На этот раз автор не стал конструировать сложную эпическую историю с несколькими десятками действующих лиц. Главных героев в книге трое — Вакс, его старый приятель и помощник Уэйн и юная леди Мараси, родственница невесты Вакса, леди Стерис, похищенной таинственными налетчиками. Каждый обладает собственными индивидуальными чертами, позволяющими им эффективно работать в одной команде. Впрочем, идеализировать протагонистов Сандерсон не стал и наделил каждого персонажа и рядом недостатков, уберегающих их от превращения в супергероев. А вот второстепенные герои удались автору гораздо хуже и зачастую служат чем-то вроде декораций, на фоне которой Вакс и Уэйн ведут свои дела. А вот с чем Брендон угадал на все сто процентов, так это с юмором. Такие искрометные и веселые диалоги, дружеские подначки и меткие комментарии в ушедшем году встречались мне разве что в «Героях», «Железном шакале» и «Закулисных играх».

В романе в равной степени сошлись элементы фэнтези, вестерна и классического детектива. Получившийся коктейль получился на редкость удачным и убойным, и единственное, о чем можно пожалеть, так это о том, что совсем мало внимания уделено Степям. Все-таки столичные мегаполисы появляются в фэнтези и фантастике почаще прерий и Фронтира, и чуть больше вестерна книге не повредило.

Несмотря на то, что в «The Alloy of Law» юмора больше, чем во всех остальных книгах автора, хватает в ней и мрачных и грустных моментов. В этом плане у Брендона вообще получился роман контрастов, когда смешные перепалки прерываются динамическими моментами, а спокойные посиделки в кругу друзей сменяются отчаянными перестрелками и сражениями за собственную жизнь. Такие перемены помогают поддерживать высокий темп произведения, и сюжет мчится к финишу со скоростью разогнавшегося локомотива. Экшен-сцены у Сандерсона всегда хорошо получались, но на этот раз ему удалось выдержать идеальный баланс между действием и более спокойными эпизодами.

Резюме: Блестящий роман, соединивший в себе элементы высокого фэнтези, вестерна и классического детектива. Стремительный сюжет, блистательные диалоги, симпатичные персонажи и как всегда отлично описанные экшен-сцены и все та же магическая система, что и в «Mistborn».

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Дрю Карпишин «Реван»

Aleks_MacLeod, 2 февраля 2012 г. 16:32

Перед автором была поставлена четкая цель — провести своеобразный мостик между двумя эпохами, увязать происходящие в разных временных пластах события в единый узел и вплести новую информацию в существующий канон.

По сути, с поставленными задачами Дрю справился. Читатели получили краткое представление о ряде персонажей новой игрушки, но самое главное — были даны исчерпывающие ответы на мучившие их много лет вопросы. И на этом, честно говоря, достоинства книги заканчиваются.

В интервью автор жалуется, что поклонники вменяют ему в вину отход от канонов «Рыцарей» и принесение известных персонажей в жертву в угоду сюжету новой игры. Однако Дрю так и не понял, в чем же именно его обвиняют. Его главная проблема заключается в том, что несмотря на свою причастность к созданию как первых «Рыцарей», так и Старой Республики, Карпишин не смог увязать оба проекта так, чтобы эти увязки выглядели хоть сколь-нибудь логичными.

Стремясь подогнать незавершенные сюжетные линии Рыцарей к магистральному конфликту Старой Республики, Дрю не очень заботился о том, в каком свете выставляет любимых многими героев, и банально хватался за первое попавшееся решение. В итоге практически все персонажи романа действуют крайне неразумно, а если вдуматься, то и попросту глупо, но даже при этом некоторые их решения нельзя объяснить иначе, как авторским произволом.

Сложно поверить, но герои книги совсем не учатся на собственных ошибках, а с удовольствием наступают на те же грабли снова и снова. Еще со времен трилогии Дарта Бейна было понятно, что Карпишин, мягко говоря, недолюбливает джедаев и не упустит случая выставить их круглыми дураками. Не отступил Дрю от своих принципов и в новой книге, и чтобы не писать исключительно о ненавистных адептах светлой стороны, он добавил в роман еще одну сюжетную линию, посвященную амбициозному и слегка параноидальному молодому владыке ситов по имени Скордж. И хотя само наличие сита в произведении объясняется ролью, которую он сыграет в Старой Республике, то тому факту, что автор уделяет ему больше внимания, чем титульному персонажу, оправданий нет. Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что в Реване не блещут умом и ситы.

Помимо логически неоправданных действий персонажей в книге встречаются и другие сюжетные нестыковки. Например, Карпишин утверждает, что Империя ситов не имела никаких связей с Республикой, и даже сам великий Император (очередной картонный и крайне примитивный опереточный злодей) понятия не имел, что же творится на территории потенциального противника. В таком случае, правда, становится непонятно, каким образом все члены Темного Совета обрели титул «Дарт» и, что еще более странно, где они пополняют свои запасы колто, которое, как известно, добывается в одном-единственном месте в Галактике. Да и если заретконить обе эти нестыковки, ход все равно выглядит до крайности притянутым за уши.

«Реван» вышел всего несколько месяцев назад, однако в сети уже выложен русский перевод, выполненный командой сайта Jedi Council. Смотрится локализованная версия, к слову, гораздо лучше оригинала, поскольку богатство русского языка позволило скрасить примитивный авторский стиль.

Резюме: По сути, «Реван» — это полный провал. В романе сообщается много крайне важной информации, однако подано это все таким образом, что интересна книга будет в лучшем случае пользователям онлайновой ролевой игры «Старая Республика». Фанатам «Рыцарей» приближаться к произведению только на свой страх и риск.

Оценка: 5
–  [  8  ]  +

Вадим Панов «Головокружение»

Aleks_MacLeod, 25 января 2012 г. 13:11

Основные события книги разворачиваются вокруг фигуры загадочного Мстителя, повергшего в ужас всех обитателей Тайного города и заставившего все Великие Дома объединить усилия по его поимке. Еще большим шоком для представителей древних рас стал тот факт, что неуловимый убийца оказался челом, ведь считалось, что даже самые сильные человеческие маги не в состоянии противостоять лучшим волшебникам Города.

Подобная расстановка сил представляет собой идеальную почву для развития конфликта характеров и идеологий. При должном желании Вадим мог бы написать крайне драматическую историю о противостоянии судьбе, системе, обществу и стереотипам, однако на практике потенциал романа остался нереализованным. Загадочный убийца оказался обычным психом, сводящим собственные счеты с представителями древних рас. До уровня Нестора дер Фурнье и леди Кобрин, антагонистов недавних книг Панова, Мстителю как до Луны.

Впрочем, даже обыкновенный маньяк оказался лучшим магам Тайного города не по зубам. Несмотря на численный перевес, многовековой опыт и смекалку и холодный расчет Сантьяги, Мститель раз за разом ускользал от преследователей и оставлял их с носом.

Вторая сюжетная линия посвящена простой девушке Даше, преуспевающему менеджеру в туристической фирме и любимой женщине программиста Коли. Дашенька могла считать себя счастливой, однако одна встреча с преуспевающей и могущественной аристократкой поставила всю прежнюю жизнь девушки под сомнение. Можно ли довольствоваться обычной, пусть и успешной, карьерой, когда перед тобой открывается дверь в Тайный город и простирается дорога к куда более интересной и насыщенной жизни? Что, если у тебя появляется мечта, о которой юная чела совсем недавно и помыслить не могла? Однако ничто не дается нам бесплатно, и какую цену согласна заплатить Даша за осуществление своих желаний? Стоит ли мечта полного отказа от своих принципов и прежней личности? Девушка оказывается перед самым сложным выбором в своей жизни, которая, под влиянием принятого решения, изменится навсегда, причем в совершенно неожиданную сторону.

И, наконец, треть книги посвящена очередной неразберихе, возникшей в рядах Красных Шапок. В центре событий в очередной раз оказались великий фюрер Кувалда и его верный уйбуй Копыто. Первое время Шапки всячески стараются развлекать аудиторию, но ближе к середине их присутствие начинает немного напрягать. Дело в том, что многообещающий поначалу политический кризис, охвативший кланы Шибзичей, Дуричей и Гниличей, к этому моменту превратился в очередную попытку пополнить опустевшую семейную казну (ради разнообразия на ниве коммерции), а разрешился традиционными в Форте методами. А учитывая, что Вадим уделяет абсолютно проходной в целом линии слишком много внимания, Шапки банально начинают отвлекать от основного конфликта.

Как и всегда, в книгах Панова очень много юмора, львиная доля которого приходится как раз на Красных Шапок. К тому же Вадим очень много внимания уделяет разнообразным параллелям с нашим миром, высмеивая отдельные его проявления в той или иной форме. Так, например, великий фюрер Кувалда получил от любящих подданных кличку Кунтик, временно попавший к нему в оппозицию Копыто эмигрировал в Англию, а сам великий фюрер загорелся идеей сначала провести в Форте модернизацию (затратная вещь, на которую всем плевать), а затем заняться производством нанотехнологий.

В романе создана удивительно теплая и душевная атмосфера, вызывающая у читателя ощущения уюта и покоя. Чувствуется, что и Вадим тоже соскучился по своему самому известному циклу и с радостью воспользовался возможностью вернуться в Тайный город и рассказать еще одну историю из жизни его обитателей.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Майкл Ривз, Майя Каатрин Бонхофф «Shadow Games»

Aleks_MacLeod, 16 января 2012 г. 01:53

Действие романа происходит незадолго до «Новой надежды», однако непосредственно из фильма на страницы книги перекочевал только Хан Соло, да и то у него здесь исключительно второстепенная, пусть и очень яркая роль. Образ обаятельного контрабандиста нарисован очень красочно и четко, напоминая читателям и о классических кинолентах, и о серии Энн Криспин «Трилогия Хана Соло». Однако основное внимание авторов было приковано к двум другим героям – талантливой и очаровательной голозвезде Джавул Чарн и удачливому контрабандисту Дэшу Рендару, временно исполняющему обязанности ее телохранителя.

Изначально персонаж задумывался как временная замена недоступному Хану Соло, поэтому у обоих персонажей есть много общих черт, что позволило Ривзу и Бонхофф блестяще обыграть взаимоотношения двух контрабандистов. Как это часто бывает, похожие характеры стали причиной постоянных подколок и дружеских перепалок, однако в самые важные моменты приятели отбрасывают былые разногласия и действуют сообща. В «Играх» образ Дэша Рендара немного отличается от показанного в «Тенях Империи», однако не столько противоречит ему, сколько дополняет и развивает. Соавторы уделили много внимания и характеру персонажа, и мотивам, побуждающим его на те или иные действия.

Поскольку первоначальное название романа звучало как «Голозвезда», многие читатели надеялись, что произведение будет посвящено одному из ранее появлявшихся в Расширенной вселенной актеров. Однако авторам был нужен герой с чистой биографией, позволявшей творить с ним все, что душе угодно. Так на свет появилась красотка Джавул Чарн, прекрасная, обаятельная, отважная, упорная, благородная, решительная и очень скрытная особа, предпочитающая никогда не говорить правду без особой нужды. Тем не менее, по мере развития сюжета характер девушки постепенно раскрывается настолько, что о замене названия на более нейтральное «Закулисные игры» начинаешь жалеть.

В последние годы в далекой-далекой галактике наблюдается тенденция придавать индивидуальные черты персонажам, ранее считавшимся идентичными и вышеупомянутой индивидуальности лишенными. О богатом внутреннем мире бойцов-клонов рассказала в своих произведениях Карен Трэвисс, а любимая тема Майкла Ривза — изображение нестандартных дроидов. В большинстве его книг действует циничный и преданный робот И5, а в «Закулисных играх» наступает звездный час другого «ведра с болтами» — Либо. Помощник и член экипажа Дэша Рендара достался контрабандисту от странствующего комика, вынужденного спешно покинуть одну из планет после неудачно брошенной шутки. Поскольку юморист лично программировал Либо и закладывал в него черты собственного характера, дроид отличается крайне богатым арсеналом острот и необоримой привычкой травить байки и анекдоты. Книги Ривза вообще богаты юмором, но в Shadow Games автор, кажется, превзошел сам себя.

Поскольку основные загадки «Игр» сводятся к тому, кто и почему хочет убить Джавул Чарн, то малейшее раскрытие интриги способно убить все удовольствие от знакомства с книгой. Поэтому о сюжете скажем только, что он подобен американским горкам, постоянно держит в напряжении, регулярно подкидывает новые сюрпризы и направления движения, ловит на поворотах и норовит промчать до финиша без остановок. Более того, «Игры» относятся к той категории произведений, которые интересно перечитывать снова и снова даже несмотря на то, что все секреты уже известны – у романа все еще остается масса других достоинств.

Резюме: «Закулисные игры» — определенно самая сильная книга, вышедшая в межавторском цикле «Звездные войны» в уходящем году. Лихо закрученный сюжет, блестяще выписанные персонажи, остроумные диалоги и непередаваемая атмосфера фильмов Джорджа Лукаса ждут вас на страницах этого произведения. Тесное знакомство с Расширенной Вселенной для понимания происходящего не требуется.

Оценка: 9
–  [  19  ]  +

Дэн Симмонс «Чёрные Холмы»

Aleks_MacLeod, 15 января 2012 г. 02:05

Действие романа начинается со сцены сражения у Литтл-Бигхорн, и уже в первых строках мы знакомимся с двумя основными действующими лицами всей истории — юным пока еще индейским мальчиком по имени Паха Сапа (в переводе с сиу — Черные Холмы) и призраком полковника Кастера, по несчастливому стечению обстоятельств переселившегося в парнишку. Автор наблюдает за главным героем на протяжении всей его долгой жизни — беззаботным детством, обнаружением странных, можно даже сказать сверхъестественных особенностей, осознанием своего места в мире, взрослением, знакомством с женой, взаимоотношениями с сыном, тункашилой и призраком Кастера, посещением Нью-Йорка и чикагской выставки, а также попытками взорвать строящийся мемориал на горе Рашмор, находящейся как раз в центре священных Черных Холмов.

Действие развивается нелинейно — сюжет прыгает из 1876 в 1936 и обратно, с краткими попаданиями в 1894, 1933 и ряд других годов. Повествование перемежается внутренними монологами полковника Кастера, вещающего из глубины черепной коробки Паха Сапы и вспоминающего о своей жизни, карьере, службе, а также жене. Больше всего о жене. Причем о самых-самых интимных подробностях их отношений, включая где, в какой позе и сколько раз. В подробностях. А для Паха Сапы еще и в картинках. Бедный индеец.

Походя Симмонс рассказывает множество интереснейших историй о самых разных составляющих индейского быта, о верованиях и мифах лакота, об организации Чикагской выставки, об устройстве колеса Ферриса, о строительстве Бруклинского моста, о тяжелых годах Великой Депрессии, о Пыльном котле, о строительстве мемориала на горе Рашмор и о многом другом. О том, с каким старанием Симмонс собирал информацию на интересующие его темы, говорит хотя бы тот факт, что он на несколько недель отложил работу над книгой, пытаясь выяснить, в какую сторону крутилось пресловутое колесо Ферриса, с которым связана одна из самых важных сцен романа. К слову, уложившаяся в несколько страниц.

Однако порой автор перегибает палку и вываливает на читателя количество сведений, более уместное для энциклопедии или научной монографии, а не для художественного романа. И если добавить к этому очень неспешное развитие сюжета и практически полное отсутствие интриги (многие детали жизни Паха Сапы становятся известны из его воспоминаний еще до того, как Дэн берется описывать этот момент,а мемориал на горе Рашмор, если что, стоит и по сей день), то становится понятным, что «Черные Холмы» — это чтение для искушенных людей, привыкших впитывать в себя большие пласты информации и продвигаться по тексту с упорством ледокола, пробивающего новый путь во льдах.

Выбиваются из повествования и главы, написанные от лица покойного Джорджа Армстронга Кастера. Казалось бы, полковник может изрядно дополнить информационный ряд романа, сообщив читателям те сведения, которые никак не мог бы знать Паха Сапа, однако зачастую оказывается, что все, чем интересуется бравый полковник, — это постоянный и неистовый секс с его любимой женой. Кастер и правда славился нежной привязанностью к своей дорогой Либби, отвечавшей мужу взаимностью и сохранившей к нему любовь и преданность до последнего дня своей необычайно долгой жизни, но в воспоминаниях полковника основное место уделяется именно сексу. Подробное описание кажется тем более неуместным, что опошляет трогательные отношения обоих супругов, однако, к счастью, на всю книгу всего несколько глав Кастера, и уже начиная с третьей он внезапно становится более сдержанным и больше рассказывает о своих других впечатлениях, связанных с войной и поездкой Паха Сапы в Нью-Йорк.

Но несмотря на неуместность некоторых сцен, излишнюю многословность Симмонса, загромождение романа лишними деталями и отсутствие ярко выраженной интриги, «Черные Холмы» все равно дают богатую пищу для размышлений. В начале произведения авторская точка зрения, кажется, совпадает с мнением индейцев и выставляет бледнолицых вазичу бессердечными захватчиками, уничтожающими все живое на своем пути и поглощающими самые жирные куски. Однако ближе к финалу Дэн неожиданно переходит в лагерь Кастера, призывающего считать сиу и прочих индейцев не такими уж и безвинными жертвами, живущими якобы в единении с природой. Однако Симмонс бы не был собой, если бы всего лишь столкнул обе точки зрения лбами и предпочел одну из них другой. Уже в самом-самом конце романа, самом фантастическом его месте, Симмонс предлагает альтернативу, в осознании которой и скрыт весь смысл книги.

«Черные Холмы» — это не просто история одного одаренного индейца и привязавшегося к нему призрака бледнолицего офицера. Это не только рассказ о том, как изменился мир на протяжении жизни всего одного человека. Это не только печальная дань памяти ушедшему в никуда самобытному народу с его традициями, верованиями и легендами. И уж тем более это не энциклопедия американского быта конца XIX — начала XX веков. Фактически вся книга — это бесконечные поиски примирения с самим собой, со своим местом в жизни, с окружающими, с потерей любимых и близких, с уходом привычного уклада, старением любимой женщины и присутствием в твоем черепе духа убитого врага. Впрочем, об этом еще до меня крайне красочно, метко и емко сказала многоуважаемая Shean несколькими отзыами ниже, снимаю шляпу. Могу лишь добавить, что сами индейцы смириться с новым укладом своей жизни не согласны, о чем свидетельствует самопровозглашенная Республика Лакота. Кто же прав, мудрый Симмонс или современные борцы за независимость, покажет время. Пока же, положив руку на сердце, хочу сказать, что описанный в финале «Черных Холмов» вариант мне нравится больше. Но, к сожалению, как раз на концовку романа и пришелся основной фантастический элемент, так что сложно представить, что когда-нибудь проект ревайлдинга мегафауны плейстоцена будет когда-нибудь осуществлен.

Финал романа слегка выбивается из общего повествования своей оптимистичностью и наивностью, но с другой стороны, он идеально подходит для человека, долгие годы терпевшего удары судьбы, искавшего свое место и обретшего смысл жизни в возрасте, когда иных уж в гроб кладут.

Резюме: Из трех последних исторических романов Симмонса «Черные Холмы» — самый слабый, однако ниже определенной планки качества автор не опустился. Тем не менее недостатки произведения бросаются в глаза слишком сильно и мешают рекомендовать его для обязательного изучения. Однако если вас не пугают многословность автора, затянутость повествования, отсутствие какой бы то ни было интриги, излишне детальные описания индейского быта и постельных похождений полковника Кастера, то вас ждут крайне печальный рассказ о жизни одного необычного индейца, его отношениях со своими тункашилой, женой и сыном, ряд крайне трогательных и эмоциональных сцен и необычайно светлая и оптимистичная концовка. Стоит ли ради этого преодолевать очень плотный, вязкий и насыщенный текст — решать вам. Я бы рискнул.

Оценка: 7
–  [  15  ]  +

Эдгар Л. Доктороу «Рэгтайм»

Aleks_MacLeod, 6 января 2012 г. 21:17

Доктороу в своем романе рисует обширную панораму Соединенных Штатов начала прошлого века. Обильно используя исторические детали, мало известные документальные подробности и реально живших действующих лиц создает удивительную атмосферу присутствия.

Автор совершенно не идеализирует ни жившее тогда общество, ни царившие в те времена нравы. Одинако беспристрастно он рассказывает и о музыкальных вкусах, и о тогдашних героях, и о привычках общества, и о расизме, социализме, бедности и нищете иммигрантов, борьбе за равноправие женщин, зарождении кинематографа и общества массового потребления.

В книге нет какого-то основного главного персонажа. В разные моменты повествования Доктороу акцентируется на тех героях, с точки зрения которых наиболее удобно рассказывать о том или ином событии. Основными действующими лицами книги выступают как члены семьи, за историей которой мы следим на протяжении всего романа, так и реально жившие исторические личности. В тексте книги можно повстречаться с Гарри Гудини, Генри Фордом, Джей Пи Морганом, Эммой Голдмен, Зигмундом Фрейдом, эрцгергогом Францем-Фердинандом и коммандором Пири.

Повествуя о реально живших героях, Доктороу рассказывает как всем известные факты, так и раскрывает ранее неизвестные подробности. Особенно в этом плане интригует Гарри Гудини, который является одним из самых симпатичных героев романа. Не знаю, насколько достоверны истории, рассказанные об известном фокуснике автором, но они делают образ Гудини более человечным и живым.

Начинается повествование довольно неспешно и невинно. Однако как неумолимо на всех живших в то время надвигалась мрачная тень Первой мировой войны, также безжалостно обрушиваются неприятности и на всех героев романа. Где-то ближе к середине книги персонажи один за другим сталкиваются с несправедливостью жизни, несовершенством общества и недолговечностью человеческой жизни. Каждая новая проблема усиливает сочувствие к персонажам, к которым проникаешься все большей симпатией. Пожалуй, из всех более-менее задействованных в книге действующих лиц у меня не вызвал симпатии лишь один Джей Пи Морган.

Что касается названия книги, то «Рэгтайм» — это примета того времени, выбранная Доктороу в качестве символа эпохи. Музыкальный стиль «Рэгтайм» стал развиваться в конце XIX века, достиг наибольшей популярности как раз в описываемый автором период и пошел на спад как раз во время Первой мировой войны. В романе рэгтайм упоминается несколько раз, в основном, когда речь заходит об одном из героев, пианисте, играющим в этом жанре.

На русском языке роман читается буквально «влёт». Оригинальный авторский стиль, употребление достаточно необычных и редко встречающихся слов и сочетаний и, если можно так высказаться, очень вкусный язык. Не имея возможности сравнить с оригиналом, не могу сказать, какая доля заслуги принадлежит перу автора, а какая — известному российскому писателю Василию Аксенову, в переводе которого я читал роман. В любом случае, конечным результатом я остался доволен.

Резюме: Что касается «Рэгтайма», то роман в первую очередь подойдет интересующимся Америкой начала XX века, но также и всем ценителям качественной современной прозы. Крайне рекомендую.

Оценка: 10
–  [  35  ]  +

Ник Перумов, Вера Камша «Млава Красная»

Aleks_MacLeod, 7 декабря 2011 г. 18:35

«Млаву красную» даже не хочется называть альтернативной историей — настолько достоверно выглядят описываемые события. Несмотря на ряд существенных отличий от нашей реальности, к которым, к слову, довольно быстро привыкаешь, книга читается как самый настоящий военно-исторический роман, по эмоциональному воздействию более похожий на произведения русских классиков позапрошлого века, чем на творчество наших современников.

Возможно, весь секрет такого влияния на читателей кроется в том, что авторам удалось представить героев своего романа живыми людьми, каждый из которых обладает своими достоинствами и недостатками, мечтами и вкусами, неидеален и способен на ошибки, которые не всегда готов признать. Перумов и Камша не стремятся идеализировать ни правящую верхушку, ни представителей дворянства, ни цвет русского офицерства. Среди действующих лиц хватает как благородных офицеров, мудрых государственных деятелей и достойных дипломатов, так и трусливых генералов, подлых царедворцев, завистливых дворян, сгорающих от ревности жен, да и просто напыщенных и самоуверенных дураков.

Многие персонажи способны похвастаться собственным мнением на происходящее, и они не стесняются спорить друг с другом и указывать на слабые места в аргументах оппонента. Поскольку авторы не спешат склоняться к той или иной точке зрения, эта задача ложится на плечи читателя. И справиться с ней очень трудно, поскольку в той или иной степени прав каждый, но нет никого, кто был бы безоговорочно прав во всем. А так как пристрастия героев зачастую определяются их прошлым, Перумов и Камша с самого начала делают небольшой экскурс во времена их юности, поместив действие пролога за двадцать лет до начала событий романа.

Описываемый соавторами мир отличается от нашего лишь отдельными деталями, из совокупности которых, тем не менее, вырастает совсем другая эпоха. Самым серьезным различием является то, что Россией правят не Романовы, а династия Алдасьевых-Серебряных. Соответственно, не было Петра Первого и ускоренной европеизации России. Новая столица построена не в устье Невы, а у ее истоков, на берегах древней Ладоги. Да и за благо России борются совсем другие лица, в некоторых, впрочем, легко угадываются реально существовавшие прототипы.

Однако, чем бы ни отличался мир от нашего, проблемы перед действующими лицами «Млавы» встают все те же. Былые союзники по наполеоновским войнам если и не вступают в открытую конфронтацию, так по-тихому вставляют палки в колеса, местные дураки помогают им чем могут, да и василевс, при всех его сильных сторонах, прав не всегда, но перечить ему никто не может. В тексте время от времени встречаются высказывания, которые в наше время могут назвать неполиткорректными, и может вызвать недовольство ряда читателей. Тем не менее, стоит учитывать, что для описываемых времен такое поведение, такие высказывания героев — вещь сама собой разумеющаяся. Но самое главное, «Млава красная» пробуждает задремавшую было в последнее время гордость за свою страну, за свою Родину и за это ее альтернативное воплощение.

И при всем при этом, «Млава красная» в первую очередь — это роман о людях, таких разных, и в то же время единых в своей любви к семье, товарищам, Родине. Это книга о солдатах, в первую очередь расплачивающихся за ошибки командования, и о начальниках, переживающих свои неудачи. О великих княжнах, не имеющих права голоса в вопросах своего замужества. О начальнике тайной канцелярии, которого должность обязывает казаться сатрапом и душителем свобод. О гвардейском полковнике и командире стрелкового батальона. О военном министре, не любящем своего василевса, но делающем свою работу ради России. О немецком после, который не может забыть гусарского прошлого. И о многих других, таких разных и таких живых, настоящих, реальных, родных.

Пожалуй, единственным серьезным недостатком «Млавы» является то, что это всего лишь первая часть запланированной дилогии, вторая часть которой выйдет еще неизвестно когда. А продолжение-то хочется прочитать уже сейчас.

Резюме: Описываемых в романе событий никогда не происходило, но они выглядят настолько достоверными, а участвующие в них люди — настолько реальными, что хочется верить, что все могло бы быть, что все было именно так, и выходили в 1849 году русские войска на Ливонские рубежи, и вынуждены были обагрить красным воды пограничной Млавы ради защиты чести и достоинства Державы Российской, дабы никто не посмел посягать на ее целостность отныне и вовеки веков. Аминь.

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Дэн Абнетт «Попутчик»

Aleks_MacLeod, 2 декабря 2011 г. 00:10

По первым страницам «Embedded» неожиданно напомнил о другой фантастической новинке этого года — романе Джеймса Кори «Пробуждение левиафана». Причиной оказался Лекс Фальк, репортер-одиночка, который никак не может понять, что его время уже прошло. Сходство только усилилось, стоило Фальку начать журналистское расследование, но тут же пошло на убыль, когда действие перенеслось в горячую точку. Дело в том, что в «Левиафане» Кори, смешивая жанры, показывая события с точки зрения двух разных персонажей и поддерживая высокие темпы повествования, не забывал и о об отношениях между героями. Абнетт же акцентируется исключительно на экшене, но делает это настолько мастерски, что с книгой не хочется расставаться до тех пор, пока не будет перевернута последняя страница.

Основная интрига поначалу строится вокруг настоящей причины начавшейся войны, однако желание докопаться до истины резко угасает под воздействием необходимости банально выжить. Вместе с горсткой уцелевших солдат Фальк оказывается на захваченной противником территории в самом центре разгорающегося конфликта. Связи нет, помощи ждать неоткуда, рассчитывать придется только на свои силы. Но самое сложное заключается в том, что Лекс находится в теле старшего по званию солдата, на которого очень рассчитывают остальные бойцы. Полагаясь на природную смекалку, помощь «сослуживцев» и рефлексы новоприобретенного тела, Фальку предстоит вывести сделать все возможное, чтобы уцелеть.

И вот здесь кроется загвоздка. Несмотря на то, что Лекс порой откровенно лажает, его поведение и действия в основном не выдают в нем человека, впервые оказавшегося в зоне боевых действий. Достаточно только сказать, что несмотря на постоянные недоуменные взгляды товарищей, единственный раз Фалька начинают в чем-то подозревать, когда он неожиданно для всех, в том числе и для себя, начинает изъясняться по-русски.

Правда, Абнетт поленился пользоваться англо-русским разговорником, поэтому вся родная речь в книге дается уже в переводе на язык аборигенов, а единственным отечественным словом на весь текст оказывается уже ранее упоминавшийся «Uralvagonzavod». В наших именах Дэн тоже, как показалось путается, поэтому в компанию с именами Ленка и Милла неожиданно вклеивается какая-то Тал.

Впрочем, помимо рассады клюквы к автору имеются и более серьезные претензии. Концентрируясь на создании остросюжетных ситуаций и хитро закрученной интриги, Дэн как-то позабыл придать объема характерам всех действующих лиц за исключением Фалька. И остальные солдаты, и троица русских девушек изображена достаточно схематично, правда, стоит отметить что к концу романа ко всей этой разношерстной компании успеваешь довольно незаметно привязаться.

Концовка книги показывает, что несмотря на свою любовь к военной фантастике, Абнетт весьма скептически относится к истинным причинам начала любого вооруженного конфликта, о чем не стесняется заявлять в весьма циничной и откровенной форме. Начав с описания весьма изощренных попыток властей предотвратить утечки информации из горячих точек, автор заканчивает рассмотрением тем о коррупции в высших эшелонах, протекционистских действиях правительства, утаивании собственных ошибок и привычке идти к своей цели по трупам.

Подобный поворот сюжета идет только на пользу — книга оказывается куда глубже и серьезнее, чем от нее ожидаешь. А если добавить сюда запутанный сюжет, море экшена и симпатичных персонажей, то на выходе получается отличная военная фантастика. До лучших образцов жанра, к сожалению не дотягивает, но украсть пару вечеров роман вполне способен.

Оценка: 7
–  [  12  ]  +

Алекс Бледсо «Dark Jenny»

Aleks_MacLeod, 25 ноября 2011 г. 23:35

Как легко догадаться из аннотации, «Dark Jenny» основана на мифах о короле Артуре и рыцарях Круглого стола. Бледсо оставил нетронутыми краеугольные камни сюжета, изменив при этом имена действующих лиц и встречающиеся в тексте названия. Новые имена частенько оказывались анаграммами старых (так, легким движением руки Knights of the Double Tarn трансформируются в Knights of the Round Table, а столица Motlace — в знаменитый Camelot), а пара рыцарей, сир Кей и сир Агравейн, и вовсе ограничились превращением в Роберта Кея и Дейва Агравейна. Ну и конечно главным нововведением Бледсо стало появление на острове неприметного частного детектива Эдди лаКросса, сходу вляпавшегося в самый центр охвативших Гранд Бруан неприятностей.

Алекс продолжает пользоваться своим излюбленным приемом. Он примерно поровну задействует заимствованные из мифов штампы с собственными сюжетными ходами, а в основном реалистичное повествование то и дело разбавляет легкой примесью магии. Таким образом читатели понятия не имеют о том, что же случится в следующей главе, и даже знакомым с Артурианой людям приходится гадать, каким образом присутствие Эдди могло изменить ход с детства знакомой истории. В том, что лаКросс в одиночку способен свернуть горы, сомневаться не приходится, но даже ему оказывается не под силу изменить печальный конец истории о крахе мечты. С другой стороны, Бледсо изначально не делает секрета из исхода противостояния короля Маркуса со своим коварным племянником Тэдом Медрафтом, а главная интрига заключается в том, кто и каким образом убил одного конкретного рыцаря.

Автор никогда не старался показать Эдди непобедимым супергероем, поэтому, несмотря на все проявления магических, божественных и сверхъестественных сущностей, цикл остается довольно реалистичным. Но даже при этом «Dark Jenny» оказывается наиболее грустной и жестокой из всех трех вышедших на данный момент книг. Впрочем, мрачная атмосфера наиболее идеально подходит как к истории заката правления Артура/Маркуса, так и к жанру фэнтези-детектива в общем, и историям об Эдди ЛаКроссе в частности.

Поездка Эдди на Гранд Бруан состоялась задолго до событий первой книги. Поэтому обо всех приключениях Эдди в островном королевстве мы узнаем вместе с толпой толпой благодарных слушателей, привлеченных дармовой выпивкой и возможностью разнообразить скудный зимний досуг. Откровенно говоря, особой смысловой нагрузки подобный авторский ход не несет, и нужен он по большей части для того, чтобы позволить своему герою завести интрижку на стороне, не изменяя при этом своей постоянной боевой подруге Лиз. Однако наличие глав, действие которых протекает в «настоящем» времени, дало истории о Темной Дженни неожиданное продолжение и поэтичное и красивое завершение.

Рост писательского мастерства Бледсо заметен с каждой новой книгой. Если в «The Sword-Edged Blonde» встречались откровенно ненужные моменты, да и «Burn Me Deadly» можно было слегка укоротить в конце, то в «Dark Jenny» ничего лишнего нет. В повествовании не попадаются паузы, сюжет развивается с потрясающей скоростью и заставляет покрывать оставшиеся до финиша страницы со скоростью болида Формулы 1, а короткие главы содержат всю необходимую информацию. Алекс по-прежнему не затрудняет себя излишне детальными описаниями мира, но в данном случае это вообще не требуется. Декорации знакомы нам с детства, и все, что нужно было сделать автору чтобы преподнести все в новом, ярком и в то же время мрачном виде — это правильно расставить камеры, а с этим проблем у Бледсо никогда не было.

Резюме: Алексу Бледсо удалось еще выше задать планку качества, заданную в первых двух книгах. Если автор будет продолжать теми же темпами, то цикл о похождениях Эдди ЛаКросса вполне будет способен составить конкуренцию Гаррету в борьбе за звание идеального фэнтези-детектива. Строго рекомендуется всем поклонникам жанра!

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Алекс Бледсо «Burn Me Deadly»

Aleks_MacLeod, 25 ноября 2011 г. 00:01

Эдди лаКросс, главный герой дебютного романа Алекса Бледсо «The Sword-Edged Blonde», во всеоружии возвращается к читателям в «Burn Me Deadly», второй части похождений частного детектива и наемного фехтовальщика в мире, объединившем под одной крышей черты классического фэнтези и крутого детектива. В новой книге автор не стал изобретать велосипед и сохранил в целости и сохранности все сильные стороны своего первого крупного произведения, попутно избавившись от ряда недостатков, немного подпортивших впечатления от «Блондинки».

Как и в первой книге, в «Burn Me Deadly» повествование ведется от лица Эдди. Однако на этот раз Бледсо решил избежать экскурсий в прошлое главного героя, сосредоточившись исключительно на его настоящем. Поскольку в «Блондинке» ситуации, в которых Эдди определенно знал куда больше, чем говорил, порой изрядно запутывали происходящее, такое авторское решение выглядит оправданным. Более того, теперь читатели получили возможность посоревноваться с лаКроссом в скоростном распутывании клубка интриг. И если учесть, что наличием дедуктивных способностей Эдди порой не блещет...

Без флешбеков сюжет стал более линейным, однако на качестве романа это не сказалось. Автор по-прежнему мастерски закручивает интригу, ловко прячет концы в воду и готовит самые каверзные и неожиданные сюрпризы для зазевавшихся героев. Сочетая неожиданные и банальные сюжетные ходы, Бледсо добивается очень умело построенного баланса, при котором читатель с одной стороны остается в неведении касательно общего направления движения, но при этом способен угадывать наличие более мелких развилок и поворотов.

Бледсо не раз говорил, что его куда больше интересует развитие персонажей, чем пространство, в котором они живут. На этот раз автор вообще сосредоточился исключительно на описании городка Неседы и ее окрестностей, полностью забросив весь остальной мир. И что самое интересное, такое положение дел совсем не напрягает. Должно быть, секрет заключается в том, что даже несколькими абзацами Алекс создает удивительно уютную атмосферу, идеально подходящую для подобных книг.

Главной фишкой произведения остаются, конечно же, персонажи во главе с Эдди. В прошлый раз лаКроссу предстояло разобраться со своим прошлым и найти спутницу жизни, в этот же раз наш герой решает проблемы доверия в отношениях, исследует пределы своей удачи и выдержки а также в очередной раз убеждается в существовании магии и высших сил. Причем, несмотря на уже имеющийся опыт столкновений с чем-то божественным, цинизм и прагматизм лаКросса до последнего мешают ему принять самое очевидное объяснение, пока Эдди нос к носу не сталкивается с тем, чему отказывает в праве на существование.

Другие действующие лица немного теряются на фоне Эдди, но даже при таком раскладе у Бледсо получилось создать ряд очень обаятельных персонажей. В первую очередь очень хорошо получились главные женщины в жизни лаКросса, Лиз, Анжелина и Кэлли, но и помимо их в Неседе найдется множество симпатичных обитателей, которые несомненно еще покажутся в следующих сериях. Кроме того, Алекс заложил основы взаимоотношений Эдди с местным королем преступного мира. Это можно считать очередным поклоном в сторону Глена Кука, однако в отличие от Гаррета, лаКросс никаких услуг здешнему большему боссу не одалживал и сразу перешел дорогу.

Не забывает Алекс и регулярно шутить. Чрезвычайно уместные замечания Эдди, остроумные пикировки с участием других персонажей, смешные, абсурдные и порой нелепые ситуации не раз и не два на протяжении всей книги заставят читателя улыбаться. «Burn Me Deadly», вообще, как и вся серия, довольно легкое и быстро поглощаемое чтение, и это при том, что Бледсо зачастую очень жесток к своим героям.

Резюме: Компактный, динамичный и остроумный роман. Всем поклонникам похождений частного детектива Гаррета читать в обязательном порядке, тем более, что язык у Бледсо простой, читается книга легко и никаких проблем с ее поглощением у вас возникнуть не должно.

Оценка: 8
–  [  23  ]  +

Анджей Сапковский «Змея»

Aleks_MacLeod, 23 ноября 2011 г. 18:13

«Змея» — довольно необычная вещь для Сапковского. «Ведьмаком» и «Сагой о Рейневане» пан Анджей приучил нас к тому, что для донесения своего замысла до читателей ему обычно требуется как минимум несколько внушительных по объему томов. «Змея» же уложилась всего в три сотни страниц, причем по эмоциональному воздействию эта повесть далеко опережает все остальные произведения писателя.

Тема афганской войны необычайно близка и болезненна для отечественного читателя, однако одним лишь этим фактом нельзя объяснить все те эмоции, которые начинаешь испытывать при прочтении книги. Пан Анджей проделал огромный объем работы и настолько достоверно описал происходящие события, что буквально вживаешься в шкуру главного героя книги, советского прапорщика Павла Леварта, и начинаешь чувствовать все то же, что и он. Текст повести изобилует множеством мельчайших подробностей, солдатским жаргоном, для объяснения которого потребовался специальный словарик, и родным русским матом. Порой сложно поверить, что автором книги является поляк — настолько точно переданы особенности советского менталитета.

В центре внимания находится несколько воинов, живших в разные эпохи, но разделивших одну судьбу на всех. Война вошла в их жизнь, исковеркала души и стала единственным смыслом существования, поскольку после всех ужасов, увиденных в бою, очень сложно, если вообще возможно, вернуться к мирному существованию. Горький, печальный, местами ироничный текст насквозь пропитан антивоенной тематикой — Сапковский, описывая будни советских солдат в Афганистане, не приукрашивает подробности их службы, стремясь донести до сознания читателей, насколько это неправильно — решать мировые проблемы на поле брани.

Пан Анджей держит читателей в напряжении на протяжении практически всей повести. Разве что ближе к концу линия Леварта слегка провисает, однако затем Сапковский дает настолько меткую и убойную характеристику советскому обществу конца восьмидесятых годов, что несколькими абзацами заставляет забыть обо всех огрехах предыдущих страниц.

«Змея» в полной мере дает возможность оценить эрудированность автора. Пан Анджей прекрасно ориентируется во всех периодах мировой истории, мельком описывает множество деталей каждой эпохи и при этом зарождает желание узнать больше о том, о чем сам Сапковский говорит между делом. А уж тем, с какой точностью автор изучил детали быта советских солдат в Афганистане, можно только восхищаться. Если бы текст повести показали какому-нибудь неподготовленному читателю, не знающему личность и национальность автора, он вполне мог бы подумать, что книгу написал русский писатель, действительно воевавший за речкой.

В «Змее» практически отсутствует фантастический элемент, сведенный, к этой самой змее, золотистой лентой связавшей все эпохи в единый узел. Однако именно необычное пресмыкающееся помогло пану Анджею рассказать три истории вместо одной. С другой стороны, повесть производила бы хорошее впечатление и если бы Сапковский решил остаться в рамках суровой реальности.

Напоследок хочется сказать пару слов об отечественной локализации. Здесь можно было бы привести множество примеров из текста, которые следовало бы перевести гораздо лучше, но ведь магия Сапковского в том и заключается, что с первых страниц повествование с головой поглощает читателей, и на ошибки перевода быстро прекращаешь обращать внимание.

Резюме: Очень сильная и глубокая военная проза без каких-либо оглядок на жанровую принадлежность.

Оценка: 10
⇑ Наверх