Хоррор мистика и саспенс


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Хоррор, мистика и саспенс» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Хоррор, мистика и саспенс


Данная рубрика представляет собой «уголок страшного» на сайте FantLab. В первую очередь рубрика ориентируется на соответствующие книги и фильмы, но в поле ее зрения будет попадать все мрачное искусство: живопись, комиксы, игры, музыка и т.д.

Здесь планируются анонсы жанровых новинок, рецензии на мировые бестселлеры и произведения, которые известны лишь в узких кругах любителей ужасов. Вы сможете найти информацию об интересных проектах, конкурсах, новых именах и незаслуженно забытых авторах.

Приглашаем к сотрудничеству:

— писателей, работающих в данных направлениях;

— издательства, выпускающие соответствующие книги и журналы;

— рецензентов и авторов статей и материалов для нашей рубрики.


Обратите внимание на облако тегов: используйте выборку по соответствующему тегу.

Модераторы рубрики: sham, volga, senoid, Nonconformist

Авторы рубрики: volga, senoid, sham, fox_mulder, Karnosaur123, Gorhur, kain_vega, Тиань, Хельг, Сноу, Кел-кор, MikeGel, vot_vot, Dr. Sammael, Колобок У, Evil Writer, NataBold, Игнир, Nexus, Cirujano, darklot, Burn_1982, maxkillstar, antilia, imra, verydevilear, beskarss78, DeMorte, IaninaZ, Samedy, febeerovez, Vigo_san, Dr. X, ziza, Вертер де Гёте, Kuznetsov_V_A, Cerdj, bvelvet, Синяя мышь, Фотина Морозова, Pink.ME, danihnoff, lady-maika, Psevdofellini, ХельгиИнгварссон, il-pozhi-87, endermnarsky, Satalking, izubr_, Katon, Caspian, HateCore, klavir, seabird69, Roland23, tochinov, Heckel, 2_All, magister, Salladin, holodny_writer, Alex Provod



Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 101  102  103

Статья написана вчера в 08:11
Размещена:

Люди-кошки, США, 1982.

***

"Когда-то, в незапамятные времена, мужчины отдавали девушек из своего племени в жертву леопардам. Так появились на свет люди-кошки. Внешне они ничем не отличаются от обычных людей, но время от времени превращаются в животных и склонны к насилию. Брат и сестра, чьи родители умерли странной смертью, встречаются в Нью-Орлеане после долгой разлуки. Девушка устраивается на работу в зоопарк и узнаёт, что в городе появился леопард-убийца…"

***

«Люди-кошки» 1982 года выпуска – всего лишь ремейк гораздо более старого одноимённого фильма. Ему не удалось превзойти оригинал Жака Турнёра ни сюжетом, ни интригой. Пожалуй, всё, что о нём можно сказать хорошего – это почти картина живописи с выразительной цветовой гаммой и действительно сильным музыкальным сопровождением от Джорджио Мородера. Отдельно стоит отметить театрализованный пролог, отсылающий к доисторическим жертвоприношениям зооморфным божествам, и современную женскую направленность. По «итого» – красивая и немного страшная городская сказка о влюблённой девушке-оборотне. Вроде бы ничего особенного, но смотрится на одном дыхании и чем-то задевает за живое.

Пусть главный герой здесь женщина, а сама история рассчитана на внимание прекрасной половины человечества, весь видеоряд почему-то нацелен на возбуждение мужского сексуального интереса. Не иначе, вмешалось коммерческое расширение зрительской аудитории. Ах, это стыдливо-неодолимое подглядывание за спящей взрослой сестрой!.. Обнажённые груди крупным планом: огромные, большие и маленькие, к месту и (чаще всего) не к месту. Художественное снятие сорочки. Скачки голышом по ночному лесу с провоцирующими замираниями в коленно-локтевой позе, невинно поглядывая при этом на камеру – бэмби, такая бэмби! Визит к проститутке — ну как без этого обойтись? Обязательная грязная драка из-за женщины. Привязывание любовницы к кровати при существующем фантастическом допущении — это вообще нечто. Воображение, конечно, будоражит, вот только не учли, что опрокинутая навзничь кошка становится гораздо опасней!

Странности и лакуны картины не просто бросаются в глаза – они способны вывести из себя. Любить можно, а сексом заниматься нельзя. Ещё и двойной инцест сюда вплетён. Зачем? Быть может, девственницы настолько боятся первого соития, что делающие им определённое предложение незнакомцы выглядят жадными до крови зверьми, а давние друзья – братьями? Неужели кто-то из девушек считает, что, поддавшись «запретному искушению», они тут же превратятся в хищных самок сами? Не слишком ли раздута эта тема? Для чего? Большинству дам в зрительном зале данная проблема давно перестала быть актуальной. И почему сюжет не пошёл в напрашивающемся направлении осознания родового проклятия, его принятия и возвращения на родину? Ожидания и предпосылки были рассыпаны тут и там. К примеру, предыстория, и некоторые высказывания служанки в доме Пола, и сон Ирен. Я не спорю, молодые холёные тела столь разнящихся между собой и действительно красивых – причём каждая по-своему – актрис куда как привлекательны, но ведь остаётся какая-то недосказанность в фильме, заставляющая ожидать чего-то большего! И знаете, глубоко копать не пришлось.

***

Мотив оборотничества традиционно теснейшим образом связан с пубертатным периодом. Оно и понятно – обряд инициации проводился у многих народов как раз в этом возрасте, и приобщение к духу животного-первопредка долгое время было частью обряда. При одном только упоминании этого архетипа у многих молодых (и не очень) людей до сих пор бессознательной эмоциональной волной поднимается внутри что-то древнее, дикое, могущественное… Что называется, «шерсть встаёт дыбом на загривке»: ночь, луна, сила, выть-орать, бежать-скакать, и драть-драть-драть! И абсолютно не важно, что, куда и кого.

Поп-культура новейшего времени значительно повлияла на мифологический образ оборотня. В своём «натуральном» виде человекозверь стал восприниматься излишне брутальным анахронизмом, потому достался и остался подросткам преимущественно мужского пола. Благовоспитанные юные девы не могут позволить себе столь дикое непотребство – да оно им обычно и вовсе неинтересно – и поэтому им был предложен новый продукт, «новый оборотень» – сладенький, загадочный, всегда чисто выбритый и изысканно одетый вампир с претензией на аристократичность.

Что может быть общего у столь разных изначально фольклорных персонажей – «одержимого духом зверя» и «заложного покойника»? Удивительно, но объединяющим звеном становится всё та же инициация, хотя теперь она значительно модернизирована эстетикой цивилизованных тайных обществ. Чем цементируется это странное двуединство образа «современного оборотня»? Древним, как мир, и вечным сексуальным желанием, поднятым нынче на флагшток личных свобод! Мальчики побойчее требуют глубокого проникновения здесь и прямо сейчас («не то сам возьму»), ревниво отстаивают свою «собственность», грубейшим образом готовы устранить любого соперника, и потому ассоциируются с животными, в нашем случае с «классическими» оборотнями. Девочки хотят «подождите», шлейф всепонимающих терпеливых воздыхателей, культурный петтинг, словеса и прочие ушные оральные ласки – и выбирают вампиров. Да здравствуют «Сумерки»! Подсекай!

***

В фильме «Завоевание» 1983 года Лучио Фульчи попытался воссоздать далёкую зарю человечества, эпоху рождения архетипов. Беззвёздные ночи, густые туманы, скалы и пещеры. Клыки, когти, горящие глаза, огромные волосатые чудовища. Хряск разрываемой плоти и хруст ломающихся костей во тьме. Огонь не спасает, ведь само солнце порабощено. Обнажённая безликая женщина в свете, жрица и богиня, требует человеческих жертв. Страх и покорность насилию ради спасения, дарение собственной крови, плоти, боли и смерти, поклонение и похоть от её паствы. Одинокий двуликий герой, сын и муж, мальчик и мужчина, жертва и охотник одновременно. Бунт, борьба как любовная игра, гнев, ярость, возбуждение – и пробуждение скрытой силы. Аполлон в ритуальной схватке побеждает могучего соперника-отца-титана, свергает-оплодотворяет стрелами света мать-волчицу-демоницу и спасает себя-мир-солнце. Этакое фрейдистское фэнтези с лёгким налётом эллинизма, в котором повергается предыдущая эпоха «тёмного» матриархата.

«Люди-кошки» Пола Шредера, возможно, пытаются авангардистски преодолеть классический маскулинный штамп в кинематографе, расшатанный ко времени работы над сценарием уже «второй волной» феминизма, когда женщины, получив избирательное и имущественное права, взялись устранять перекосы мужского сексизма в культуре и личной жизни сообразно своим вкусам. Именно для этого в фильме столкнули лбами точки зрения сестры и брата, представив мужское решение проблемы косным, несамостоятельным и по-скотски агрессивным. Манерные вампиры и странные полупарни в полукедах появятся в фильмах и книгах позже, но «на коне» уже тут не первобытный мачо Пол, а цивилизованный, мягкий и сравнительно беззащитный Оливер. Здесь по сцене мечется и бунтует женщина Ирен – оборотень с виду, но уже не волк, а кошка в душе. Её одинокий бунт, отстаивание личных интересов и отрицание посягательств патриархата прошли почти мирно и совершенно без пафоса «Завоевания». Ирен при этом не перестала быть женщиной, что выгодно отличает её от многих и многих героинь, превзошедших мужчин на их гендерном поприще, к примеру, от Эйлы из «Клана Пещерного Медведя» 1986 года, или известной ещё по комиксам сороковых годов двадцатого века Женщины-кошки. Неугодному самцу просто было отказано в спаривании, а всё остальное случилось с его подачи и полностью по его вине. Сам дурак, потому как кошки и женщины с незапамятных времён гуляют сами по себе и приходят когда им вздумается.


Статья написана вчера в 04:10
Размещена:

Времени, все меньше...

Голосуем!


Статья написана позавчера в 16:00
Размещена:

Честно признаться, я не особо люблю рассказы. Как правило, мне просто жалко тратить время на чтение коротких историй, которые не успев начаться, уже спешат закончиться. Поэтому уже много лет я не притрагивался к малой прозе, хотя и понимал, что она наверняка содержит в себе немало литературных шедевров.

Однако совсем недавно я все-таки решил пересилить себя и взялся за чтение сборника произведений Джона Коннолли "Ночные легенды". На это у меня было сразу несколько причин. Во-первых, я уже давно хотел познакомиться с творчеством данного писателя. Во-вторых, меня заинтриговало наличие приличного числа положительных отзывов. Ну и в-третьих, номинация сборника на "Премию Международной Гильдии Ужаса" косвенно указывала на то, что он, как минимум, получился выше среднего.

Сразу могу сказать, что "Ночные легенды" меня не разочаровали, хотя и какого-то огромного восторга не вызвали. Но, обо всем по порядку.

"Скачет раковый ковбой". Любопытная и ладно скроенная повесть о загадочном незнакомце, путешествующем по США и несущем смерть всякому, кто встретится ему на пути. Несмотря на небольшой объем текста, автор успел уделить время и характерам персонажей, и их окружению, и экшену, полному сочных нелицеприятных подробностей. Иными словами, проделал отличную работу.

"Демон мистера Петтингера". Простенькая и откровенно проходная зарисовка на тему столкновения священнослужителя с потусторонней силой. У сюжета определенно был хороший потенциал, но Коннолли не стал утруждаться и наращивать "мышцы" на его скелет в виде интересных мыслей и подробностей. Что крайне прискорбно.

"Ольховый король". Сказка об обитающем в лесу монстре прекрасно подошла бы для экранизации Гильермо дель Торо. Поэтому если вам нравится творчество этого мексиканского режиссера, то можете смело браться за чтение.

"Новая дочь". Во многом стандартная история о переезде семьи в новый дом, расположенный по соседству с логовом древней нежити. В целом, рассказ мне понравился, за исключением открытого финала. В этом плане концовка картины "Проклятая" (The New Daughter, 2009), снятой по мотивам, порадовала меня сильнее. С одной стороны, в ней присутствует недосказанность оригинала, но с другой, есть и жирный намек на дальнейшую судьбу персонажей.




Статья написана 16 марта 15:53
Размещена:


«Молчи, если хочешь жить!»


Вы когда-нибудь ловили себя на мысли, что не можете оторваться от фильма, хотя включили его несколько секунд назад? Конечно, ловили. Я даже знаю, на каких моментах при просмотре замирало ваше дыхание. Такое случалось, когда на экране без звука появлялся оригинальный или жуткий образ. Собственно жутким его делало само беззвучное появление. Действительно, подобный режиссёрский ход оправдывает себя в качестве приёма, доводящего зрителя до испуга. А что, если подать этот ход не как приём, а как технику…

Режиссёр Джон Красинки так и поступил. Он создал мир будущего, выжить в котором возможно лишь не издавая ни звука. Эта завязка необычна, ведь ранее в ужастиках мы зачастую сталкивались с монстрами, бесшумно выскакивающими из-за угла. Монстры же Красинки шумные, а жертвы их (семья с двумя детьми) тихие. Помимо того, они всегда напуганы. Ибо чтобы выжить, нужно молчать и думать глазами. Но, как оказывается, вместе с героями думать глазами начинаем и мы.

Приём с молчанием режиссёр использует не только для создания конфликта и нагнетания атмосферы, но и для уловки зрителя. Дело в том, что отсутствие речи у героев заставляет всматриваться в язык их жестов, что приковывает зрителя к происходящему на экране и заставляет смотреть, не отрываясь. Уверен, что если вы посмотрите «Тихое место», не отрываясь, то ощутите в конце странное чувство, будто упустили из художественного контекста какую-то мысль. Всё дело в том, что длительная —беспрерывная — концентрация на картине истощает внимание. Вследствие чего понимание глубины образов даётся сложней, а сама картина кажется более «умной». Признаюсь, что смотрю подобные фильмы с паузами, поэтому замечаю прагматичные ходы режиссёров.

Однако, несмотря на всю прагматичность в борьбе за зрительское внимание Красинки не лишён сентиментальности. Он использует в своей работе лирические ходы. При этом, каждый из них выглядит не только как «красивая картинка», а несёт смысловую нагрузку. Например, сентиментальным выглядит хождение отца с сыном в лес к источникам воды, где мужчина учит ребёнка выживать. С одной стороны, это раскрывает взаимоотношения между героями, а с другой показывает зрителю, что монстры не могут тронуть человека у громких водоёмов: плавный и постоянный шум (типа рокота водопада) заглушает короткие и резкие звуки, что даёт возможность иногда говорить между собой. Лучший же лирический ход, на мой взгляд, это сцена, где беременная жена тихо подходит к мужу и надевает ему на голову наушник. Благодаря появляющейся музыке немой кадр становится ярче и мы видим, как супружеская пара кружит в немом танце, несмотря на опасность внешнего мира.

Такая идиллическая картина контрастирует со сценой, появляющейся к концу фильма. Последняя не могла не появиться, поскольку у настоящей любви есть следствие — я говорю о родах героини. Они поданы режиссёром мастерски красочно как цепь случайных событий, началом которых была элементарная невнимательность женщины, наступившей на гвоздь. Нет смысла описывать сложную сюжетную цепочку. Для осознания драматичности момента достаточно понимать, что разрешиться от бремени сидящего в тебе человечка, не издав не звука, практические невозможно. Особенно, когда человечек обязательно закричит, только появившись на свет. И привлечёт тварей извне. А ведь они ждут, поэтому очень быстро окажутся в доме.

Здесь техническая работы Красински даёт сбой: при появлении монстров в доме обнаруживается ляп. Возможно, при монтаже плёнку пришлось порезать и удалить некоторые сцены, а может, была упущена элементарная логика — но препятствий на входе в дом перед тварями показано не было. Как тут не вспомнить песню М. Круга «Приходите в мой дом, мои двери открыты…» Впрочем, петь песни и угощать вином монстров, как заверял шансонье, героине не приходится. Мысли женщины заняты другим: как выжить, сохранив ребёнка. К счастью, это не так уж сложно: по ходу просмотра становится хорошо видно, что отец семейства тщательно готовился к появлению сына. Перед нами появляются и бункера с временным запасом пищи, и небольшая звукоизолирующая коробка, куда мать кладёт дитё, чтобы оно было в безопасности.

Образ младенца, который ради выживания должен лежать с кислородной маской в домашнем гробу, воздействует на зрителя эффектно. Будто лишний раз напоминая, что для существования в жестоком мире оправданы любые средства. Хотя, такое напоминание редко бывает лишним, так как человек не в силах прыгнуть выше головы и забывает о гвоздях, мимо которых прошёл только вчера. В экстремальных условиях такое непостоянство чревато гибелью, поэтому рождение нового человека – естественное следствие возможной смерти его родителя. «Если не можешь выжить сам, дай родиться другому» — даже если он будет вынужден жить в гробу. Здесь прекрасно просматривается философская антиномия, что безопасные условия новая Жизнь может найти в месте, ассоциирующемся со Смертью.

Вообще интересных антиномий в фильме достаточно. Например, столкновение слепого хищника, обладающего хорошим слухом с жертвой, которая видит, но не слышит. Жертвой в упомянутой сцене выступает глухая дочь главного героя; девочка спасается лишь благодаря тому, что её слуховой аппарат издаёт частоты, которых тварь не в силах выдержать. Уязвимость монстров, как требует закон развития сюжетной динамики, проявляется ближе к концу фильма. Но, к сожалению, для объёмности образа слабой стороны не достаточно. Для этого нужна хотя бы история происхождения монстра, которую мы, к сожалению, не получаем.

Интересно, что общей истории нет также у героев, хотя их образы кажутся вполне живыми. И это несмотря на то, что не переданы изменения в каждом из членов семьи. То есть, нет развития и/или деградации в человеческих образах, за которые критики так ценят высокое кино. Но «высокость» не всегда синоним профессиональности; часто два понятия расходятся между собой, особенно в современном кино. Так произошло и здесь, потому что «Тихое место» снято профессионально, а отсутствие перемен в героях оправдано условиями, в которых последние оказались. Здесь некогда душевно развиваться, потому что хочется есть; и деградировать не позволительно, потому что глупый всегда погибает. Поэтому приходится жить на инстинктах, расслабляясь лишь у водных источников.

В этой детали тоже хорошо чувствуется философская нотка стиля Красинки. Режиссер словно сыграл на парадоксах развития человечества. Ведь ранее, чтобы выжить, первобытный человек должен был искать спасения у огня. Человек же будущего, показанный в «Тихом месте», для этой цели ищет спасение у воды. Но, несмотря на то, что события разворачиваются в будущем, он показывает человека с его первобытной стороны, то есть говорит о нашем с вами общем прошлом.

- Первая публикация: сайт о тёмном кино "Клуб Крик", 10 января 2019


Статья написана 15 марта 16:25
Размещена:

От переводчика

В данной статье я собрал наиболее значимые выдержки из откликов на смерть Г.Ф. Лавкрафта, опубликованные в нескольких номерах журнала «Weird Tales». Среди выказавших свою горечь утраты есть как и известные литераторы-коллеги, так и простые читатели журнала, поклонники творчества ушедшего Мастера. Безусловно, смерть Лавкрафта стала ударом для сообщества мистической литературы и любительской прессы, и в приведенных ниже откликах сквозит вселенская грусть и невыразимая боль от потери замечательного автора, друга и вдохновителя для многих будущих мастеров и фанатов «литературы странного».


«Печальные известия приходят к нам: 15 марта в Мемориальной больнице Джейн Браун в Провиденсе, Род-Айленд, скончался Г.Ф. Лавкрафт – титан жутких и фантастических историй, чьи литературные заслуги и мастерство покорили англоговорящий мир. Ему было всего лишь 46 лет, но покоренные им вершины возвышаются над достижениями многих других авторов... Между 1917 и 1936 годами из-под пера Лавкрафта вышло сорок шесть историй, каждая из которых tour de force в своем роде. Он положил начало своей мифологии («Некрономикон», Абдул Альхазред), которую подхватили и развили многие авторы и последователи. Обширные знания, живой интеллект и широкий кругозор Лавкрафта соседствовали с добротой, выдающейся скромностью и галантностью, готовностью протянуть руку помощи любому нуждающемуся. Ведя переписку с более чем 75 корреспондентами, он обязал себя отвечать непременно каждому, со свойственной ему учтивостью и терпением. Его уход – невосполнимая потеря для вирд-литературы и литературы фантастической, но для редакторов «Weird Tales» – это личная потеря. Мы восхищаемся его литературными талантами, но любим его как личность, как благородного джентльмена, как доброго друга. Покой его душе!»


Лорн У. Пауэр из Уинсора, Онтарио, пишет:

«Уход столь выдающего автора оставляет после себя невосполнимую пустоту. Он не заслуживает иного звания, кроме как гений, величайший писатель жутких историй со времен По. Его невероятная способность вдохнуть жизнь в свои творения вызывают дрожь у самых стойких читателей. Лучшие его работы напечатаны в «Weird Tales», и я предполагаю, что они увидят свет в книжном формате. Такая работа, безусловно, станет бестселлером, судя по огромной популярности автора. Невыразимо, как я и тысячи других будут тосковать по Абдулу Альхазреду и его «Некрономикону». Все прочие, рискнувшие занять их место, вызовут собой лишь сонму воспоминаний об ушедшем мастере».

Мэнли Уэйд Веллман
Мэнли Уэйд Веллман

Мэнли Уэйд Веллман пишет из Нью-Йорка:

«Полагаю, смерть Г. Ф. Лавкрафта стала ошеломляющим ударом как для журнала, так и литературы в целом. Я надеялся повстречаться с мистером Лавкрафтом и ругаю себя за то, что эта надежда не оправдалась. Могу сказать, что в ранние годы он был для меня вдохновителем и идейным проводником в области фантастической литературы, и безусловно, Лавкрафт был таковым для многих молодых авторов. Его смерть, как и смерть Роберта И. Говарда, оставила зияющую пустоту в рядах авторов «Weird Tales», и невообразимо трудно будет приблизиться к подобным творцам. Позвольте еще раз выразить горечь утраты в связи с кончиной этого неизменно прекрасного мастера».

Хейзел Хилд
Хейзел Хилд

Хейзел Хилд, Ньютонвилль, Массачусетс:

«Хочу выразить соболезнования в связи с кончиной Лавкрафта, доброго наставника, помощь которого в становлении многих молодых авторов, в том числе и меня, просто неоценима. Слова не могут выразить, какая это утрата. Нам следует лишь думать, что он просто «отлучился» в одно из своих дальних и длительных путешествий, и что мы однажды встретимся в Запределье».

«Ум, подобный Лавкрафту, редок в своей необычности. Все свободное время он тянулся к знаниям, проводя несчетные часы в поиске и понимании человеческого существа и жизни. Неуемный путешественник, он наслаждался изучением старинных городков с их сокрытыми знаниями, и мог преодолеть много миль, чтобы добраться до какого-либо исторического места. Настоящий друг для тех, кто его знал, всегда готовый уделить свое драгоценное время для всех нуждающихся авторов – настоящая путеводная звезда. Фанат кошек, он мог свернуть с улицы, чтобы приласкать несчастного уличного котенка и наградить его добрым словом.

...Жертвуя своим здоровьем, бесконечно работая до глубокой ночи, он подарил миру шедевры странной литературы. Он и сам был подарком миру, которого никто не заменит — Другом Человечества».

Роберт Леонард Расселл из Маунт-Вернон, Иллинойс, пишет:

«Утренняя газета шокировала меня новостью – умер Говард Филлипс Лавкрафт. Выдающийся современный писатель жутких историй ушел из жизни в возрасте сорока шести лет. Не будет преувеличением сказать, что я, наряду со всеми читателями WT, потерял настоящего друга, и его место вряд ли кто-то займет. Его монструозный Некрономикон, ужасный Ктулху, Азатот и Старшие боги явили собой совершенно новые грани жутких историй. Каждое из произведений Лавкрафта было лучшим в выпусках. Прочитав в 11 лет «Серебряный ключ», я не пропустил более ни одного. Одним из моих стремлений – несбывшихся, к сожалению – было встретиться и поговорить с ним. Но теперь из-под пера автора больше ничего не выйдет. Это потеря для всех нас».

Роберт Блох
Роберт Блох

Роберт Блох, Милуоки:

«Странное чувство – осознание того, что Лавкрафта больше нет. Я не говорю сейчас о его работах, его гениальном воображении или месте среди ярчайших авторов WT. Я лишь вспоминаю, что он значил для меня лично, мою с ним переписку, помощь, критику и побуждение писать. Без него я бы никогда не увидел своих произведений ни здесь, ни в других журналах. Многие другие обязаны ему тем же. ...Он был великим творцом, но еще более великим другом, настоящим джентльменом Новой Англии. Нам следует гордиться знакомством с ним, и посему следует издать мемориальный выпуск с его избранными историями – это то малое, что мы можем теперь сделать в его честь. Целый мир ушел – мир Аркхема, Иннсмаута, Кингспорта; царство Ктулху, Йог-Сотота, Ньярлатхотепа и Абдулы Альхазреда. По мне, лучший фантастический мир из известных».

Сибери Куинн
Сибери Куинн

Сибери Куинн, Бруклин:

«Лавкрафт, которого мне посчастливилось знать лично, был и ученым и джентльменом, и его работы в полной мере раскрывают обе эти грани, а его гениальность не находит подобий со времен По и Готорна. Мы, знавшие его в жизни, всегда будем скучать по его доброму юмору и интеллектуальным беседам. Тысячи тех, кто не встретился с ним, присоединяются к нам в скорби о потере автора, фактически создавшего и развившего свой жанр литературы. Упокой Господь его душу».

Кеннет Стерлинг, Кембридж, Массачусетс:

«Уверен, уход ГФЛ опечалил многих поклонников. Будучи одним из столпов журнала с самого начала, его талант современного писателя не подлежит сомнению, а его творческие заслуги на ниве ужасов, по моего мнению, просто выдающиеся. Его яркий, мощный стиль нагнетания и поддержки атмосферы тревожности хорошо знаком вам и вашим читателям. Эта потеря невосполнима. Его щедрость и великодушие завоевали любовь и уважение всех, кто был с ним знаком, а интеллект, аналогов которому я не встречал, превосходил многих гарвардских профессоров.

...Лавкрафт был убежденным материалистом и иконоборцем, как выражено в его бесчисленных письмах и эссе. Человек большой энергии и искренности, он имел влияние на круг своих друзей, многие из которых являются известными авторами. Мне думается, что было бы наиболее уместно, если бы Г. Ф. Лавкрафта запомнили не только как автора, но и как мыслителя и ученого».

Кларк Эштон Смит
Кларк Эштон Смит

Кларк Эштон Смит, Оберн, Калифорния:

«Я глубоко опечален смертью Лавкрафта из-за жестокой болезни. Эта потеря кажется невыносимой, особенно для тех мириадов друзей кто знал его лично или по переписке, ибо его литературный гений сочетался с блестящими чертами характера его личности. К моего глубокому сожалению, мне не довелось встретиться с ним в жизни, но наша переписка длиной в семнадцать лет, позволяет мне сказать, что я знал Говарда много лучше, чем людей, окружавших меня каждый день. Первая прочтенная рукопись (примерно в 1920) убедила,что передо мной гений, который не свернет с избранного пути. Множество шедевров, расширяющих границы человеческой фантазии, зиждятся на порядках сверхчеловеческого и внеземного.

...Есть его вещи, которые я не читал; есть те, что прочел множество раз. Ленг и Ломар, нечестивый Аркхем, протухший Иннсмут – все эти географические ужасы врезаются в память. И да, кошмарный, циклопический Р'льех, покоящийся в вековечных глубинах. Другие отважутся вступить в царства, отмыкаемые Серебряным Ключом; но никто не распознает их с той же уверенностью и не вернет назад наши сущности, овеянные в равной степени страхом, красотой и ужасом».

Фрэнсис Флэгг
Фрэнсис Флэгг

Фрэнсис Флэгг, Тусон, Аризона:

«Смерть Лавкрафта в столь раннем возрасте — несомненная потеря для литературы странного, этот жанр лишился одного из главных представителей. Я вел с ним переписку многие годы на такие темы как монархизм, социализм, коммунизм, материализм, религия, и совсем немного на тему литературы. Его странные рассказы сравнимы с рассказами По и превосходят рассказы О'Брайена. Кажется, что существует тенденция отделять Лавкрафта-материалиста от Лавкрафта-творца и мыслителя, как если бы мозг человека содержался в двух разных комнатах, но на самом деле это неправильно. Лавкрафт никогда не был более материалистом, чем когда он был творцом странного. Во многих его рассказах существует психологическая реальность, которую мог сформулировать только мыслитель-материалист. Это было верно и для По; и исследование произведений Лавкрафта (сравнивая их с произведениями современных вирд-писателей) покажет, что это верно и для него. Лавкрафт мертв, и с острым чувством утраты и настоящего горя я понимаю, что его блестящие письма больше никогда не окажутся в моих руках».

Бетти Мюррей, Акрон, Огайо:

«Невероятно острая потеря заставляет меня плакать, словно это моя личная утрата: смерть двух титанов литературы – Роберта И. Говарда и Говарда Филлипса Лавкрафта. Первый был моим любимцем, ибо его истории, смешавшие в себе кровь и гром, нравились мне больше, но я полностью оценила и осознаю ценность мастерства Лавкрафта в его поистине странной области литературы. Рассказы Говарда уже классика и стоят в ряду величайших приключенческих историй. Создателю короля Кулла, Могучего Конана, Брула Копьеносца – слава! Великому ГФЛ – честь и хвала!»


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 101  102  103




  Подписка

Количество подписчиков: 343

⇑ Наверх